ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как? — прошептала Фиона, когда мы вошли в темный тоннель.

Я посмотрела на Бэрронса, он на меня. Я шагнула на черный пол, и меня захлестнуло желание, которое постоянно излучала эта часть здания. Судя по лицу Бэрронса, это ощутила не только я.

И я с ужасом поняла, что Фиона тоже это чувствует.

Бэрронс сухо ответил:

— Там находится Зеркало, разделяющее комнаты Короля Невидимых и его фаворитки. Только они могут пройти через него. Остальные сразу же погибают.

— Даже... ты?

Итак, она знала, что он может умереть. И ожить.

— Да.

Раздался жуткий влажный звук, мало похожий на смех.

— Она... теперь тоже знает.

Бэрронс покосился на меня с явным намеком: «Заткни ее, или это сделаю я».

— Да, я все знаю, Фиона, — солгала я.

Она замолчала и пошла дальше.

* * *

Кристиан спал на кровати Короля Невидимых, длинные черные волосы рассыпались по подушке.

Если бы Фиона не была в таком жутком состоянии, я бы толкнула ее через комнату, чтобы быстрее покончить со всем этим. Но я не могла заставить себя ее коснуться.

— Кто... Какого хрена? — Бэрронс прошагал по белоснежному меху, отмахиваясь от парящих бриллиантов, и уставился в Зеркало на спящего человека.

Я взглянула на камин, ожидая увидеть фаворитку и придумать, как объяснить Бэрронсу, почему на мехах лежит воспоминание обнаженной Королевы, но меха были пусты, а камин едва тлел.

Кристиан проснулся от его слов, перекатился на кровати и вскочил на ноги.

Шелковые простыни опали с его тела. Стало ясно, что он обнажен и явно возбужден. На миг мне показалось, что он избавился от татуировок, но они возникли, поднялись по ногам, задвигались в паху, на животе, груди, а затем снова исчезли.

Я присоединилась к Бэрронсу у Зеркала, стараясь не таращиться на Кристиана, но на великолепного обнаженного мужчину я просто не могла не смотреть.

Интересно, воспоминания о сексе Короля и фаворитки влияли на него так же, как и на меня? Глаза Кристиана светились ленивой чувственностью, и я слишком хорошо представляла ход его мыслей. После выхода из комнаты ему придется нелегко.

Он стоял на темной половине будуара и смотрел на меня.

— Я, должно быть, сплю. Тащи свою задницу сюда, и я покажу тебе, для чего Бог создал женщин и шотландцев.

— Это что еще за хрен? — осведомился Бэрронс.

— Кристиан МакКелтар.

— Это не Кристиан МакКелтар! — взорвался Бэрронс. — Это элита Невидимых!

— Ох, чтоб меня. — Кристиан пригладил длинные темные волосы, поигрывая мышцами плеч. — Я что, правда стал похож на них, Мак?

Я чуть не сказала: «Не знаю, я не могу отвести взгляд от твоего...»

Фиона толкнула меня.

Эта сволочь толкнула меня сзади.

И это удивило меня так, что я не смогла даже ахнуть. Я потеряла дар речи. Я пришла сюда из милосердия, а она опять пыталась меня убить!

Видимо, после слов Бэрронса Фиона заключила, что и я умру, коснувшись Зеркала, и решила напоследок забрать меня с собой.

Она толкнула меня так сильно, что я пролетела через мембрану и врезалась в Кристиана, опрокинув его на кровать. Мы завозились, пытаясь выбраться.

За Зеркалом взревел Бэрронс.

Кристиан, застывший надо мной, издал дикий звук и вжался в меня бедрами.

Я зашипела сквозь зубы. Мое тело жаждало секса, здесь, сейчас, с кем угодно. Это место было опасно.

— Кристиан, это комната. Она заставляет...

— Я знаю, девочка. Я тут уже давно. — Он поднял руку, которой прижимал меня к постели. — Вылезай из-под меня. Шевелись!

Я медлила, и он зарычал:

— Быстро! Я могу не справиться с собой!

Я посмотрела на него. Взгляд Кристиана был расфокусирован, его глаза смотрели вглубь меня, как у Невидимых Принцев. Я выскочила из-под него и выбралась из кровати.

