ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А тебе кто сказал о коротком пути?

Есть ли хоть что-то, чего он не знает?

Бэрронс покосился на меня.

— Мне не нужны слова. Prima facie, мисс Лейн. Факты говорят сами за себя. Вы не задумывались о том, почему Дэррок продолжает искать Книгу, хотя у него нет камней и, стоит им сойтись, он попадет под их влияние?

Я покачала головой. Я была сама себе противна. Мне понадобились месяцы, чтобы дойти до этого. Не вышло из меня детектива.

— Думаешь, он оставил пометки?

— Я знаю, что он их оставил. Ограниченность человеческого мозга была проблемой для него. Он привык к особенностям памяти Фейри.

Итак, Бэрронс знал, что был короткий путь, и искал его уже какое-то время.

— Почему ты не сказал мне об этом?

— Потому что есть причина, по которой такие пути называют короткими. Чем короче путь, тем короче жизнь. Ничто не дается просто так, мисс Лейн.

А то я не знаю! Я опустилась на колени и начала просматривать разлетевшиеся бумаги. Дэррок не писал в блокнотах, он использовал плотные дорогие листы пергамента, покрывая их тонкой каллиграфией, словно рассчитывал, что его записи однажды удостоятся награды — документы Дэррока, освободителя Фейри, — и будут выставляться в музее наподобие Конституции. Я оглянулась на Бэрронса. Он больше не швырялся вещами, он тщательно просматривал заметки. Ни следа темпераментного монстра или рассерженного человека. Он снова стал ледяным величественным Бэрронсом.

— О лэптопах ему сказать не удосужились? — пробормотала я.

— Фейри не могут ими пользоваться. Они поджаривают лэптопы.

Может, в моей «энергетической» теории что-то и есть. Листы сыпались на пол, я собирала их и просматривала. Под наблюдением стражи Дэррока я не могла сунуть нос в его документы.

Это было захватывающе. Вот, к примеру, стопка заметок о разных кастах Невидимых — их силы, слабости, особые вкусы. Меня потрясло, что Дэррок изучал их точно так же, как я. Я сложила бумаги и начала засовывать их в рюкзак. Это полезная информация. Ши-видящим стоит передавать ее из поколения в поколение. Из этих заметок можно составить несколько энциклопедий.

Когда в рюкзаке не осталось места, я начала откладывать бумаги, чтобы вернуться за ними позже.

А потом увидела страницу, отличавшуюся от остальных. На ней были обрывки мыслей, списки, комментарии в рамочках и стрелки от одной пометки к другой.

Там были имена Алины, Ровены и еще десятка ши-видящих. Рядом с именами перечислялись особые «таланты». Был список стран и адресов, названия компаний, которые, наверное, являлись зарубежными представительствами курьерской почтовой службы, прикрытия ши-видящих. Один маркированный список содержал шесть ирландских родословных нашей секты плюс одну неизвестную фамилию — О'Каллаган. Возможно, были семьи, о которых мы не знали? Что, если другие Фейри наложили лапу на эту информацию? Они же нас просто уничтожат!

Я продолжила читать и ахнула. Ровена имеет дар подчинения? Кэт обладает телепатией? Как Дэррок ухитрился это узнать? Согласно заметке, Джо теперь являлась членом Хевена! Имя Дэни тоже там было. Оно было подчеркнуто, и рядом с ним стоял знак вопроса. Меня там не было, а это значило, что список составлялся раньше, прошлой осенью.

Внизу страницы был короткий маркированный список.

« — Ши-видящие — чуют Фейри.

— Алина — чует "Синсар Дабх", Объекты Силы и Реликвии.

— Аббатство — "Синсар Дабх"

— Король Невидимых — ши-видящие?»

Я моргала, пытаясь осмыслить написанное. Дэррок хотел сказать, что это не Королева Видимых, как говорила Нана О'Рейли, много лет назад принесла Книгу в аббатство? Что ее принес Король Невидимых, поскольку мы могли чувствовать Фейри и их Реликвии, а это превращало нас в идеальных хранителей?

Внезапно Бэрронс очутился сзади, заглядывая мне через плечо.

— Это заставляет вас увидеть себя в новом свете, не так ли?

— Вовсе нет. То есть какая разница, кто принес Книгу в аббатство? Важно то, что мы ее хранители.

