ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внезапно на меня навалилась усталость. Я в его теле, и я кончаю под ним, а он внимательно смотрит мне в глаза.

Какого черта я тут делаю?

Бэрронс знал, кем он был, кем была я.

Он знал, что мы из разных миров, что нам не быть вместе.

Но однажды нас не разделяло ничто. Мы существовали без определений, без правил, и не только я наслаждаюсь этим. Однако пока я испытываю сексуальное блаженство, Бэрронс помнит о течении времени. Он знает о том, что происходит — и что я лишена сознания, а когда я приду в себя, буду винить во всем его.

Все надеюсь увидеть свет разума в ее глазах. Даже зная, что это будет означать прощание.

Так и было. Сознательно или нет, но я скрывала это от него. Бэрронс видел меня обнаженной, душой и телом, а я совсем его не видела. Я была ослеплена беспомощной похотью, и это было не для него. Я сама была похотью, а он просто оказался рядом.

«Хоть один раз», — думал он, глядя, как мои глаза становятся пустыми.

Что хоть один раз? Вместо напора я попыталась скрыть свою атаку. Притворилась, что отступаю, позволила Бэрронсу думать, будто он победил, и в последний миг обернулась. Но не врезалась в его мысли. Я просто застыла и слушала.

Он убрал волосы с моего лица. Я выглядела, как животное. В моем взгляде не было разума. Я была пещерной дикаркой с маленьким доисторическим мозгом.

Когда ты узнаешь, кто я, позволь мне быть твоим мужчиной.

Он вышвырнул меня из головы с такой силой, что я чуть не потеряла сознание. В ушах звенело, голова болела.

Я втянула воздух. Бэрронс исчез.

34

Я бодро шагала по Темпл Бар Дистрикт. Я рано проснулась, взглянула на косые лучи солнца в окне спальни, оделась и отправилась по делам.

Холодильник был пуст, а я больше не могла откладывать празднование двух дней рождения, поэтому придется импровизировать с ингредиентами для тортов. После Хеллоуина масло, яйца и молоко сложно было достать, но женщины с Юга способны на многое, имея под рукой жир, сгущенку и яичный порошок. Я собиралась испечь шоколадный торт с шоколадным кремом, и ничто не могло меня остановить. Мы с Дэни будем смотреть фильмы или покрывать ногти рисунками. Это будет как в старые добрые времена с Алиной.

Я шла, подставляя лицо солнцу. С жутким опозданием, но весна все-таки пришла в Дублин.

Время возрождения было для меня подарком. Мне удалось спрятаться от зимних месяцев в Фейри и Зеркалах, но все равно это была самая долгая зима в моей жизни.

Весна не слишком отличалась от зимы, но она чувствовалась в воздухе — в теплом поцелуе ветра, в запахе с океана, который обещал аромат цветов, если не здесь, то где-то в другом месте. Я бы никогда не подумала, что мне будет не хватать насекомых, но мне их не хватало. В Дублине ничего не росло и не было ни мотыльков, ни бабочек, ни пчел. Ни цветка, ни побега, ни травинки. На Хеллоуин Тени выпили город досуха и ушли, громко хлопнув дверью. Осталась пустыня.

Не то чтобы я была агрономом, но я кое-что выяснила. И была уверена, что, если добавить в землю удобрения, со временем удастся вернуть растения.

Нам многое нужно переделать. Убрать мертвые деревья, посадить новые. Заново заполнить клумбы. Обновить парки. Я собиралась начать с малого — принести земли из аббатства, посадить маргаритки, лютики, петунии и несколько бальзаминов. Заполнить свой магазин кустарниками и декоративными растениями, которые оживят мое место обитания, разбить садик на крыше, а потом постепенно двигаться дальше.

Однажды Дублин снова будет жить и дышать. Все пергаменты, которые когда-то были людьми, нужно вымести и устроить погребальную церемонию. И однажды туристы появятся в исходном пункте и будут говорить о Хеллоуине, когда упали стены, — а может, даже вспомнят девушку, прятавшуюся в церкви, чтобы потом помочь, — и отправятся в шестьсот отстроенных пабов, чтобы отпраздновать возвращение человеческого мира людям.

