ЛитМир - Электронная Библиотека

выпирающие из-под футболки. Он здесь, и жив, и идет прямо ко мне. Я не могу отвести

взгляд, хотя и отчаянно хочу это сделать.

Он вздыхает и говорит:

- Все это как-то неловко, да, - его голос звучит знакомо, но по-другому. В нем появились

оттенки, которых не было там в последний раз, когда мы видели друг друга.

- Да, - удалось пропищать мне, - Эмм …

- Как поживаешь?

Я не могу ответить на этот вопрос. Это слишком фальшиво. Если бы ему было дело до

того, как у меня дела, он бы придумал, как увидеть меня или поговорить со мной. Он

оставил меня перед Рождеством, перед Новым годом, перед Днем Святого Валентина, до

моего дня рождения, перед

выпускным и окончанием школы.Перед тем, как мне сообщили, что я должна буду

постоянно хромать до конца своей жизни безо всякой надежды на полное

выздоровление.

- Что ты здесь делаешь? - он пожимает плечами.

- Я задавал себе тот же вопрос сегодня утром.

Один из парней, стоящих рядом с нами, с длинными вьющимися волосами, которые

падают ему на лицо, пукает. Еще хуже то, что он делает из этого большое шоу, со стонами

и потугами, как маленький ребенок.

- Чувак, ты в своем уме? - спрашивает Калеб.

- А что? - равнодушно говорит парень, - Я должен был выпустить его.

- Выпускай, когда ты один, старик. Не будь гребанным уродом.

- А ты че, пердежная полиция? - спрашивает парень, подходя к Калебу. Калеб становится

прямо, как будто он побывал в большом количестве драк и не боится добавить еще одну,

на свой счет. Это нереально. Я не чувствую пальцев ног, потому что я в шоке, и Калеб, и

этот парень собираются драться из-за … пука?

- Остыньте, парни, - поизносит грубый голос. Высокий черный парень с папкой указывает

на меня.

- Мэгги, могу я с Вами поговорить? Наедине.

Он указывает на Калеба.

- Ты тоже, Бекер. Сейчас.

Я иду за ним от фургона, болезненно осознавая, что Калеб идет следом. Я испытываю

желание развернуться и потребовать, чтобы он рассказал, где был, но я даже не знаю,

могу ли я выдавить хоть слово.

Парень останавливается за столом для пикника и кидает на него свою папку. Он

представляется, как Деймон Мэннинг, старший руководитель и сопровождающий нашей

группы.

Он выглядит переживающим, когда говорит:

- Очевидно, что вы двое не можете быть в этой поездке вместе. Мэгги, я понятия не имел,

мой помощник поставил вас в качестве замены после того, как Хизер ушла.

- Я уйду, - немедленно предлагает Калеб.

- Черта с два, Бекер. У тебя нет выбора, кроме как остаться.

Это означает, что Деймон хочет, чтобы выбыла я. Если бы я была старой Мэгги, той, кто

боится малейшего конфликта или противостояния, я бы уехала с большим

удовольствием. Но сейчас я сильнее, и я не отступлю ни за что. И еще здесь Калеб. Я

поворачиваюсь с решимостью к Деймону.

- Я остаюсь.

- Мэгги, мне очень жаль, но невозможно работать с вами обоими

- Я не уйду, - прерываю его я.

Деймон потирает рукой свою лысую голову и вздыхает. Я могу сказать, что он колеблется

… по крайней мере, немного. Что я могу сказать, чтобы убедить его, что не могу бросить

поездку только потому, что Калеб, внезапно, оказался здесь тоже? Правда в том, что быть

с Калебом будет испытанием - огромным и неожиданным. Но я решаю, что собираюсь

доказать себе и ему, что я двигаюсь дальше. Я больше не позволю прошлому диктовать,

как мне жить. Нам обоим уже восемнадцать, по закону мы считаемся взрослыми.

- Это плохая идея, - повторяет Деймон, - действительно плохая идея.

- Могу я поговорить с Калебом наедине? - спрашиваю я его.

Деймон переводит взгляд с меня на Калеба.

- Хорошо. У тебя пять минут.

Когда Деймон уходит, я сглатываю и заставляю себя повернуться к Калебу. Он выглядит

встревоженным, но в то же время излучает ожесточенную силу. Раньше я думала, что он

все, что я хотела и в чем нуждалась. Если бы Калеб Бекер был рядом, моя жизнь была бы

в порядке. Так и было, на некоторое время, по крайней мере.

