ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он слабо улыбнулся.

— А то что, ты накормишь меня кровавыми рунами?

Я нахмурилась.

— Вы, ребята, рассказываете друг другу все?

Не все. Мне было зверски интересно узнать о при-йа. Но подробностей я не дождался.

— Сколько? Отвечай мне. — Я использовала Глас.

— В этот раз я не уверен. Но не так долго, как в прошлый. А если ты еще хоть раз попытаешься воздействовать на меня с помощью Гласа, женщина, я сам убью твоих родителей.

21

— Что должен сделать Принц, чтобы получить поцелуй на День святого Валентина, МакКайла?

Слова парили в темноте, Эрос прокатывался по коже, колол меня сотнями крошечных стрел. Даже имея иммунитет к состоянию при-йа, я не могла не реагировать на музыкальный и чувственный голос В'лейна. Я больше не раздевалась при его появлении, но глубоко во мне все еще жила девочка, которая никогда не переставала этого хотеть, особенно когда он был игривым, соблазняющим.

Сколько Дней святого Валентина закончились для меня поцелуем?

Хватит двух пальцев, чтобы сосчитать.

Это были обычные поцелуи, ничего особенного. И уж точно ничего такого, что способно расшатать мир женщины.

Я застыла, взявшись за ручку входной двери «КСБ». Бэрронс сменил замки в гараже и двери черного хода, поэтому пришлось оставить «вайпер» на аллее и обойти дом с фасада. Это была тяжелая ночь. Я готова была ее закончить. Я хотела укрыться с головой и забыться глубоким сном без сновидений.

Несколько часов назад я убеждала себя, что, даже если Бэрронс на меня разозлился, я смогу уснуть, зная, что он жив.

Ага. Счастливого Валентина, Мак.

— Я думаю, люди-мужчины дарят цветы.

Внезапно меня окутал тонкий аромат роз. В моей руке возник букет. Лепестки щекотали мой нос. Земля под ногами была усыпана ими. Влажные, пышные, они источали неземной аромат.

Я прижалась лбом к стеклянной вставке на вишневой двери. Сквозь стекло можно было различить мой разгромленный магазин.

— Ты тоже пришел обвинять меня в предательстве? Осыпать меня подарками и в то же время угрожать мне будет очень в стиле Фейри. Мне надоело оправдываться. Когда я увидела безжизненные глаза Бэрронса, мне показалось, что я вернулась на тот обрыв. Не знаю, почему меня так впечатлила его смерть, я ведь знала, что она не настоящая. Лор заверил меня, что они оживут, хотя и не уточнил когда. Почему он не мог этого сказать? Потому что телу Бэрронса нужно исцелиться, а некоторые раны заживают дольше других?

Я не могла выбросить эту сцену из головы. Теперь у меня было два видения, которыми можно себя пытать: Бэрронс выпотрошенный и Бэрронс застреленный. А еще я дико боялась за своих родителей. Я была в ужасе от того, с какой легкостью «Синсар Дабх» отсеяла все значимое для меня. Вначале аббатство, затем Дэррок, Бэрронс, а теперь она угрожает моим родителям. Я уже не могла спорить с утверждением Риодана о том, что Книга ищет меня. Она играет со мной? Но почему она просто не убьет меня? Книга действительно считает, что я, как говорил Риодан, «сменила приоритеты»? Ничто, связанное с «Синсар Дабх», не имело смысла. Иногда она награждала меня жуткой, сокрушительной болью, и я чувствовала ее приближение за милю. А сегодня, к примеру, я не поняла, что она находится в одной комнате со мной.

Книга убивала всех, с кем контактировала. Кроме меня. Она причиняла мне боль, но всегда оставляла в живых. Почему?

Я требовала, чтобы Лор увез из Дублина моих маму и папу. Он отказался даже подумать об этом. Сказал, что никто и пальцем не пошевелит, если Бэрронс не отдаст такой приказ. Все они требовали мою голову — а оказалось, что последнее слово принадлежит Бэрронсу.

Я всегда могла убедить В'лейна телепортироваться, забрать моих родителей, перенести их в безопасное место, вот только... Наверное, это кровь ши-видящих не позволяла мне доверить родителей Фейри.

— Я не дурак, МакКайла. Ты играла с Дэрроком. Я лишь хочу спросить почему.