— Вы именно это заключили из записей Дэррока, мисс Лейн? — промурлыкал он.

Я подняла глаза.

— А ты что понял?

Мне не нравился его тон и довольный блеск в темных глазах.

— Здесь говорится, что Король был в ужасе, когда осознал, что его самоограничение породило самую жуткую из возможных мерзостей. Он гонялся за Книгой из мира в мир, тысячелетиями пытался уничтожить ее. А когда наконец догнал, их битва длилась столетия и оставила от десятка миров одни руины. Но было слишком поздно. «Синсар Дабх» обрела собственную темную силу. Когда Король создал ее, он был больше, а Книга — меньше. Она была лишь свалкой для королевского зла, но без движения и намерений. Но пока он горевал, Книга эволюционировала и стала равной ему, если не более. Создание, брошенное создателем, научилось ненавидеть. «Синсар Дабх» начала преследовать Короля. — Бэрронс наградил меня своей волчьей ухмылкой. — Так что же еще мог создать Темный Король? Возможно, целую касту, которая смогла бы охотиться за его величайшим врагом, пленить этого врага и не дать уничтожить Короля? И вы будете утверждать, что не задумывались об этом?

Я смотрела на него. Мы, ши-видящие, были хорошими. Людьми до мозга костей.

— Сторожевые собаки Невидимого Короля, — поддразнил он. Я испугалась его слов. Мне хватало открытия, что вырастившие меня мама и папа не были моими биологическими родителями. А теперь что? Бэрронс хочет сказать, что у меня вообще не было родителей?

— Это самый жуткий бред, который я когда-либо слышала.

Сначала Дэррок предположил, будто я камень. Теперь Бэрронс утверждает, что ши-видящие — тайная каста Невидимых.

— Если существо ходит, как утка, и крякает, как утка...

— Я не утка.

— Почему это так вас задевает? Сила — это сила.

— Король Невидимых не создавал меня!

— Вас пугает сама мысль об этом. А страх — это не только бесполезная эмоция. Это шоры на глазах. Если вы не сможете принять истинную реальность, вам не удастся стать ее частью, контролировать ее. С тем же успехом можно сразу выбросить полотенце на ринг и исполнять капризы того, кто обладает более сильной волей. Вам нравится быть беспомощной? Вы за это цепляетесь? Поэтому, когда меня не стало, вы бросились к ублюдку, который вас изнасиловал?

— А что насчет тебя и твоих людей? — холодно парировала я. — Еще одна тайная каста Невидимых? Вот кто вы на самом деле, Бэрронс? И поэтому ты столько о них знаешь?

— Не ваше собачье дело.

Он отвернулся и продолжил поиски.

Я дрожала, во рту была горечь. Отбросив бумаги, я встала и вышла на балкон.

Я уставилась в ночь.

Бэрронс потряс меня своим предположением. Но мне пришлось признать, что заметки Дэррока вполне можно истолковать и так.

А еще вчера ночью я стояла между двумя армиями Фейри и радовалась, что похожа на Невидимых, что боль сделала меня менее уязвимой.

И это темное озеро в моей голове, с множеством необъяснимых «подарков», таких как руны, известные бывшему Фейри, останавливающие его руны. Руны, которые очень не нравились Принцам Невидимых.

Я вздрогнула. Теперь меня беспокоил не только вопрос «кто такой Иерихон Бэрронс?».

Кто я такая?

18

Когда мы уходили, я сдернула с фонарного столба «Дэни дейли», села на пассажирское сиденье и начала читать. Скоро день рождения Дэни. Я слабо улыбнулась. Она оповестила об этом весь мир. И устроила бы в этот день национальный праздник, если бы могла.

Я не удивилась тому, что она была на улице прошлой ночью и видела, как Охотник убил Дэррока. Дэни никому не подчиняется, даже мне. Она сама хотела убить Дэррока? Я бы не исключала такой возможности.

Пристегивая ремень, я подумала о том, успела ли Дэни заметить, что Охотник одержим «Синсар Дабх». И если да, что она подумала о звере, который меня унес? Возможно, она решила, что это Невидимый, принадлежащий к касте, которая ей раньше не встречалась.

41
{"b":"187464","o":1}