- Прошло восемь месяцев, - говорю я слабым голосом. От мысли о том, как я скучала по

нему, на глаза наворачиваются слезы. Я моргаю и молюсь, чтобы не заплакать. Не сейчас,

когда у меня есть все, чтобы оставаться сильной. Я говорю что-то, что угодно, так чтобы

сохранить это состояние, - Ты пропустил выпускной.

- Я пропустил много вещей, - говорит он, а затем медленно засовывает обе руки в

карманы.

Я знаю, что, вероятно, выгляжу жалко. Я чувствую себя жалкой. Но я устала себя жалеть. Я

должна идти дальше. Я становлюсь сильнее с каждым днем. Я не могу снова втянуться в

мыльную оперу жизни Калеба. Я не позволю этому случиться. Я смотрю на большой

белый фургон, который должен взять нас на четыре недели в поездку вместе. Мы

собираемся поделиться своими историями публично, надеясь, что другие люди не

испытают того, что случилось с нами. Я кусаю губу,что за ирония. Как мы можем это

сделать, если истина об аварии до сих пор похоронена?

Я пинаю камешки на асфальте.

- Он сказал, что у тебя нет выбора, кроме как поехать в эту поездку. Почему?

Скрестив руки на груди, Калеб опирается на стол для пикника и вздыхает.

- Окей, это сделка. Большой сюрприз… я опять по уши в неприятностях. Либо эта

программа, либо я иду в тюрьму. Мяч на твоем поле, Мэгги. Ты хочешь, чтобы я ушел, я

это сделаю. Я буду нести ответственность за последствия.

Последнее, что я хочу, это чтобы Калеб вернулся в тюрьму. Я боюсь спросить о том, как он

попал в беду, так что я молчу. Если он захочет рассказать мне, он расскажет. Но я знаю,

что он не будет, потому что он не доверяет никому, и меньше всего мне… Я могла бы

быть частью его жизни однажды, но не теперь. Я никто ему, и он чужой мне.

- Это всего лишь четыре недели, - говорю я ему, - Я думаю, что мы можем пережить это.

- Застрянем вместе на четыре недели в фургоне, после ты больше никогда не увидишь

меня снова.

Я закрываю глаза, когда он говорит это. Он не должен снова исчезнуть. Его сестра

нуждается в нем, и его мать, которая каждый день борется с зависимостью от лекарств.

- После поездки, ты должен вернуться в Рай.

- Этого не случится, так что выбрось эту мысль из головы.

Забыв мою грусть и набравшись мужества, я встаю прямо и смотрю ему в глаза.

- Знаешь, что я думаю?

- Что?

- Я думаю, что жесткий и стойкий Калеб Бекер на этот раз выбирает легкий путь.

Так, я сказала это.

- Мою жизнь составляет много вещей, Мэгги, но не одну из них не назовешь легкой, -

говорит он, а затем прочищает горло, - И если ты думаешь, что видеть тебя сейчас, для

меня как кусок пирога, подумай еще раз …

Он замолкает.

- Может быть, это судьба дает нам второй шанс, чтобы попрощаться… Знаешь, прежде

чем мы оба снова пойдем каждый свои путем.

- Наверное, так и есть, - говорит он саркастически, - Значит, ты абсолютно спокойно

поедешь в эту поездку со мной?

Я прочистила горло и посмотрела на фургон.

- Я спокойна насчет этого, так же как и ты.

Оттолкнувшись от стола, он уходит и направляется к Деймону. Они перебрасываются

парой фраз,и затем Калеб бросает свой спортивный костюм в заднюю часть фургона и

залезает внутрь.

- Калеб сказал, что вы все решили, - говорит мне Деймон, когда я хромаю к фургону.

- Это всего лишь четыре недели. Все будет в порядке.

Деймон выглядит убежденным настолько, насколько и я, но я заверяю его в том, что

прошлое осталось позади, и мы пережили это. Я очень надеюсь, что я не лгу сама себе. В

фургоне две девушки, которых я встретила этим утром, сидят на переднем сиденье. У

девушки по имени Эрин пирсинг в носу и губе, и татуировки, бегущие вверх и вниз по ее

3
{"b":"190545","o":1}