ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кэт и Джо обменялись тяжелыми взглядами.

— Посудомойка пишет о том, сколько камней бросают в озеро каждый миг и что одни возможности реальнее других, — сказала Джо. — Она утверждает, что видела десятки камней, но только два показались ей похожими. Первый может спасти нас. Второй, скорее всего, обречен.

Я нетерпеливо кивнула.

— Знаю. Так что во втором пророчестве?

Кэт протянула мне тонкую книжку.

— Переверни страницу.

— Я не читаю на гэльском.

— Просто переверни.

Я перевернула. Чернила, которыми писала Безумная Мори, пропитывали тонкие листы насквозь, поэтому она писала только с одной стороны страницы. А следующей страницы не было. Обрывки пергамента и разорванные нити торчали из переплета.

— Кто-то вырвал страницы? — недоверчиво спросила я.

— И очень давно. Это один из первых томов, которые мы внесли в каталог, когда ты сняла защиту с библиотеки. Мы нашли эту книгу раскрытой на столе. Не хватало этой страницы и еще нескольких. Мы подозреваем, что это сделал тот, кто уничтожил барьер у твоей кельи, когда ты была при-йа, — сказала Кэт.

— В аббатстве предатель, — добавила Джо. — И кто бы он ни был, он либо знает гэльский язык, как и я, либо вырвал страницы наугад.

— Чтобы преодолеть мои барьеры и добраться до этой библиотеки, — мрачно изрекла Ровена, — нужно быть членом Хевена.

23

Я припарковала «вайпер» за магазином и уставилась на то, что когда-то было самой большой Темной Зоной города, — на район, заполненный Тенями, откуда один огромный аморфный вампир любил угрожать мне не меньше, чем я любила угрожать ему.

Интересно, где он сейчас. Я надеялась поохотиться и опробовать свои новые руны, уничтожить его раз и навсегда, поскольку в ночь, предшествующую той, когда в Дублине выключился свет, тварь уже доросла до размера, позволявшего ей пожирать небольшие города.

Я посмотрела на гараж. Потом на магазин. И вздохнула.

Мне не хватало Бэрронса. Забавно. Чем больше меня беспокоил вопрос «кто я?», тем меньше пугало то, кем был он. Я начинала понимать, почему он всегда настаивал на том, чтобы судить по поступкам. Что, если ши-видящие действительно были Невидимыми? Это делало нас изначально плохими? Или просто означало, что мы — как и все человечество — можем выбрать как добро, так и зло?

Я вышла из машины, закрыла ее и повернулась к магазину.

— Бэрронс разрешил тебе водить «вайпер»? — произнес за моей спиной Лор.

Взявшись за ручку двери, я обернулась и прокрутила на пальце колечко с ключами.

— Частная собственность. Девять десятых закона.

Уголки его рта дрогнули.

— Ты слишком долго с ним общалась.

— Где Фейд? Вы его поймали?

— Книга сделала его мертвым.

— И когда вы ждете его возвращения?

— Докладывай, что ты узнала в аббатстве.

— Ты думаешь, что я буду перед тобой отчитываться?

— До тех пор пока не вернется Бэрронс и не возьмет тебя под контроль.

— Так вы уверены, что он меня контролирует? — Я взбесилась.

— Тебе бы нужно радоваться этому, поскольку, если это не так, мы тебя убьем. — Угроза была произнесена совершенно спокойным, даже отстраненным тоном. И это действительно пугало. — Нас не существует. Так было всегда. И будет всегда. Мы убиваем всех, кто узнает о нас. Ничего личного.

— Ах, прости великодушно, но, если ты попытаешься меня убить, для меня это будет чертовски личным.

— Мы не пытаемся тебя убить. Пока. Докладывай.

Я фыркнула и отвернулась, отпирая дверь.

Лор оказался за мной. Его рука накрыла мои пальцы на дверной ручке. Его губы оказались у моего уха. Он зарылся лицом в мои волосы и вдохнул.