Он замер на миг, опираясь на ладони и колени. Я видела, насколько он возбужден. А затем он вскочил на ноги, попытался прикрыться, но ему не хватило ладони. Кристиан попробовал закрыться простыней, но она была поистине королевского размера — много метров черного шелка. Он выругался и начал копаться в мехах и подушках, пытаясь отыскать одежду, а я стояла и пыталась не смотреть на него, но мне это не удавалось.

— Мак! — загремел Бэрронс.

Пульс грохотал у меня в ушах. Я хотела Бэрронса, а не Кристиана, но Бэрронс был по другую сторону Зеркала, а этот проклятый черно-белый будуар был коктейлем из экстази, стероидов и доброй дозы адреналина. Мысли путались, как во сне...

Меня отрезвил смех Фионы.

Я обернулась и увидела, что она стоит у Зеркала и смотрит на Бэрронса, сбросив капюшон.

Она произнесла самую длинную фразу за сегодня:

— Ну и каково это: хотеть кого-то больше, чем он хочет тебя, Иерихон? — Ее голос сочился ядом. — Если она прошла сквозь Зеркало, она принадлежит Королю. Надеюсь, твое желание съест тебя заживо. Он отнимет ее у тебя. Ты будешь страдать вечно!

Бэрронс ничего не сказал.

— Ты должен был оставить меня умирать там, где нашел, ублюдок, — с горечью проговорила Фиона. — А ты подарил мне жизнь и заставил хотеть того, чего я не могу получить.

Я бы сказала ей, что это не так. Бэрронс ничего такого не чувствовал ни ко мне, ни к другим. Но я не успела произнести ни слова. Фиона бросилась в Зеркало.

Вскинув руки, я ожидала столкновения.

Я была уверена, что я не Король.

Я была готова к ее вони, к прикосновению обезображенного тела. Я бы отбросила ее к кровати и ударила копьем, чтобы избавить от страданий раз и навсегда.

Фиона рухнула на пол, как только коснулась черты.

— Привет, мисс Фаворитка, — усмехнулся Бэрронс.

Знал бы он...

Но Кристиан ни о чем ему не сказал, и я тоже.

33

Аргументы «ЗА»: почему я не Король

1. Двадцать три года назад я была ребенком. Я видела фотографии, помню, как росла. (Если только никто не подделал мои воспоминания.)

2. Мне вообще не нравится фаворитка. (Если только я не разлюбила ее давным-давно.)

3. Мне не кажется, что я разделена на несколько частей, и меня никогда не тянуло к женщинам. (Если только я не подавила это в себе.)

4. Я ненавижу Фейри, особенно Невидимых. (Срабатывает психологическая защита?)

5. Если бы я была Королем, Принцы Невидимых узнали бы меня и не изнасиловали. Ведь они... должны были меня узнать?

6. Где я была шесть или семь веков до этого? Почему я ничего не помню? (Ладно, кто-то мог заставить меня выпить из котла.)

Аргументы «ПРОТИВ»: почему я могу им быть

1. Я знала, как выглядит изнутри Белый Особняк. Знала каждый свой шаг в мире тюрьмы Невидимых. То же с крыльями Крууса. У меня уйма познаний, которые я не могу объяснить. (Возможно, их поместили в меня. Если можно подделать воспоминания, почему нельзя поместить их в чью-то голову?)

2. Всю жизнь мне снилась фаворитка, и, даже будучи без сознания, она смогла призвать меня. (Или манипулировала мной во сне, как и Келтарами.)

3. Я могу призвать руны, которые, предположительно, использовались для усиления стен тюрьмы Невидимых. (Не знаю, в какой список нужно отнести этот пункт. Зачем Королю помогать им? Возможно, это часть моего дара ши-видящей.)

4. Книга охотится за мной и играет в кошки-мышки. (И я не могу этого понять. Но что-то во мне явно не так.)

5. К'врак мысленно потрогал меня и сказал: «Ах, вот ты где». (Что за фигня???)

6. Я могу пройти сквозь Зеркало, которое пропускает только Короля и фаворитку, а фаворитка — это Королева. Бэрронс и Фиона пройти не смогли.

7. Когда я была в Белом Особняке, я видела фаворитку, но не Короля, что логично, если я попадала в его воспоминания. Ведь если кто-то что-то вспоминает, он же не видит в памяти себя, а только происходящее.

77
{"b":"187464","o":1}