ЛитМир - Электронная Библиотека

Так что отныне никаких блондинок. Он даже подумать не мог о сексе с другими светловолосыми.

Да и – черта ль в цвете волос?.. Ни одна женщина в этом клубе, как и на всей планете, не могла сравниться с Мариссой. Она как преломляющий свет хрусталь, который оживляет все вокруг, делая мир прекраснее.

А он просто дурак.

Но как Марисса прелестна… В то недолгое время, когда девушка проявляла к нему интерес, Буч надеялся: у них сложится что-нибудь потрясающее. Но она вдруг исчезла. Что, конечно, доказывало – Марисса девушка умная. Ему нечего было предложить ей, и дело не только в его человеческой сущности. Он словно брел по мелководью вампирского мира, неспособный воевать на стороне Братства из-за того, кем являлся, неспособный вернуться в мир людей, поскольку чересчур много знал. И единственный способ сняться с этой пустынной отмели – вперед ногами.

А то, может, зарегистрироваться на сайте знакомств?

Компания по соседству вновь разразилась хохотом. Буч посмотрел на них. В центре тусовки находился светловолосый парнишка небольшого роста, лет пятнадцати, в первоклассном костюмчике. Он за последний месяц стал постоянным клиентом VIP-зала, швыряя деньги налево-направо, как конфетти.

Очевидно, парень прикрывал физические недостатки толщиной своего бумажника. Лишний пример того, что деньги могут все.

Буч допил скотч, поманил официантку, потом заглянул на дно своего стакана. Черт. Даже после четырех двойных порций он не чувствовал себя запьяневшим, а это означало лишь, что его выдержка становится крепче. Он превратился в полноценного алкоголика, школярское баловство по сравнению с этим – сущий пустяк.

И когда осознание этого не так-то уж сильно его затронуло, он понял, что перестал брести по воде вдоль берега. Теперь он тонул.

М-да, настроение у него сегодня еще то.

– Преподобный сказал, тебе нужна компания.

Буч даже не поднял глаза.

– Спасибо, нет.

– Почему бы тебе сначала на меня не взглянуть?

– Передай своему боссу, что я ценю его…

Буч поднял глаза и осекся.

Он сразу ее узнал – начальницу охраны «Зеро» черта с два забудешь. Рост под метр восемьдесят. Черные как смоль волосы, мужская стрижка. Глаза темно-серые, как ствол пистолета. Борцовка открывала накачанное тело – мускулы, и никакого жира. Женщина производила впечатление человека, который будет ломать кости и наслаждаться этим процессом. Буч машинально посмотрел на ее руки. Длинные пальцы. Сильные. Способные причинить боль.

Господи… а ведь ему хотелось испытать боль. Сегодня он, для разнообразия, жаждал ощутить телесную боль взамен душевной.

Женщина слегка улыбнулась, словно прочла его мысли, и он заметил клыки. Ага… значит, она не простая женщина. А вампир.

Преподобный оказался прав, негодяй. Она – то, что нужно, – полная противоположность Мариссе. И может предложить секс на одну ночь, к которому Буч прибегал всю свою взрослую жизнь. И причинить боль, которую он искал, сам о том не подозревая.

Он скользнул рукой в карман черного пиджака от Ральфа Лорена. Вампирша покачала головой.

– Я не занимаюсь этим за деньги. Никогда. Считай это дружеской услугой.

– Я тебя не знаю.

– Я и не имею в виду тебя.

Буч оглянулся и увидел Ривенджа, который неотрывно смотрел на него через VIP-зал. Преподобный ответил самодовольной улыбкой, а затем удалился в свой личный офис.

– Он мой хороший друг, – пояснила вампирша.

– Правда? Как тебя зовут?

– Не имеет значения.

Она протянула руку.

– Пойдем, Буч, он же Брайан, по фамилии О’Нил. Пойдем со мной. Забудь обо всем, что заставляет тебя наливаться виски. Самоуничтожение подождет, обещаю.

Господи, его даже не взволновало то, что она так много о нем знает.

– Почему бы тебе для начала не назвать свое имя?

– Сегодня – зови меня Сострадание. Сойдет?

Он осмотрел ее от челки до ботинок. Отметил кожаные брюки. Ничего удивительного.

– Похоже, ты играешь за двоих, Сострадание?

Она залилась глубоким раскатистым смехом.