— Ты пахнешь не так, как другие люди, Мак. Интересно, почему? Я не такой, как Бэрронс. Риодан весь из себя цивилизованный. У меня нет проблем Кастео, а Фейд все еще где-то болтается. Смерть для меня — как утренний кофе. Мне нравится кровь и звук ломающихся костей. Это меня заводит. Скажи мне, что ты узнала о пророчестве, и в следующий раз принеси книгу ведуньи. Если ты хочешь, чтобы твои родители остались... целыми и невредимыми, тебе лучше сотрудничать только с нами. Всем остальным ты будешь лгать. Ты принадлежишь нам. Не заставляй объяснять тебе это. Есть вещи, которые тебя сломают. Ты не поверишь, до чего могут довести некоторые виды пыток.

Я повернулась к Лору. Поначалу он не пускал меня, заставляя прижиматься к его телу и бороться. Он излучал напряжение, как Бэрронс и Риодан. И я знала, что ему это нравится, на том примитивном уровне, который мне непонятен.

Есть вещи, которые тебя сломают. Я чуть не рассмеялась. Он понятия не имел, насколько меня сломала вера в то, что Бэрронс мертв.

Но стоило мне взглянуть Лору в глаза, и я решила отложить разборки до возвращения Бэрронса.

— Ты думаешь, что Бэрронс испытывает ко мне слабость, — сказала я. — Вот что тебя беспокоит.

— Это запрещено.

— Он презирает меня. Он думает, что я спала с Дэрроком, помнишь?

— Ему небезразлично то, что ты спала с Дэрроком.

— И небезразлично, что я сожгла его ковер. Бэрронс часто злится из-за вещей, которые считает своей собственностью.

— Вы оба сведете меня с ума. Пророчество. Говори.

Лор допрашивал меня почти полчаса. В свою спальню на четвертом этаже я поднялась уставшей до предела. В комнате царил беспорядок, всюду валялись обертки от батончиков, пустые бутылки от воды и одежда. Я умылась, почистила зубы, натянула пижаму и уже хотела было забраться в кровать, но вспомнила о карте Таро, которую прошлой ночью дал мне парень с чудесными глазами.

Я вынула ее из кармана плаща. Черная рубашка карты была покрыта серебряными символами и рунами, которые напомнили мне одну из трех форм «Синсар Дабх» — древний черный том с массивными замками.

Я перевернула карту. Сверху на ней была надпись «МИР».

Это была красивая карта с красно-черной окантовкой. Посреди белого ландшафта с голубоватыми тенями, от которых он казался ледяным и запретным, была нарисована женщина, стоящая в профиль. На фоне звездного неба, прямо перед ее лицом, вращалась планета, но женщина смотрела на что-то вдалеке. Или на кого-то, кого не было на карте? Я не знала, как трактуется карта «Мир». Мне никогда не гадали. Мак 1.0 считала гадания на картах Таро такими же нелепыми, как попытки связаться с умершими родственниками с помощью спиритической доски. Мак 5.0 была рада любой помощи из любого источника. Я рассматривала карту. Зачем он мне ее оставил? Что я должна была понять? Мне нужно посмотреть на мир? Я отвлекаюсь на события и людей и это мешает мне видеть реальность? Судьба мира действительно в моих руках?

В любом случае карта предполагала слишком большую ответственность. Пророчество прояснило, что моя роль будет совсем небольшой. Я сунула карту между страниц книги, лежащей рядом с кроватью, и накрылась одеялом с головой.

Мне снова снилась печальная красавица, и снова меня мучила странная раздвоенность. Я видела мир ее и своими глазами, чувствовала ее печаль и свое замешательство. «Иди, ты должна спешить, ты должна узнать».

Я чувствовала, что это срочно.

«Только ты сможешь это сделать. Другого пути нет...» Ее слова эхом отражались от утесов, с каждым повтором становясь все слабее. «Пыталась... так долго... так трудно...»

Рядом с ней (нами) возник Принц Невидимых.

Это не был один из трех насильников. Это был четвертый. Тот, кого я никогда не видела.

Тем странным образом, который бывает только во сне, я знала, что это Война.

«Беги, прячься!» — закричала женщина.

Но я не могла. Мои ноги словно пустили корни, а взгляд был прикован к нему. Он был прекраснее троих Принцев и ужасал куда больше, чем они. Как и другие Фейри, он смотрел в меня, а не на меня, и его взгляд был похож на лезвия, кромсающие самые заветные надежды и тайные страхи. Я знала, что «специализацией» Войны было не только разжигание розни между народами. Он находил разные стороны одного человека, чтобы повернуть их друг против друга.

54
{"b":"187464","o":1}