ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну? — спросил В'лейн.

Я открыла чутье, пытаясь почувствовать Книгу.

— Она запечатана? — спросил Бэрронс.

Я потянулась всем, что во мне было, даже той частью, что ощущала ОС, и на миг поняла назначение пещеры и смысл всех рун.

Если бы кто-то соединил руны линиями, стала бы видна частая сеть, окутывающая все помещение. Руны активировались, как только Книга легла на плиту в окружении камней. Они окутали пещеру гигантской паутиной. Я почти видела серебристые нити над головой, чувствовала, как они проходят сквозь меня.

Даже если бы Книга покинула плиту, ее немедленно бы склеили нити. И чем сильнее она бы боролась, тем более прочный кокон свивался бы вокруг нее.

Все было кончено. Действительно кончено. Больше никаких сюрпризов не предвиделось.

Было время, когда я думала, что этот день не настанет. Миссия казалась невыполнимой, шансы мизерными, а преграды огромными.

Но мы справились.

«Синсар Дабх» была заперта. Запечатана. Закрыта. Нейтрализована. Инертна.

До тех пор пока никто не спустится сюда, чтобы ее освободить.

Нужно придумать замки получше. И я собираюсь удостовериться, что у членов Хевена нет ключа. Я не понимала, зачем он был дан им изначально. Никто не должен был сюда входить. Вообще. Никогда.

Я испытала облегчение. Мне сложно было понять, что все закончилось, и осознать, что это значит.

Жизнь продолжается. Она уже не будет такой, как раньше, но станет куда более нормальной, чем могла бы быть. Главная угроза нейтрализована, и можно начинать восстановление мира. Я решила набрать горшков с землей и начать с садика на крыше магазина.

Теперь не нужно бояться, что Книга подкараулит меня на темной улице, атакует бешеной мигренью и попытается соблазнить иллюзией. Она больше никого не захватит, не устроит бойню, не будет угрожать тем, кого я люблю.

Мне не придется больше раздеваться в «Честерсе»! Мода на облегающие тряпки прошла.

Я повернулась. Все смотрели на меня с ожиданием. Думаю, если бы я крикнула «Бууу!», они выпрыгнули бы из штанов. Но я не поддалась соблазну.

Я не хотела портить момент. Разведя руками, я пожала плечами и улыбнулась.

— Все кончено. «Синсар Дабх» — просто книга. Не более.

Вопли были оглушительными.

50

Ладно, пусть не оглушительными, но я чуть не оглохла, потому что кричала громче всех. На самом деле ши-видящие аплодировали, мама и папа орали, Драстен улюлюкал, Дэйгис и Кейон хрюкали, Кристофер выглядел взволнованным, Кристиан отвернулся и молча пошел прочь, Бэрронс и его люди скалились, а Видимые просто смотрели. А затем снова началась ссора.

Я громко вздохнула. Им стоило бы научиться праздновать победы чуть дольше, а уж потом переходить к проблемам. На мне висел груз пророчества, согласно которому я либо уничтожу, либо спасу мир, и я... на самом деле не сделала ни того, ни другого. Я не обрекла мир на уничтожение. Но и не видела способа его спасти. Разве что я спасла его тем, что не стала уничтожать. Но я все равно понимала, как важно научиться радоваться, чтобы избавиться от стресса.

— Без Песни мы не сможем восстановить стены, — говорил В'лейн.

— А кто сказал, что их нужно восстанавливать? — поинтересовался Бэрронс. — Вы тараканы, а мы — «Рейд». Рано или поздно мы вас вытравим.

— Мы. Не. Насекомые, — процедил Вэлвет.

— Я говорил о Невидимых. Вы же, надменные фейрийские ублюдки, добровольно покинете наш мир после того, как поможете избавиться от вашей вонючей половины.

— Я не надменная, — оскорбилась Дрии'лья. — И ты отлично помнишь радость моих объятий.

Я уставилась на Бэрронса, не веря своим ушам.

— Ты с ней спал?

Он закатил глаза.

— Это было давно и только потому, что она притворилась, будто знает что-то о Книге.

— Лжешь, Древний. Ты бегал за мной...

— Бэрронс никогда ни за кем не бегает, — парировала я.

В темных глазах промелькнула насмешка. «Неожиданно, но спасибо за поддержку».

«Ну так ты же не бегаешь. Даже за мной».

«Спорный вопрос. Риодан бы с тобой не согласился».

«Переспи с феей еще раз, и я стану личной при-йа В'лейна».