– Нет, я не трансвестит. Просто твой пол – не единственный, способный проявлять силу.

Он пристально посмотрел в ее холодные глаза. Затем глянул в сторону частных уборных. Господи… это так привычно. Быстрый секс с незнакомкой, бессмысленное соединение двух тел. Насколько он мог вспомнить, его сексуальная жизнь всегда шла в розницу и мелким оптом – вот только никогда он не чувствовал себя так паршиво. Ну и пускай. Неужели он собирается хранить целибат, пока не разложится печень? Только потому, что девушка, которую он не заслуживает, соответственно не хочет его?

Он перевел взгляд на свои штаны. Тело уже возбудилось. По крайней мере, оно – за.

Буч выбрался из-за столика, его сердце напоминало обледеневший асфальт.

– Пойдем.

Раздались чарующие голоса скрипок, и камерный оркестр заиграл плавный вальс. Марисса наблюдала за сверкающей толпой, соединяющейся в центре бального зала. Мужчины и женщины сходились там вместе, держась за руки, касаясь друг друга телами, встречаясь взглядами. В воздухе перемешались запахи десятков привязанностей, наполняя его терпким ароматом.

Она вдохнула через рот, чтобы не ощущать этого.

Бесполезно. Как бы аристократы ни гордились своими манерами и образом жизни, глимерия все же подчинялась биологическим законам расы. Вступая в связь, мужчина-вампир приобретал определенный запах, помечая им свою женщину. Женщина-вампир, принимая партнера, впитывала этот терпкий аромат и с гордостью носила его на своей коже.

С гордостью – так казалось Мариссе.

Из ста двадцати пяти вампиров, собравшихся в бальном зале брата, она была единственной женщиной без супруга. Конечно, там находилось несколько мужчин, тоже не имеющих пары, но они вряд ли когда-нибудь пригласят ее на танец. Скорее, эти принцепсы отсидятся в углу или пригласят своих родственниц, чем приблизятся к ней.

Она была нежеланна, и, когда мимо проплыла пара, Марисса из вежливости опустила глаза. Ей совсем не хотелось, чтобы партнеры сбились с ритма, стараясь избежать ее взгляда.

По коже девушки пробежала дрожь. Она не знала, почему роль стороннего наблюдателя сегодня так ее тяготит. Ради бога, уже четыреста лет ни один представитель глимерии не встречался с ней взглядом, пора бы привыкнуть к этому. Сначала она была нежеланной шеллан Слепого короля. А теперь стала бывшей нежеланной шеллан, которую превзошла его любимая королева-полукровка.

Возможно, она просто устала стоять в стороне.

Ее руки задрожали, губы сжались. Марисса подобрала тяжелые юбки своего вечернего платья и через огромную арку прошла к выходу из бального зала. В коридоре ее ждало спасение, и она с облегчением толкнула дверь в дамскую комнату. Ее встретил аромат фрезии и духов, в этих невидимых объятиях она ощутила… полнейшее безмолвие.

Слава Деве-Законоучительнице.

Когда Марисса прошла внутрь и огляделась, ее напряжение немного спало. Она всегда считала дамскую комнату в особняке брата роскошной гримерной для дебютанток. Украшенная в живописном стиле русских царей зона для прихорашивания с десятком одинаковых туалетных столиков, на которых имелось все необходимое, чтобы женщина могла поправить макияж. Туалеты расположились в задней части дамской комнаты – кабинки были выполнены в стиле яиц Фаберже из обширной коллекции брата.

Женственно. И очень красиво.

Среди всего этого великолепия ей хотелось кричать.

Но она лишь закусила губу и нагнулась к зеркалу, взглянув на свою прическу. Белокурые волосы, обычно доходившие до талии, теперь были собраны в прическу, выверенную парикмахером с кропотливостью часовых дел мастера, и великолепно держали форму. Даже спустя несколько часов все оставалось на своих местах, вплетенные доггеном жемчужные нити находились там же, где и в начале бала.

Но, будучи в нервном состоянии, она совсем не ощущала себя Марией-Антуанеттой.

Ожерелье опять не на месте. Марисса поправила многоярусный жемчужный ошейник так, чтобы самая нижняя капля – таитянская жемчужина двадцати трех миллиметров диаметром – укладывалась прямиком в ложбинку ее небольшого декольте.

2
{"b":"187658","o":1}