ЛитМир - Электронная Библиотека

-Думаю, можно, особо не светясь, взять пару-тройку свитков, – поддержала бойфренда Исикэ. – Или палочку-мини, в заплечном рюкзаке поместится.

-Короче, в полной боевой готовности навстречу новым приключениям!

-Надо бы предупредить отсутствовавших Нехорошо, если узнают в последний момент и от чужих.

-Кого нет среди нас? Суонг и Гиллдоуз?

-Я возьму на себя Вин, – предложила Таисия. – А Эрика попросим связаться с Лиэнной.

-Почему сразу я?

-А кто ещё в состоянии оперативно её разыскать? Вечно пропадает где-то…

С очевидностью не поспоришь – ну не рассказывать же про Обитель, тем более давал слово хранить тайну. И отшутиться в ответ уже не получится – после разыгравшейся в цоколе трагедии народная молва накрепко связала вместе их имена.

Кто ж мог ожидать, что амулет Фарзага начинён лошадиной дозой заклятия Взрыв? Похоже, и сам он пребывал в блаженном неведении, иначе вряд ли привёл бы в действие самоубийственное колдовство. Судя по последним словам, намеревался вывести их из строя и сбежать. О готовности покинуть остров свидетельствовал и найденный в его комнате чемодан, упакованный почти доверху – на сборы в дорогу много времени потратить не пришлось бы. От вида развороченных внутренностей и обилия крови дурно стало всем – Эрик с трудом удержался от непроизвольного опорожнения желудка. Первой пришла в себя Лиэнна – впрочем, чему удивляться, если ещё на первом курсе не побоялась встретиться с зомби лицом к лицу. И отреагировала на должном уровне, применив Бодрость Духа. Баджи сразу же убежал будить коменданта, и очень скоро в подвал заявилась целая куча народа. Мистер Фиттих чуть не коленкой в грудь себя бил, уверяя присутствующих в совершеннейшем неведении относительно тёмных делишек собственного подчинённого. О реанимации того речь даже не заходила – сшить воедино тысячи клочков поражённого Взрывом тела вряд ли смог бы даже Гроссмейстер Белой магии. Поэтому наскоро замороженные останки для выяснения подробностей отправили к Определителю, а их четвёрку посадили под арест в кабинете мистера Фиттиха, где практически сразу подвергли допросу. Анализ остаточных эманаций магической энергии снял обвинение в убийстве, но и без того выкручиваться пришлось по полной. Особенно им с Баджи – девушек ввиду 'вторичной информированности' вскоре отпустили, строжайше запретив даже косвенно упоминать о произошедшем. Дабы не впутывать Тима, вину за ночное посещение лаборатории Эрик взял на себя – хотел, мол, попробовать поэкспериментировать, а тут Фарзаг нарисовался, шарил по полкам с ингредиентами и вообще вёл себя подобно завзятому домушнику. Выручая 'подельника', Баджи подтвердил истинность поведанной им истории, добавив – на основании полученного сигнала принял решение собственноручно изловить каптёршика на месте преступления, поскольку давно подозревал того в нечистых помыслах. И для пущей убедительности привёл пару соответствующих цитат из высказываний однокурсника ещё в бытность того студентом Академии.

Последнему поверили охотнее всего – в порочность почему-то всегда верится легче, нежели в добродетель. И где-то ближе к утру тоже освободили из-под стражи, ласково попросив не только держать язык на замке, но и покидать остров без особого разрешения. Последнее относилось в первую очередь к Баджи; Эрику в любом случае раньше каникул не светило выбраться 'на материк'. Интересно, и как теперь быть с завтрашней экскурсией? Формально запрет до сих пор не снят, но скорей всего о нём попросту позабыли, поскольку в деле давно поставлена точка. Даже если кто-нибудь из магов пытается отследить связи Фарзага и вычислить заказчика, к нему это уже не имеет никакого отношения. Но идти прояснять вопрос к дону Фердинанду-Энрике? Увольте, лучше уж 'нечаянно' нарушить запрет, в крайнем случае можно отговориться – забыл, мол, про него, думал, раз всё позади, почему бы не посмотреть на красоты Шашшулища. Ну не собирается же он ударяться в бега и просить в Драконии политическое убежище и вид на жительство!

