ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

40

Ты это слышишь? — Звук сводил меня с ума.

— Что?

— Как кто-то играет на ксилофоне.

Бэрронс покосился на меня.

— Клянусь, что слышу мелодию «Que Sera Sera».

— Дорис Дэй?

— «Пинк Мартини».

— Ах. Нет. Не слышу.

Мы зашагали в тишине. Точнее, Бэрронс. А в моем мире все звенело от музыки, и я могла только сдерживаться, чтобы не закружиться, раскинув руки и подпевая: «Когда я была маленькой, я спросила маму: "Что будет? Я стану красивой, я стану богатой?" И вот что она мне сказала в ответ...»

Ночь была полным провалом по всем фронтам.

«Синсар Дабх» обманула нас, а обвинили во всем меня. Я была той, кто мог ее выследить. Мне досталась маленькая роль, но даже с ней я не справилась. Если бы в последний миг я не поняла, что происходит, Книга захватила бы В'лейна и убила нас всех — тех, кто был смертен. Я завопила, и В'лейн успел перенестись раньше, чем чудовищная сила принудила его принять Книгу из рук ши-видящей, которая ее протягивала.

Книга заставила Софи подобрать ее прямо у нас перед носом, пока мы были слишком заняты фальшивкой.

«Синсар Дабх» шла с нами бог знает сколько времени, окутывала меня иллюзиями, и я сбила всех со следа. Что чуть не привело к массовому убийству.

Мы бежали, как крысы с тонущего корабля, толкаясь и спотыкаясь.

Выдающееся было зрелище. Самые мощные и опасные существа — Кристиан с татуировками Невидимых, Риодан, Бэрронс и Лор, способные превращаться в монстров и не способные умереть, В'лейн и его группа, тоже бессмертные и наделенные неведомыми силами, — все бежали от щуплой ши-видящей с Книгой в руках.

Книгой. Магическим томом, который один идиот создал в попытке избавиться от зла и начать жизнь сначала. Я бы ему сказала, что попытки избавиться от ответственности никогда не срабатывают.

Если сегодня или завтра никто не поспешит на помощь Софи, она умрет.

Кого и скольких она захватит при этом с собой? В'лейн перенесся в аббатство, чтобы предупредить об этом.

— Что у вас произошло с Охотником, мисс Лейн? — поинтересовался Бэрронс.

— Не знаю.

— Это выглядело, как дружеская прогулка. Я предположил, что это Охотник фаворитки.

— Я как-то не подумала об этом! — с поддельным удивлением ахнула я.

Он сурово на меня посмотрел.

— Мне не нужен друид Келтаров, чтобы учуять вашу ложь.

Я поморщилась.

— Почему?

— Потому что я давно живу. И научился видеть людей насквозь.

— Насколько давно?

— Что он вам сказал?

Я вздохнула.

— Сказал, что я когда-то летала на нем. Назвал меня старым Другом.

Чем мне нравились разговоры с Бэрронсом, так это тем, что с ним не требовалось долгих объяснений.

Он расхохотался.

Я так редко слышала его искренний смех, что сейчас мне стало больно.

— Что тут смешного?

— Выражение вашего лица. Жизнь повернулась не так, как вы ожидали, да, девочка-радуга?

Это слово вошло мне в сердце, как тупой клинок. «Ты оставишь меня, девочка-радуга». Тогда он произнес это с нежностью. Сейчас я слышала только насмешку.

— Я совершенно запуталась, — сказала я.

Проклятый клавикорд и трубы снова гремели.

«Когда я выросла и влюбилась, я спросила любимого: "Что впереди? Будут ли радуги ждать на пути?" И вот что он мне ответил...»

— Вы ведь не верите в то, что вы Король?

Трубы захлебнулись, замолчал клавикорд, игла заскрипела на пластинке, отскакивая в сторону. Зачем я вообще говорю?

— Когда ты это понял?

— Я видел Королеву в Белом Особняке и не смог придумать другой причины, которой можно было объяснить присутствие ее воспоминаний. Бритва Оккама. Она не Королева. Или не была ею с самого начала.

— Так кто же я?

— Не Король Невидимых.

— Дай другое объяснение.

— Оно еще не появилось.

— Мне нужна женщина по имени Августа О'Клэр.

— Она мертва.

Я остановилась.

— Ты ее знал?

— Она была бабушкой Телли Салливан. В ночь побега Книги Исла О'Коннор попросила меня отвезти ее к ним.