Бэрронс ответил мне взглядом убийцы, но тон оставался веселым. «Ревнуешь?»

« Что мое, то мое».

Он замер. «Так вот как ты обо мне думаешь?»

Казалось, что время застыло, пока мы смотрели друг на друга. Споры прекратились. Пещера опустела, остались только мы. Секунда, беременная вероятностью, все тянулась и тянулась. Я ненавидела такие моменты. Они всегда требуют поставить что-то на кон.

Бэрронс ждал ответа. И не собирался двигаться, пока не получит его. Я видела это в его глазах.

А я была в ужасе. Что, если я скажу «да», а он ответит насмешливым отказом? Что, если я откроюсь и доверюсь ему, а он отвернется? И хуже того: что случится со мной, когда Бэрронс поймет, что у меня нет заклятия, которое может освободить его сына? Он уничтожит мою метку, заколотит досками мой любимый магазин, уведет своего ребенка в ночь и растает, как туман под солнцем, а я больше никогда его не увижу?

Но я кое-чему научилась.

Надежда дает силу. Страх убивает.

«Твоя задница принадлежит мне, не сомневайся, приятель!» — выпалила я. Я поставила на кон все и готова была за это бороться — лгать, предавать, красть. Да, у меня не было заклятия. Пока. Но завтра будет новый день. И если это было все, что Бэрронсу от меня нужно, он меня недостоин.

Бэрронс запрокинул голову и рассмеялся, сверкнув зубами на темном лице.

Только раз я слышала подобный смех, в ту ночь, когда он застал меня танцующей в МакОреоле. Я тогда перепрыгивала с кушетки на кушетку, сражалась с подушками и полосовала воздух. Я задержала дыхание. Это был радостный смех, и он, как смех Алины, делал мой мир ярче и теплее.

Постепенно я начала различать присутствующих. Они все молчали, глядя на Бэрронса и на меня.

Он резко оборвал смех и прочистил горло. А затем его глаза сузились.

— А какого хрена он делает? Мы еще не приняли решения.

— Я пытался тебе сказать, — произнес Джек. — Но ты меня не слышал. Ты смотрел на мою дочь как...

— Отойди от Книги, В'лейн! — зарычал Бэрронс. — Если кто и будет ее читать, то только Мак.

— Мак к ней не прикоснется, — тут же вмешалась Рейни. — Эту жуткую вещь нужно уничтожить.

— Нельзя, мам. Так просто не получится.

Пока все спорили, а мы с Бэрронсом вели безмолвный диалог, В'лейн забрал у моего отца связанную фаворитку/Королеву и теперь стоял у плиты, глядя на «Синсар Дабх».

— Не открывай ее, — предупредила Кэт. — Нам нужно поговорить. Составить план.

— Она права, — сказал Дэйгис. — Такой риск нельзя недооценивать, В'лейн.

— Нам нужно обсудить предосторожности, — добавил Драстен.

— Разговоров было достаточно, — ответил В'лейн. — Мой долг перед моей расой ясен, как всегда.

Бэрронс не стал размениваться на разговоры. Он просто рванулся вперед со скоростью зверя. Только что он был в метре от меня и вот уже...

...врезался в барьер и отскочил от него, зарычав.

Вокруг В'лейна возникли прозрачные кристальные стены. Они тянулись до самого потолка, перемежаясь черно-синими полосами.

Он даже не обернулся. Словно перестал нас видеть. Бесчувственное тело Королевы он опустил на пол у самой плиты и потянулся к «Синсар Дабх».

— В'лейн, не открывай Книгу! — закричала я. — Она пока инертна, но мы не знаем, что с тобой случится, если...

Я опоздала. Он открыл Книгу.

В'лейн раскинул руки, опираясь ладонями по обе стороны страниц, опустил голову и начал читать, шевеля губами.

Бэрронс бросился на стену. И отскочил.

В'лейн оградился от нас.

Риодан, Лор и Фейд присоединились к Бэрронсу, миг спустя! Келтары и мой папа тоже попытались пробить барьер кулаками или плечом.

А я стояла, смотрела и пыталась понять, вспоминая день своей встречи с В'лейном. Он сказал мне, что служит своей Королеве, что Книга нужна ей для того, чтобы восстановить утерянную Песнь. В то время меня волновал только поиск убийцы Алины и сохранение стен. Я очень хотела, чтобы Королева нашла Песнь и усилила стены.

114
{"b":"187464","o":1}