ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я смотрела на него.

— Я хочу женщину, которую в вас разглядел. Но вы лицемерите, и я начинаю думать, что ошибся. Увидел то, чего нет.

Я сжала кулаки и проглотила протест. От слов Бэрронса меня разрывало на части. Одна Мак порывалась крикнуть: «Ты не ошибся я — это она!», вторая хотела оборвать все связи и сбежать, пока дьявол не заполучил остатки ее души.

— В том подвале была истина. Так я живу. Было время, когда мне казалось, что вы живете так же.

«Да, — хотела сказать я. — Живу».

— Некоторые вещи священны. Ровно до тех пор, пока вы не начинаете делать вид, будто это не так. Тогда вы их теряете.

Дверь за Бэрронсом беззвучно закрылась.

38

Ты в порядке, Мак? — взволнованно спросила Кэт. — Ты плохо выглядишь.

Я выдавила из себя улыбку.

— Все нормально. Просто немного нервничаю. Хочу раз и навсегда покончить с этим. А ты?

Ее улыбка не коснулась глаз, и я слишком поздно вспомнила о телепатии. Кэт прекрасно понимала, что я чувствую.

Я чувствовала себя дважды преданной: сначала Дэни, потом Бэрронсом, когда он сказал, что не будет ждать вечно. И я стыдилась того, чего не понимала. Мои мысли уходили в прошлое, в состояние при-йа. Я вздохнула.

— Вчера я нашла Невидимых, которые убили Алину, — сказала я Кэт, чтобы она отстала от меня.

Резкий взгляд смягчился.

— Значит, ты отомстила за нее?

Я кивнула, не доверяя собственному голосу.

— Но это не уменьшило твоей боли. — Она помолчала. — Когда пали стены, Ровена не рассказала нам о мясе Невидимых. Я потеряла двух братьев, их съели Тени. С тех пор я убила десятки Фейри. Но легче мне не стало. Если бы только месть могла вернуть наших близких... Но она только увеличивает число убитых.

— Мудро, как всегда, Кэт, — улыбнулась я.

Но внутри у меня все кипело.

Мне не нужна была мудрость. Я хотела крови. Хруста костей. Разрушения. Мое темное озеро вчера начало штормить, черный ветер вздымал сильные волны.

«Я здесь, — говорило оно. — Используй меня. Чего ты ждешь?»

У меня не было ответа.

Я продолжала шагать к О'Коннел и Бикон-стрит, посматривая на часы. Десять минут девятого. Кэт догнала меня за несколько кварталов.

— Где Джо?

— У нее пищевое отравление. Испортилась банка фасоли. Я хотела привести Дэни, но не нашла ее. Пришлось взять Софи.

Упоминание о Дэни ударило меня. Взгляд Кэт стал пронзительным. Но я расправила плечи и пошла дальше. На перекрестке В'лейн и Видимые стояли напротив Ровены и ши-видящих. Их разделяла дорога.

При виде Ро мое черное озеро вскипело и зашипело. «Думаешь, она не знает, что сделала Дэни? Она все знает. Она это приказала?» Я стиснула зубы и сжала кулаки.

Вендетта подождет. Сначала главное. Если я была Королем Невидимых, Книгу нужно было запереть, и чем быстрее, тем лучше. Если нет, ее все равно следовало запереть, поскольку она почему-то охотилась за мной и моими близкими. Ни я, ни мои родители не будем в безопасности, пока она на свободе.

Мне нужно лишь сыграть свою маленькую роль. Пролететь на Охотнике над городом — транспорт предоставлял Бэрронс и его магия, — и помочь окружить Книгу. А как только ее обездвижат, я присоединюсь к остальным на земле.

Я решила держаться на безопасном расстоянии. Хватит с меня сюрпризов.

Мое тело напряглось от желания.

— Мак, — холодно сказал Риодан, проходя мимо.

Напряжение стало почти болезненным, и я поняла, что Бэрронс стоит сзади меня. Я ждала, когда он пройдет.

Прошла Кэт, затем Лор, и все собрались на перекрестке. А я так и стояла, ожидая появления Бэрронса.

Внезапно его рука коснулась моей шеи, возбужденный член вжался в меня сзади. Я резко выдохнула, подалась назад и пошевелила бедрами, чтобы прижаться к нему.

Но его не было.

Я сглотнула. Я не видела Бэрронса весь день после его слов о том, что я могу его потерять.

— Мисс Лейн, — холодно сказал он.

— Бэрронс.

— Охотник приземлится через... — Он посмотрел вверх. — Три... два... сейчас.

