ЛитМир - Электронная Библиотека

Однажды в один октябрьский день, когда мальчик гулял в поле, он услышал вдруг хлопанье маленьких крылышек и веселый голосок птички. Вспорхнув на его плечо, птичка, весело щебеча, приветствовала своего пажа. Целый день птичка, ласкаясь, пела ему хорошенькие песни прежних дней. Потом под вечер она снова улетела вдаль. Зимой же, когда паж грустно, одиноко сидел у себя в комнате, глядя в окно, за которым бушевала метель, он увидел вдруг маленькую птичку, постучавшуюся в стекло. Быстро раскрыв окно, он впустил к себе птичку и стал согревать ее маленькое, озябшее тельце. С тех пор мальчик уже не грустил и не плакал, потому что хотя птичка и улетала от него, но он знал, что она снова вернется. В этой постоянной надежде он почувствовал настоящее свое счастье и уже не хотел более переменить своих временных свиданий на неразлучное житье с жаворонком».

Когда Марот тихо окончила свой рассказ и взглянула на Кастильяна, то заметила у него на глазах слезы.

— Ну, маленький паж, к чему эти слезы? Жаворонок вернется! — проговорила она, нежно пожимая руку Кастильяна.

— Вернется ли? — грустно спросил молодой человек.

— Клянусь тебе! — проговорила цыганка.

— Когда же ты едешь?

— Завтра на рассвете.

— Я провожу тебя.

— Хорошо. Ну, спокойной ночи, милый!

— Спи спокойно! — грустно проговорил молодой человек.

XIX

Было часа два ночи, когда Бен-Жоэль со своими помощниками прибыл к замку Роланда. Оставив друзей на улице, цыган постучался в дверь графа.

Помощники Бен-Жоеля представляли из себя интересную коллекцию: тут были и знатные дворяне, азартными играми и кутежами доведенные до последней ступени общественной лестницы, и профессиональные бродяги, и цыгане, и уличные мелкие воришки, — словом, все отбросы человеческого общества.

Все они были вооружены ножами, пистолетами, шпагами и с нетерпением ожидали приказаний щедрого заказчика.

Лишь одно немного смущало эти бесшабашные головы: несмотря на очень щедрые обещания, еще никто из них ничего не получил. Постепенно толпа заволновалась, забеспокоилась и решила, лишь только Бен-Жоэль вернется, сейчас же объявить ему о своем решении не приниматься за дело, прежде чем не будет получен задаток.

Через час ворота замка снова открылись и из них вышел Бен-Жоэль с каким-то незнакомцем, завернутым в большой черный плащ. Цыган, хорошо зная характер своих друзей, сразу вынул большой кошелек, наполненный золотом, и, позвякивая деньгами, обратился к своим помощникам:

— Ну, дети мои! Прежде чем приняться за работу, вы должны знать, с кем будете иметь дело. Предупреждаю, этот человек — опасный соперник, это — Сирано, Капитан Сатана. Все вы знаете его, и если кто трусит, пусть идет подобру-поздорову, пока не поздно!

В толпе пробежал ропот, но никто не ушел.

— Подходите! — проговорил цыган, вынимая деньги и наделяя каждого обещанной суммой. — Чего нам бояться? Нас ведь много! — добавил он ободряюще.

Роланд издали наблюдал за дележом. Вскоре вся компания двинулась в путь. Все шли молча, поминутно оглядываясь по сторонам. Вблизи Несльских ворот друзья остановились. Здесь должен был проходить Сирано.

— Обождем его здесь! Другой дорогой он не может пройти, кстати, и Сена близко, и мы можем сбросить его в Сену! — проговорил Бен-Жоэль, подходя к Роланду.

— Хорошо, делай как знаешь, только спрячьтесь, а то Сирано может заметить вас.

Вблизи виднелись кучи мусора, за которыми и расположилась часть помощников Бен-Жоеля, остальные же спрятались у ворот и за углом соседней улицы.

— Уверен ли ты, что он пройдет именно здесь? — спросил граф Бен-Жоеля, когда приготовления были окончены.

— Конечно, здесь! Не беспокойтесь, на этот раз Капитан Сатана не уйдет от нас. Я первый встречу его должным образом! — отвечал цыган.

— Но надо все это устроить скорее, так как если мы не найдем того, что мне надо, при нем, тогда пойдем искать у него на дому!

— Но, может быть, это будет уж слишком неосторожно?

