ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кроме меня только Кристиану было известно, что эта Королева на самом деле фаворитка. И только я знала о своей раздвоенности, которая делала меня второй частью их королевского уравнения.

Выдержав долгую напряженную паузу, В'лейн кивнул.

Ну и что он имел в виду? Что будет хранить молчание и не станет задавать вопросы, которые взбаламутят и без того мутную воду? Я кивнула в ответ, словно поняла, о чем он.

— Вы не смогли провести даже гребаный ритуал для поддержки стен, а теперь хотите, чтобы я доверил вам Королеву? А ты, — Бэрронс обернулся к В'лейну, который держался на безопасном расстоянии, — никогда ее у меня не получишь. Я уверен, что это ты уложил ее в гроб.

— А почему бы не спросить об этом саму Королеву? — предложил В'лейн. — Пусть она вам скажет.

— К счастью для тебя, она не говорит.

— Она ранена?

— Откуда мне знать? Я даже не знаю, из чего вы, уроды, сделаны.

— Но зачем ее поместили в тюрьму Невидимых? — спросила я.

— Это медленный, но верный способ убить ее, девочка, — сказал Дэйгис. — Темница Невидимых отрицает саму суть Королевы и высасывает из нее жизнь.

— Но убить ее можно было и быстрее, — возразила я.

— Возможно, ее похититель не мог найти копье и меч.

И это говорило в пользу В'лейна. Он постоянно, вот как сейчас, забирал у меня копье. И Дэррок тоже. Кто бы ни заточил Королеву в гроб, ему хватило силы на то, чтобы пленить ее, но не хватило сил добыть копье или меч. А что, если он просто хотел убить ее медленно?

— В'лейн сказал мне, что все Принцессы Видимых мертвы, — произнесла я. — У Фейри есть легенда о том, что, если все наследницы Королевы погибнут, Истинная Магия расы вынужденно перейдет к самому сильному мужчине. Что, если кто-то пытался завладеть «Синсар Дабх», убил всех Принцесс, а Королеву Эобил оставил на потом, чтобы после ее смерти заполучить не только силу Короля Невидимых, но и Истинную Магию и стать первым патриархом расы? Кто у них самых могущественный?

Все головы повернулись к В'лейну.

— Как вы, люди, говорите? Ах да, «не смешите меня», — сухо проговорил он. И посмотрел на меня со смесью ярости и упрека. Словно хотел сказать: «Мне известны твои тайны, так что не доводи меня». — Это легенда, не более. Я служил Эобил все время своего существования и продолжаю служить и поныне.

— Почему ты лгал о ее местонахождении? — спросил Дэйгис.

— Я много человеческих лет скрывал отсутствие Королевы, чтобы не допустить гражданской войны в стране Фейри. После смерти Принцесс наследника не осталось.

Много человеческих лет? Он уже второй раз так говорит, но только сейчас я поняла: это еще одна ложь. В'лейн утверждал, что на Хеллоуин был занят тем, что сопровождал Королеву в безопасное место. Где же он был на самом деле, когда я так отчаянно в нем нуждалась? Я хотела узнать, хотела потребовать ответа, но затем решила, что буду допрашивать В'лейна лишь на своих условиях и на своей территории.

— И почему же умерли Принцессы? — спросил Бэрронс.

В'лейн вздохнул.

— Они исчезли вместе с Королевой.

Он снова посмотрел на меня.

— Как это удобно для тебя, Фейри, — заметил Бэрронс.

В'лейн бросил на него взгляд, полный презрения.

— Взгляни чуть дальше своего носа. Принцы Невидимых столь же сильны, как и я, если не более. А Король сильнее нас всех. Магия перейдет к нему, где бы он ни был. Я ничего не получил бы, навредив своей Королеве, и все бы потерял. Ты должен отдать ее мне. Если со времени своего исчезновения она находилась в темнице Невидимых, она близка к смерти. Ты должен позволить мне забрать ее в Фейри и вернуть ей силу.

— Этого не будет.

— Тогда ты будешь виноват в смерти Королевы, — печально сказал В'лейн.

— Откуда я знаю, что это не твоя вина?

— Ты презираешь нас. Ради своей ничтожной мести ты позволишь Королеве умереть.

Хотела бы я знать, за что Бэрронс мстит Фейри. Но мной снова овладела эта проклятая раздвоенность. Здесь происходило совсем не то, что видели остальные. Только я знала правду.