Тварь рухнула в центр перекрестка, крылья взметнули в воздух кристаллы черного льда. Охотник выдохнул, устраиваясь поудобнее, опустил голову и уставился на меня светящимися глазами. Он был подчинен — и от этого зол как черт. Я ощутила его в сознании. Он бесился, тряс прутья клетки, которую возвел Бэрронс из загадочных рун и заклятий.

— Доброй охоты, — сказал Бэрронс.

Бэрронс, я...

— Вы потеряли чувство времени.

— Вы двое собираетесь заниматься делом или всю ночь так и будете трахать друг друга взглядом? — осведомился Кристиан.

К нам приблизились Келтары — Кристофер, Драстен, Дэйгис и Кейон, появившиеся с соседней улицы.

— Забирайся на дьявольского коня, девчонка, и лети. Но помни, — Ровена погрозила мне пальцем, — мы следим за тобой.

Я знала, что она уверена в том, что я представляю угрозу — раз уж Дэни открыла мне истинное пророчество, — но меня утешала мысль о том, что я свергну Грандмистрис и убью.

Этот Охотник был больше, чем предыдущий «зачарованный». Бэрронсу, Лору и Риодану пришлось помогать мне взбираться ему на спину. Хорошо, что я не забыла перчатки и теплую одежду. Это было все равно, что сидеть на айсберге с серным дыханием.

Устроившись между крыльев Охотника, я огляделась.

Пришло время остановить «Синсар Дабх».

Вчера на собрании никто не спросил: «А что потом?»

Ровена не сказала: «Видимые к Книге и близко не подойдут! Мы будем охранять ее, посадим ее под замок навечно».

Словно кто-то этому поверил бы. Один раз Книга уже вырвалась.

И В'лейн не сказал: «Затем я заберу мою Королеву и Книгу в Фейри, где Эобил восстановит свои силы и найдет фрагменты Песни Творения, чтобы мы вернули Невидимых в их темницу и воссоздали барьер между мирами».

Этому я бы тоже не поверила. Почему они так уверены, что в Книге есть фрагменты Песни? Или что Королева сможет их прочесть? Фаворитка могла знать Изначальную Речь, но с тех пор она слишком много раз пила из котла.

И Бэрронс не сказал: «Я сяду и прочту "Синсар Дабх", потому что Изначальная Речь мне известна, а когда я найду нужное заклятие, можете делать, что хотите. Исправлять мир, уничтожать его, мне все равно».

И Риодан не сказал: «Потом мы убьем тебя, Мак, потому что не доверяем тебе и ты станешь нам больше не нужна».

К сожалению, в последние два варианта я верила.

Напряжение было невыносимым. Я не понимала, сколько всего связанного с Бэрронсом я принимаю как должное, пока он четко не пояснил, что я ограничена во времени.

Я могу его потерять.

И пусть я не понимала, чего от него хочу, я была уверена, что хочу, чтобы он был рядом.

Пока что этого было достаточно.

«Это чертовски нечестно, и ты это знаешь», — сказал мне внутренний голос.

У моего бедра зачирикала рация.

— Мак, проверка.

Я нажала кнопку.

— Слышу, Риодан.

Все начали проверять рации.

— Чего ты ждешь, девчонка? — рявкнула Ровена. — Поднимайся и найди ее!

Я мысленно дала шенкеля Охотнику и стала смотреть, как Грандмистрис уменьшается подо мной, пока огромные черные крылья мощно взбивают воздух. Мне очень хотелось раздавить ее пальцем, как надоедливую букашку.

А потом я забыла о Ровене и отдалась моменту.

Это была гонка.

Это было... хорошо.

Знакомо.

Я чувствовала себя свободной.

Мы взлетали все выше и выше, крыши города таяли внизу.

Показалась серебряная полоса океана. За мной расстилался пригород.

Воздух хрустел от соли. Источников света внизу было мало, и располагались они на большом расстоянии друг от друга. Я рассмеялась. Это было потрясающе. Я летела.

Я летала и раньше, с Бэрронсом, но сейчас все было иначе. Теперь были только я, Охотник и ночь. Я чувствовала свои неограниченные возможности. Мир был моей устрицей. Нет, миры были моими устрицами.

91
{"b":"187464","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мужской клуб без соплей. Книга, которую мудрые жены дарят мужьям
Психоанализ по Фрейду в комиксах
День непослушания
Самое главное о стрессе, возрасте и нервах
Алиса Селезнёва в заповеднике сказок
Оставь свой след. Как превратить мечту в дело жизни
Охотница
Загадка для благородной девицы
Падение Элизабет Франкенштейн