— И?..

— Вы не удивлены. Вы знали, что я был в аббатстве.

— Как хорошо ты знал мою ма... Ислу?

— Я встретил ее в ту ночь. И навестил ее могилу пять дней спустя.

— У нее было двое детей?

Бэрронс покачал головой.

— Позже я проверил. У нее была только одна дочь. Той ночью Телли ее нянчила. Я видел девочку в ее доме, когда привез Ислу.

Мою сестру. Он видел Алину у Телли.

— И ты считаешь, что я не Король Невидимых?

— Я считаю, что мы не знаем всех фактов.

Я чуть не плакала. Когда я шагнула на землю Изумрудного острова, началось мое медленное разрушение. Я приехала в Ирландию, считая себя любимой дочерью Джека и Рейни Лейн, сестрой Алины. Затем я узнала о том, что меня удочерили. Я с радостью обнаружила у себя ирландские корни. Но сейчас Бэрронс подтвердил, что я не О'Коннор. Он был там, когда Исла умерла, и видел только одного ребенка. Неудивительно, что Риодан говорил с такой уверенностью. Ничто не определяло меня в жизни, кроме невероятных детских снов, забытого невозможного знания, злобной Книги и жуткого Охотника с его симпатией ко мне.

— Что случилось в ту ночь в аббатстве? Почему ты там оказался?

— Мы учуяли, что что-то приближается. В деревнях поползли слухи. Старухи судачили. А я научился к ним прислушиваться и читать газеты.

— Ты высмеял Нану О'Рейли.

— Чтобы вы не вернулись и не стали копать глубже.

— Почему?

— Я не хотел, чтобы вы узнали то, что она скажет.

— О том, кто ты?

— Она дала бы мне определение. — Бэрронс остановился и процедил: — Неверное. Но определение. А вы тогда любили определения.

— А сейчас, по-твоему, не люблю?

Нана называла его Проклятым. Почему?

— Вы учитесь. Аббатство было центром пересудов. Я наблюдал за ним неделями, пытался пробраться туда, не потревожив барьеры. Но они оказались сильными. Они чуяли даже меня, а меня ничто не может учуять.

— Ты сказал: «Мы учуяли». Я думала ты работаешь один. Кто еще?

— За Книгой охотились сотни. Она была Граалем для определенного типа коллекционеров. Колдун из Лондона, заполучивший копии страниц. Гангстеры. Недо-короли. Мы шли по одному следу. Порой мы замечали друг друга, но не мешали, поскольку однажды кто-то из конкурентов мог найти ценную информацию. Но я никогда не видел в деле Келтаров. Видимо, Королева за ними подчищала, чтобы ее тайная мантия была спрятана как следует.

— И в ту ночь ты был снаружи у аббатства?

— Я не знал, что происходит внутри. Это была тихая ночь, точно такая же, как другие. Не было движения. Ни криков, ни беспорядка. Книга выскользнула незамеченной или выждала и убежала позже. Меня отвлекла женщина, которая вылезала из заднего окна аббатства, держась за бок. Она была серьезно ранена. Женщина направилась прямо ко мне, словно знала, где я должен быть. «Увези меня отсюда», — попросила она. Сказала, что нужно ехать в Девоншир к Телли Салливан. Что от этого зависит судьба мира.

— Я думала, тебе наплевать на судьбу мира.

— Верно. Но она видела «Синсар Дабх». Я спросил, в аббатстве ли Книга, и женщина ответила, что да, была, но больше там ее нет. В ту ночь я узнал, что проклятая шутка была прямо у меня под носом последнюю тысячу лет.

— Я думала, что Книга всегда была в том месте, с начала времен, задолго до того, как было построено аббатство. — Я не собиралась уточнять возраст Бэрронса.

— Я был в Ирландии только тысячу лет. До этого... я был в других местах. Довольны, мисс Лейн?

— Едва ли.

Интересно, почему он выбрал Ирландию? Почему остался здесь? Не путешествовал? Ему нравилось иметь свой «дом»? Даже у медведей есть берлоги.

— Женщина сказала, что Книга убила членов Хевена. Я попытался применить Глас, но женщина потеряла сознание. Мне нечем было зашить ее раны. Я думал, что она мой главный шанс, поэтому уложил ее в машину и отвез к ее подруге. Но к тому времени она уже впала в кому.

93
{"b":"187464","o":1}