ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не только мне следует объясниться. Как ты пронесла Королеву сквозь Зеркало Короля?

— Слушай, вот чего я не понимаю. В прошлый Хеллоуин меня насиловали Невидимые Принцы. Ты сказал, что был занят, потому что тебе пришлось провожать Королеву в безопасное место. Но теперь я знаю, что, по твоим же словам, много человеческих лет она была в темнице Невидимых. Где ты был на самом деле, В'лейн?

Он возник в нескольких метрах передо мной.

— Я не лгал тебе. Не совсем. Я сказал, что не мог быть в двух местах одновременно, и это правда. Я воспользовался этим временем, чтобы искать Королеву в Зеркалах Дэррока. Я был уверен, что за ее исчезновением стоит он. Я считал, что он прячет Королеву в одном из Зеркал на ЛаРу, но не мог подобраться к ним, пока не пала магия наших миров. Когда я разгромил для тебя дольмен — мы его восстановили только вчера, и я смог вернуть Кристиана, иначе пришел бы раньше, — я исследовал Зеркала. Но Дэррок многое узнал из дневников, которые украл в Белом Особняке, и я не смог прорваться сквозь его барьеры.

— И всю ночь, пока меня насиловали, ты обыскивал его дом и ничего не нашел?

— Мое решение прискорбно лишь тем, что не дало результата. Я был уверен, что Королева там. Если бы я нашел ее, оно бы того стоило. Но все же, когда я узнал, что упустил, я почувствовал... — В'лейн прикрыл глаза, лишь тонкая серебряная ниточка блестела из-под ресниц. — Я почувствовал. — Он горько улыбнулся. — Это было невыносимо. Фейри мало что чувствуют. И уж точно не чувствует первый Принц Королевы. Я завидовал темным собратьям, которые познали тебя так, как мне не дано. Я задыхался от ярости, потому что они причинили тебе вред. Я оплакивал потерю того, чего не мог определить и никогда больше не смог бы познать. Это не человеческое сожаление? Я испытывал... — Он глубоко вздохнул и выдохнул: — Стыд.

— Это ты так говоришь.

Его губы задрожали.

— Впервые за все свое существование я жаждал забвения. Я не мог подчинить себе свои мысли. Они помимо моей воли возвращались к темам, которые были адом для меня. И я не мог их остановить. Я захотел остановить себя. Это любовь, МакКайла? Это она такое с вами делает? Тогда зачем вы, люди, так ее жаждете?

Я вздрогнула, вспомнив, как лежала на земле рядом с Бэрронсом и истекала кровью.

— Я устал находиться в невыносимом положении. Целую вечность я был всецело предан Королеве. Без нее моя раса обречена. Наследницы нет. И нет никого, кто мог бы вести мой народ. Я не мог помочь тебе, оставив ее поиски. Я не позволял вмешаться эмоциям, на которые не имел права. Слишком долго лишь я один стоял между миром и войной. — В'лейн всмотрелся в мои глаза. — Разве что...

— Разве что?

— Ты все еще угрожаешь мне копьем.

Я шагнула к нему, убирая копье в ножны.

Он исчез.

И заговорил за моей спиной.

— Возможно ли, что ты становишься одной из нас?

Я резко обернулась.

— Что?

— Ты становишься Фейри? Подозреваю, что молодой друид проходит те же муки рождения. Это крайне неожиданное развитие событий.

— И нежелательное.

— Это еще неизвестно.

Я ощутила возле уха дыхание В'лейна, его губы на моих волосах.

— Для меня нежелательное! Я не собираюсь становиться одной из вас. Убери это. Я не хочу.

Его руки обняли меня за талию, скользнули ниже.

— Бессмертие — это дар. Принцесса.

— Я не Принцесса, и я не превращаюсь в Фейри!

— Пока что нет. Но ты не человек, верно? Я размышлял об этом. Я устал наблюдать, как Бэрронс метит территорию вокруг тебя. Я все время ждал, что рано или поздно ты увидишь, что я не только Фейри и Принц. Я мужчина. И безмерно жажду тебя. Мы подходим друг другу, как никто во вселенной.

В'лейн был в десятке метров от меня, смотрел мне в глаза.

— Я не хочу продолжать в том же духе. Я разделен и не ведаю мира. Гордость не позволяла мне сказать это прямо. Но больше такого не будет.