Бэрронс и В'лейн спорили не о Королеве. А о той женщине, которая сотни тысяч лет назад была фавориткой Невидимого Короля, а затем каким-то образом стала Королевой Светлых. Король добился желаемого? Проведя много времени в стране Фейри, его любимая стала Феей? И, как предполагал глазастик, баланс мира «восстановился»: смертная превратилась в Королеву, как Кристиан превращался в Принца?

Если бы я была Королем, разве меня это не радовало бы? Фаворитка наконец стала Фейри! Я покачала головой. Я не могла так думать. И ничего не чувствовала.

— Мак, — прошептала я, — я просто Мак.

Бэрронс покосился на меня с выражением: «Оставьте это на потом, мисс Фаворитка».

— Слушайте, мальчики, — сказала я. Четыре пары древних глаз уставились на меня, и я подмигнула шотландцам. — Вы двое явно не те, кем кажетесь, верно?

— А кто в этой комнате тот, кем кажется? — сварливо ответил Бэрронс. — В чем дело?

— Здесь Королеве будет безопаснее всего, — кратко высказала я свою мысль.

— А я о чем говорю'! — зарычал Бэрронс. — Этот этаж защищен также, как мой магазин. Ничто не может просочиться сюда...

В'лейн зашипел.

— ...или отсюда. Ни Видимый, ни Невидимый не подберутся к Королеве. Мы никому не позволяем входить в комнату в одежде. Рейни за ней ухаживает...

— Ты оставил Королеву с моими родителями? — изумилась я. — Люди заходят к ним нагишом?

— А куда еще мне ее девать?

— Королева Фейри в стеклянной комнате с моими мамой и папой? — Я почти кричала, но мне было наплевать на это.

Бэрронс пожал плечами. Его глаза говорили: «Не совсем, и мы это знаем. Ты ведь вообще не из этого мира».

Мой взгляд ответил: «А мне плевать, кем я была в прошлой жизни. Я знаю, кто я сейчас».

— Чтобы защитить другое место такими же барьерами, какими защищена комната Джека и Рейни, нужно потратить много времени и сил. А мы не собираемся этого делать, — сказал он.

— Замок Келтар защитила сама Королева, — сказал Дэйгис. — Он далеко от Дублина, в котором любит охотиться «Синсар Дабх», так что там Эобил будет в безопасности.

— Она останется здесь. И это не обсуждается. А если вам это не нравится, попробуйте ее у нас отнять.

Бэрронс говорил сухо, но в его темных глазах я видела предвкушение. Он надеялся, что они попробуют его ослушаться. Ему хотелось подраться. Всем в этой комнате хотелось подраться. Даже мне, с удивлением поняла я. Это было внезапное и нечаянное прозрение. У меня была проблема, которую я не могла решить. Но если создать решаемую проблему, вроде драки, и выбить из новой проблемы дерьмо, это на некоторое время поднимет мне настроение.

— Если Королева останется тут, мы тоже останемся, — так же сухо сказал Дэйгис. — Мы будем охранять ее здесь или же у себя. Но охранять ее мы будем.

— А если останутся они, останусь и я. — Голос В'лейна был ледяным. — Пока я существую, люди не будут охранять мою Королеву.

— А это решается очень просто, феечка. Я помогу прекратить твое существование.

— Видимые нам не враги. Коснись его, и драться будешь с нами.

— Думаешь, мне слабо, горец?

На миг напряжение в комнате стало невыносимым, и я уже видела, как они вцепятся друг другу в глотки.

Бэрронс был единственным из присутствующих, кто не мог умереть. Шотландцы были нужны мне для ритуала, а В'лейн и его камень — для поимки Книги. Поэтому драка была плохой идеей.

— Значит, решено, — весело подытожила я. — Все остаются здесь. Добро пожаловать в «Честере Хилтон»! Давайте приготовим постели.

Бэрронс посмотрел на меня как на сумасшедшую.

— А потом выйдем и поищем, кого бы убить, — добавила я.

Дэйгис и Кейон одобрительно зарычали, и даже В'лейн просветлел.

32

Я вышла из душа и посмотрела на свое отражение. С тех пор как я затащила свое бренное тело в спальню в «КСБ», синяки заметно побледнели. Я провела пальцами по самому большому, на ключице. Мне казалось, что я слышала хруст, и боялась перелома, но оказалось, что это просто сильный ушиб, который заживал удивительно быстро.

74
{"b":"187464","o":1}