Забавная мысль невольно заставила улыбнуться; окружающие отозвались понимающими усмешками. Нетрудно догадаться, о чём подумали, но нет смысла разубеждать, по крайней мере сейчас. Упорство лишь укрепит друзей в правильности их домыслов, да вдобавок повредит Лиэнне – стоит кому-нибудь из 'доброхотов' в красках расписать, как упорно 'жених' открещивается от 'любимой', у той вполне возможен нервный срыв. Мало разыгравшейся прямо на глазах кровавой драмы, так ещё и с наставником не повезло. Вернее, наставницей – длинноволосой девушкой с печальным выражением лица и взглядом не от мира сего. Поначалу Лиэнна обрадовалась, но стоило той упомянуть о знакомстве с бабушкой и про Лейфарнский госпиталь, вновь принялась прятаться в свою 'скорлупку'. И в самом деле – по виду девушка едва ли старше их, и на Великую явно не тянет, даже на обычного Мастера с трудом, вряд ли в состоянии успешно применить Продление Жизни. Значит, креатура 'человека со шрамом', и пока не доказано обратное, лучше держаться подальше. Отсидеться в убежище не получится, рано или поздно придётся делать дипломную – но втолковывать англичанке столь очевидную истину Эрик не спешил, пусть для начала немного успокоится.

Хоть и не в их интересах было распускать языки, но слухи всё же просочились. Официально Фарзаг считался выбывшим по причине прохождения стажировки на повышение квалификации, однако досужие сплетники быстро разнесли по замку весть, куда на самом деле он отправился, и кто конкретно ему в этом 'помог'. Больше всех досталось мистеру Фиттиху, и в первую очередь от непосредственного начальства. Припомнили всё сразу – и преступную слабость к зелёному змию, и бардак, царящий во многих помещениях замка, и неразборчивость в выборе помощников. От обвинения в измене спас Запрос Истины – но нетрудно догадаться, сколь унизительным стало для коменданта, не мыслившего свою жизнь без Гильдии, согласие на его прохождение. Великие ограничились строгим выговором с предупреждением о неполном служебном соответствии, означавшим – проштрафишься ещё раз, и заведовать хозяйством Штарндаля придётся другому Мастеру. Ну а любители сенсаций приписали чуть ли не руководство бандой расхитителей, причём каждый из её членов в случае провала обязан был совершить самоубийство!

Не комментируя степень виновности мистера Фиттиха, Эрик старался обходить острые углы в расспросах об их приключении. Началось, мол, всё с просьбы куратора (тот ничуть не возражал против данной трактовки событий) стать свидетелем при задержании каптёрщика с поличным. А тот табакерку тащил, Едкой Кислотой начинённую, и с перепугу разрядил её на себя. Почему вместе с Лиэнной? – просто случайно проговорился, она и упросила поучаствовать тоже, а больше одного человека брать с собой Баджи запретил. А то непременно позвал бы всю команду!

И почему так часто в угоду моральным обязательствам приходится изворачиваться и говорить неправду? Кто бы дал ответ…

Глава 21.

Расположившийся посередине их излюбленного места проведения занятий по природной магии полусферический купол межпространственного портала переливался на солнце всеми цветами радуги, напоминая мыльный пузырь циклопических размеров. Сквозь оболочку, издали казавшуюся непрозрачной, по мере приближения становились различимы контуры пейзажа чужой планеты – заросли диковинных, изумрудной и бирюзовой расцветки трав и раскидистых кустарниковых деревьев, а на горизонте – подёрнутые дымкой отроги скалистых гор.

-Пожалуйста, заходите внутрь и ничего не бойтесь! – рутинно, словно предлагая перейти в очередной зал музея, приглашает пересечь границу миров госпожа Гань. И, подавая пример, первой отправляется 'на ту сторону'. Самые смелые тянутся вслед, остальные толпятся в нерешительности, шутками подбадривая друг друга.

-Воистину так, никто там кусаться не собирается! – балагурит дед Василич. Вместе с тётушкой Салли, пожилой друидкой из Арканзаса, наставницей Джо и Рут, вызвались ассистировать Великому Мастеру. И действительно, попробуй угляди за целым взводом юных балбесов. А заодно и собственное любопытство удовлетворяя – как признался Гекин поводырь, ему самому не приходилось посещать Драконию, поэтому воспользовался моментом стать помощником экскурсовода. По логике должен присутствовать и Баджи, но, скорей всего из-за запрета, отговорился необходимостью помощи мистеру Фиттиху – одним из условий 'отработки наказания' стало приведение в порядок музейных фондов и тотальной переписи экспонатов. Работа кропотливая и слишком квалифицированная, чтобы поручить её големам.

447
{"b":"189309","o":1}