— Я так хочу! Если дверь будет заперта, мы подожжем дом, но надо найти это во что бы то ни стало!

Цыган, ничего не отвечая, приник ухом к земле. Небо светлело, звезды потухали одна за другой, день начинался над сонным городом.

— Там вдали едет какой-то всадник! — поспешно подбегая, проговорил один из бродяг.

— Один?

— Да!

— Ты не узнал его? — спросил Роланд.

— Нет, еще слишком темно!

— Это, вероятно, он! — проговорил Бен-Жоэль, забегая вперед. — Да, это он!

— Вперед! — крикнул он, бросаясь к Сирано и хватая его лошадь под уздцы.

— Прочь с дороги, мерзавец! — ответил Сирано, протягивая руку к пистолету.

— Ребята, вперед! — повторил Бен-Жоэль, и вся банда разом бросилась к Бержераку.

— А, облава! Граф не терял времени даром! Прочь, канальи! — крикнул Бержерак, стреляя.

Один из бродяг с раздробленной головой свалился к ногам испуганной лошади.

— Так вот же тебе! — крикнул Бен-Жоэль, нанося удар ножом.

Сирано ловко отпарировал удар и быстро соскочил с лошади, надеясь лучше защищаться стоя на земле, затем, схватив шпагу, с яростью бросился на нападающих. Несколько пуль свистнуло мимо уха поэта.

— Нет, сам дьявол воплотился в него! — пробормотал Роланд, издали любуясь свалкой.

Вдруг Бен-Жоэль, воспользовавшись удобной минутой, подкрался и всадил нож в правую лопатку поэта.

— Попало! — крикнул он злорадно.

— Ничего, другая рука действует! — ответил Сирано, перебрасывая шпагу в другую руку и быстро замахиваясь на цыгана. Момент — и Бен-Жоэль с проколотой грудью лежал уже у ног раненого поэта.

— Братцы, спасайся, кто в Бога верует! — крикнула испуганная орава.

Видя убегающих наемников, Роланд схватил в обе руки пистолеты и подбежал к Сирано. Раздались одновременно два выстрела. Но Сирано, думая, что это стрелял один из убегающих, и не видя Роланда, со шпагой в руке бросился за ними вдогонку.

Бандиты улепетывали, словно на крыльях. Минут десять спустя Сирано остановился.

— Убежали… верно, мало заплатил! — пробормотал он, возвращаясь назад, и, свистнув своей прирученной лошади, остановился в ожидании умного животного.

— Он убежит еще, чего доброго! — пробормотал Роланд, все время следовавший за своим врагом.

Не замечая больше противников, Сирано занялся перевязкой своей раны.

Роланд, притаившись за углом, с досадой бранил себя за свою оплошность, что не захватил с собой шпаги, и, не зная, чем сразить своего врага, с угрюмой досадой следил за Сирано, старавшимся унять кровь. Наконец, отойдя несколько шагов и найдя большой камень, граф притаился за мусорной кучей в надежде, что Сирано пройдет как раз мимо него.

Между тем Сирано, справившись с перевязкой, наклонился к земле, чтобы поднять волочившийся повод лошади. В одну минуту Роланд очутился близ него и, высоко взмахнув рукой, изо всей силы ударил камнем в затылок Бержерака.

Сирано, страшно вскрикнув, со стоном свалился на землю.

— Мертв! Наконец-то мертв! — радостно крикнул Роланд, бросаясь к трупу и дрожащей рукой расстегивая его платье. После довольно коротких поисков необходимые ему документы были найдены; тут была и книга Бен-Жоеля, и собственная записка графа, и, наконец, завещание Раймонда де Лембра.

Схватив труп поэта, Роланд кое-как дотащил его до реки и столкнул в волны Сены.

Кончив эту довольно тяжелую работу, граф быстро пошел домой. На пустой площади остались лишь труп цыгана и его товарища. Лошадь же Сирано при ужасном крике, вырвавшемся из груди Бержерака, как безумная, шарахнулась в сторону и помчалась в свою конюшню.

Постепенно город ожил. На площади собралась целая толпа зевак, привлеченная видом трупов. Вдруг в конце улицы показался Кастильян под руку с улыбавшейся, но немного грустной Марот. Присоединившись к толпе, собравшейся около трупов, он сразу узнал Бен-Жоеля.

— Что тут случилось? — спросил молодой человек.

62
{"b":"187268","o":1}