Мы его вернем. Не важно, кто я и кем была, я все равно собиралась поймать и вернуть Книгу в аббатство и выяснить, как восстановить стены. А попутно я найду доказательства того, что я не Король, а просто человек с множеством воспоминаний, созданных и помещенных в меня по причине, которую мне еще предстоит узнать. Я не центральная фигура пророчества и не стану ни спасителем, ни гибелью человечества. Я просто та, кого перепрограммировала Королева — или кто-то еще.

Возможно, это сделал Король — чтобы я отыскала Книгу, если та вырвется на свободу, плюс я могла запечатать Книгу навсегда.

Шагая вперед, я пыталась снова погрузиться в разум той девушки, что сошла с самолета, взяла такси до Темпл Бар Дистрикт, поселилась в «Кларин-хаус» и удивилась акценту старого лепрекона у стойки. Холодная. Испуганная. Раздавленная горем. Дублин был огромным, а я — маленькой и беспомощной.

Я оглянулась, впитывая пустую оболочку города, вспоминая толкотню и веселье. Этот город был заполнен крайком — биение жизни воспринималось как неотъемлемая часть Дублина.

— Доброе утро, мисс Лейн. — Ко мне шагнул инспектор Джайн.

Я быстро его оглядела. На нем были облегающие джинсы цвета хаки, простая белая футболка и военные сапоги, зашнурованные поверх штанин. Он был увешан оружием, пистолеты на поясе и в наплечной кобуре, УЗИ на плече. Книге или еще чему-либо злобному было негде спрятаться. Несколько месяцев назад у Джайна начинал появляться животик. Но теперь он исчез. Джайн был мускулистым долговязым мужчиной, шагавшим с уверенностью и силой впервые за многие годы.

Я улыбнулась, обрадовавшись встрече, но с трудом сдержалась, чтобы не потянуться за копьем. Я надеялась, что Джайн оставил идею отнять у меня оружие.

— Просто отличное утро.

Я рассмеялась.

— Я думала о том же. Что с нами не так? Дублин опустел, а мы, кажется, готовы весело насвистывать.

Инспектор, когда-то пивший чай с мясом Невидимых, и я определенно прошли долгий путь.

— Никаких бумажек. Я ненавидел эту волокиту. И даже не понимал, сколько времени она у меня съедает.

— Новый мир.

— Чертовски странный.

— Но хороший.

— Айе. На улицах тихо, Книга залегла на дно. Я несколько дней не видел Охотников. Мы, ирландцы, знаем, как взять от передышки все возможное, прежде чем снова начнется война. Прошлой ночью я занимался любовью с женой. Дети у меня здоровые и сильные. Я рад, что жив, — словно между делом сказал Джайн.

Я кивнула с полным пониманием.

— Кстати об Охотниках. Скоро вы увидите одного из них в небе. Я вкратце обрисовала ему наш план: я буду обыскивать улицы на Охотнике в поисках «Синсар Дабх».

— Так что не подстрелите меня, ладно?

Джайн с мрачным видом прищурился.

— Как вы его контролируете? Вы можете заставить Охотника отвести вас в его логово? Обнаружив их гнездо, мы бы многих уничтожили.

— Давайте сначала уберем Книгу с дублинских улиц. А потом я помогу вам, обещаю.

— Обещание придется сдержать. Мне не нравится использовать девочку, но я вынужден это делать. У нее и так тяжелая жизнь. Такой девчонке надо бы посидеть дома, почувствовать заботу о себе. А она убивает, словно прирожденный киллер. И мне интересно, сколько она уже...

— МакКайла, — сказал В'лейн.

Джайн замер с открытым ртом на середине шага. Он не замерз. Просто застыл.

Я напряглась и потянулась за копьем.

— Нам нужно поговорить.

— Неверно. Это тебе нужно объясниться.

Я вертелась по кругу, сжимая копье. Почему-то оно не исчезло.

— Убери копье.

— Почему ты его не забрал?

— Это жест доброй воли.

— Где ты?

Я слышала его голос, но источник голоса двигался, не показываясь.

— Я появлюсь, когда ты ответишь мне жестом доброй воли.

— А именно?

— Я позволил тебе оставить копье. А ты спрячешь его в ножны. Мы проявим взаимное доверие.

— Ни за что.

80
{"b":"187464","o":1}