Он исчез и возник прямо передо мной, так близко, что я видела дрожание радуги в его глазах.

Между нами оказалось копье.

Я сжала рукоять. В'лейн накрыл мою руку своей, направил копье себе в грудь, подался вперед. Я чувствовала, как он возбужден. Его дыхание было частым и поверхностным, глаза мерцали.

— Прими меня или убей, МакКайла. Но выбери. Просто, на хрен, выбери.

35

В последний раз я говорила с мамой второго августа, когда прощалась перед полетом в Дублин. Мы сильно поссорились по поводу этой поездки. Она не хотела потерять вторую дочь в «проклятом месте». В то время я думала, что Рейни просто слишком все драматизирует. Теперь я знала, что у нее были причины бояться отпускать сюда сначала Алину, а затем и меня. Я сожалела, что наш последний разговор был таким резким. После этого мы говорили по телефону, но это было не то.

Три недели спустя мой папа пришел в «КСБ», чтобы забрать меня. Бэрронс использовал Глас для того, чтобы Джек Лейн отправился домой и не вернулся в Ирландию. Это сработало: папа несколько раз пытался приехать, но не смог заставить себя сесть в самолет.

Я видела родителей через две недели после Рождества, когда пришла в себя после состояния при-йа. В'лейн отнес меня в Ашфорд и показал, что помог восстановить город и защищает моих родителей.

В тот раз я с ними не говорила. Я пряталась в кустах за домом, а они сидели на веранде и беседовали обо мне, о том, что я могу погубить мир.

Я видела их в плену у Дэррока. Тогда они были связаны, с кляпами во рту.

А потом я увидела их здесь, в «Честерсе», в ту ночь, когда «Синсар Дабх» захватила Фейда и убила Бэрронса и Риодана, но тогда мои родители были за стеклом.

Итак, со дня нашей последней встречи прошло девять месяцев. Я потеряла время, находясь в состоянии при-йа, в Фейри, в Зеркалах, и мне казалось, что прошло только три месяца, три самых долгих месяца в моей жизни.

Я хотела увидеть родителей. Прямо сейчас. И пусть я не приняла предложение В'лейна, но я и не убила его, и правильно сделала, потому что он наконец сказал, что сегодня мы все собираемся в «Честерсе», чтобы окончательно обсудить план поимки Книги. В'лейна, который мог телепортироваться, назначили связным.

И я решила, что припасы могут подождать. Мы очень близко подошли к поимке Книги, и мне не терпелось увидеть маму и папу до ритуала. Ведь что угодно могло пойти не так. Плевать на мой личностный кризис. Я считала и буду считать их своими родителями. И пусть даже у меня была прошлая жизнь, она меркла в сравнении с этой.

Я ворвалась в «Честере», спокойно прошла через бары, которые с самого утра были до отказа забиты клиентами, и направилась к лестнице. Сегодня мне не хотелось говорить с загадочными здешними обитателями.

У подножия лестницы Лор и массивный мускулистый мужчина с длинными белыми волосами, бледной кожей и горящими глазами синхронно блокировали мне путь.

Я уже размышляла, что бы такого вытащить из своего темного озера — Бэрронс же слопал мои руны как конфеты, — но Риодан крикнул сверху:

— Пропустите!

Я задрала голову. Владелец крупнейшего логова секса, наркотиков и экзотических развлечений стоял за хромированной балюстрадой, сжав серебристые перила. На широких запястьях блестели серебряные браслеты, лицо скрывалось в тени. Риодан выглядел, как модель «Гуччи», если не принимать во внимание шрамы. Кем бы он ни был до прихода сюда, кем бы все они ни были, жизнь у них была сложной и суровой. Как и они сами.

— Почему? — спросил Лор.

— Я так сказал.

— Время собрания еще не наступило.

— МакКайла хочет увидеть родителей. И собирается настаивать на этом.

— И?..

— И она считает, что должна что-то доказать. Ей хочется подраться.

— Ха, как это мило. Мне не нужно даже говорить, — промурлыкала я.

Мне действительно хотелось подраться. Риодан будил во мне самое худшее. Как и Ровена, он заранее делал обо мне выводы.

81
{"b":"187464","o":1}