С моих плеч рухнул огромный груз. Самое время ощутить хоть чье-то доверие. Как оказалось, доверял мне только В'лейн.

— Спасибо, — просто сказала я.

Я обернулась, и мои глаза распахнулись от увиденного. В'лейн всегда умел себя подать. Сейчас он «приглушил» себя до человеческой формы, но это ничуть не уменьшило его невероятного шарма. В черных брюках, сапогах, черном кашемировом свитере, с длинными волосами, ниспадавшими на спину, и бархатной золотистой кожей В'лейн казался падшим ангелом.

Сегодня он был величественным, как никогда. Наверное, командование армией Светлых указало ему цель, которой ему не хватало. Он перестал быть капризным скучающим бессмертным и превратился в истинного вождя своего народа. В'лейну наверняка сложно было управлять Светлым Двором. Скорее всего, Джайн и его люди, подстрелив и убив множество Фейри, заставили Светлых прийти в себя. Немного сложностей и страданий явно пошло Видимым на пользу.

— Ты ни разу не усомнился во мне? Даже когда я стояла на улице с армией Невидимых?

— Я знаю, что ты за женщина, МакКайла. Будь ты Фейри, ты принадлежала бы к моему Двору. — Он изучал меня древними разноцветными глазами. — Моя армия не настолько проницательна. Они считают тебя союзницей Дэррока. Мы убедим их в обратном. — Улыбка тронула уголки его губ. — К тому же тебя выдало заявление о том, что Бэрронс мертв. Я видел тебя с ним сегодня в «Честерсе». — В'лейн помолчал. — Не знаю, как тебе удалось обмануть Невидимых Принцев. Они уверены в его смерти.

В'лейн сообщил это все таким ровным тоном, что я чуть не пропустила и вопрос, и угрозу. Под кружевом его слов скрывалась сталь. Под игривостью В'лейна таилось опасное настроение. Но почему? Я видела его в «Честерсе». Что-то случилось после того, как Лор вытащил меня из клуба и усадил в «вайпер»? В'лейн знает, что «Синсар Дабх» тоже была там?

— Я просто освоила один трюк.

— Бэрронс не умер. Он... на время потерял дееспособность?

В'лейн и Бэрронс ненавидели друг друга, поскольку давным-давно Бэрронс убил Принцессу Светлых. Инстинкт, более глубокий, чем я могла осознать, заставил меня солгать.

— Ты что, шутишь? Бэрронс бессмертен.

— Я узнаю, как ты обманула Принцев, МакКайла. — И снова сталь под шелком. Это был не вопрос. Это был почти приказ.

В'лейн вошел ко мне под навес, и опьяняющий аромат Двора Фейри, жасмин и сандал, смешался с тонкой ноткой крошащихся под сапогами пурпурных лепестков. Опасность вошла вместе с В'лейном.

Я подняла лицо, всматриваясь. И вдруг поняла, почему В'лейн так зол. Он балансировал на краю не потому, что я смогла обмануть Темных Принцев. Его беспокоила мысль о том, что Принцы знали, что Бэрронс не мертв, и каким-то образом обманули его.

В'лейн входил в Высший Совет Королевы. Он был избран властительницей их расы, чтобы видеть истину сквозь любые интриги Двора. А он не смог этого сделать. Собственная неспособность отличить правду от лжи — причем в Невидимых — потрясла его. Я это понимала. Осознание того, что ты не можешь доверять собственным суждениям, крайне изматывает.

Однако в данном случае В'лейн не ошибся. Бэрронс действительно умер, Невидимые Принцы не обманули его. Но я не собиралась в этом признаваться. Не только потому, что на этом настаивал Бэрронс, но и потому, что у меня, похоже, появился железобетонный императив: сохранить секрет Бэрронса.

Зная об этом, он мог закрепить это еще одной татуировкой.

И все же я решила сказать В'лейну часть правды.

— Помнишь, ты говорил, что я начну понимать, что я такое?

Его взгляд стал цепким, он кивнул. И коснулся моих волос.

— Я рад, что ты восстановила их, МакКайла. Они прекрасны.

Ага, хотя Бэрронс так не думал.

— Ты был прав. Недавно я больше узнала о той моей части, где хранятся знания, которых я не могу объяснить. Я чувствую то, чего не понимаю.

48
{"b":"187464","o":1}