ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На клумбах расцвели пёстрые астры и пышные георгины. Как жёлтые мячики, на высоких стеблях из стороны в сторону на ветру качались золотые шары — осенние цветы.

Вдруг кто-то сбоку со всего размаху налетел на Петю:

— Петька!

— Вовка!

— Выздоровел?

— Выздоровел.

— Ого, какой! Выше меня! — Вовка приравнял своё плечо к Петиному. — Вырос!

— Вот насколько выше тебя, — сказал Петя и показал Вовке свои сложенные вместе четыре пальца.

— И вовсе не на столько, а на столько, — обиделся Вовка и показал Пете только два сложенных вместе пальца.

— А Галинка где? — спросил Петя.

— Сейчас прибежит. Мы знали, что ты сегодня выйдешь. Твоя бабушка сказала… На́ яблоко! Хорошее. Самое спелое. Уже все зёрнышки в серёдке коричневые. Ешь!

Птица-синица - i_022.jpg

— Мой подсолнух тоже поспел. Бабушка сказала, что все подсолнушки чёрные. Давайте распробуем…

— Это дело! Я люблю подсолнухи грызть, — весело согласился Вовка. — А у меня новый ножик есть.

— Острый?

— Ого! Как бритва!

— Покажи.

— Сейчас вынесу.

Вовка побежал за ножиком, а Петя пошёл в огород к своему подсолнуху.

Как Петя снова увидел кошку

В огороде всё переменилось.

Раньше все грядки были густые, зелёные, пышные. Такая кудрявая листва была у моркови! А крепкие палки с трудом удерживали высокие стебли гороха с зелёными стручками. А какие были помидоровые кусты! Среди листьев трудно было разглядеть круглые лакированные помидоры. И на огуречных грядках раньше виднелись только широкие лапчатые листья да жёлтые цветы, огурцы же прятались под ними, совсем не видные сверху.

А теперь всё поредело. Всё стало прозрачным. Всё опустело.

Петя сразу заметил на кустах много красных и розовых помидоров. Они все были на виду. Подходи и рви! А гороховые заросли пожелтели, многие листья подсохли, и гороховые стручки были толстые, созревшие и тоже слегка желтоватые. И морковная грядка полысела — много бабушка надёргала моркови.

Только салат зеленел, как весной. Его бабушка всё время подсевала.

Вдруг что-то зашелестело, зашуршало в траве возле грядок. Петя посмотрел и увидел рыжую кошку. Она кралась, согнув лапы, почти прижимаясь животом к земле. Глаза у неё были зелёные, злые, прищуренные.

«Птенцы!» — сразу подумал Петя и со всех ног кинулся к гнезду зябликов.

Гнездо было всё там же, всё на той же яблоньке, всё на том же толстом корявом суку.

Но оно было пустое. Ни взрослых зябликов, ни птенцов — никого вокруг не было.

Только листья легонько шелестели да висели тяжёлые зелёные с румянцем яблоки.

Как они срезали подсолнух

— Петя, Петя, где ты? — кричал Вовка.

А Петя стоял у пустого гнёздышка и плакал. Противная, злая кошка! Всё-таки убежала от дедушки из садоводства и съела всех птенцов. Всех до одного…

А какие весёлые были птенчики! Как славно размахивали крылышками!

— Петя, вот ножик! — сказал Вовка, подбегая к Пете. — Идём… Ты чего? — вдруг закричал он. — Чего ты? Тебя кто обидел?

— Гляди, что твоя кошка наделала! — сказал Петя и показал на гнездо. — Всех птенцов съела!

— Что ты, Петя? — удивился Вовка. — Мурки всё время дома не было. Мы её только сегодня утром принесли из садоводства.

— А птенцы?

— Тю-тю птенцы! Выучились летать и улетели.

— Совсем улетели?

— Может, совсем, а может, на другое лето опять прилетят.

— А Мурка?

— А Мурка всё бегает, всё принюхивается. Рада, что домой вернулась.

— Вот и я! — сказала, подбегая. Галинка. — Возьми яблоко… У тебя уже есть? Ну, ничего — будет два. Это тебе дедушка велел дать.

— Галинка, — сказал Вовка, — сейчас подсолнухи будем грызть.

— Зачем? — строго спросила Галинка. — Разве Петя хочет?

— Я хочу, — сказал Петя. — Они спелые!

— Тогда ладно!

И они побежали в огород, к подсолнуху.

Вот он стоит, высокий, с огромными листьями. Только теперь уже не золотой — все лепестки облетели, осыпались.

Зато вместо крохотных цветочков теперь в его корзинке много чёрных, зрелых семечек.

— Ого, сколько! — сказал Вовка.

— Больше тысячи, — сказал Петя. — На всех хватит!

Как они прощались с Галинкой

Потом они уселись все вместе на траву и стали по очереди выковыривать из корзинки подсолнуха семечки. Кожурка на этих семечках была ещё мягкая, не затвердела и не высохла, но зёрна внутри были крупные, вкусные и сладкие, как у тех подсолнухов, которые им часто приходилось грызть зимой.

Птица-синица - i_023.jpg

— Петя, — сказала Галинка, — вот интересно: посадил ты одно семечко, а гляди, сколько получилось! Если б ты собрал все сёмечки от подсолнуха и весною посадил в землю, тебе бы сада не хватило.

— Не хватило бы, — согласился Петя.

— А потом, — сказал Вовка, — если бы он собрал семена со всех подсолнухов и снова их посадил, у него целое подсолнуховое поле получилось бы.

— Он один не управится, — сказала Галинка.

— А мы на что? Мы ему поможем! — воскликнул Вовка.

— Всё равно не управимся, — сказал Петя.

— Ну, тогда, — тряхнула головой Галинка, — мы попросим в колхозе трактор и сеялку.

— Тогда управимся, — сказал Петя.

— Тогда, конечно, управимся, — согласился и Вовка.

— А сегодня, — вдруг проговорила Галинка, — моя мама приехала.

— Ты рада? — спросил Петя.

— Рада-то рада, только завтра я уезжаю от дедушки и бабушки. Теперь скоро мне идти в школу.

— В школу? — удивились Петя и Вовка.

— В первый класс! — гордо сказала Галинка.

— А мы на тот год пойдём в школу, Петя, да? — воскликнул Вовка.

— Всё равно, — сказала Галинка, — меня-то вы не догоните. Вы будете в первом, а я уже во втором.

— Вот тоже, задаётся! — вдруг обиделся Вовка. — Значит, нам с Петей время не пришло, если мы не идём в школу. Правда, Петя?

— Конечно, не пришло, — проговорил Петя. — Мне — шесть!

— И мне шесть! — сказал Вовка.

— И мне шесть, — сказала Галинка, но тут же прибавила: — Только через пять дней будет уже семь.

— Пять дней не считается, — сказал Петя. — Если через пять дней тебе будет семь, значит тебе уже больше не шесть.

— Это правда, — согласилась Галинка. А потом, помолчав, спросила: — Провожать меня завтра пойдёте?

— Пойдём, — сказал Петя.

— До самого автобуса проводим, — прибавил Вовка.

Но на следующий день с самого утра зарядил такой дождь, что Петю не пустили гулять. И Петя только через окошко увидел, как Галинка с мамой, бабушкой и дедушкой шла к автобусу. Галинка была в красной непромокаемой накидке с капюшоном.

Она заметила Петю в окошке. Помахала ему, крикнула какое-то весёлое словечко и засмеялась.

Только Петя не расслышал, что это было за словечко. Разве услышишь, когда бабушка не позволила даже форточку открыть!

Как Петя увидел птицу-синицу

Уже с деревьев все листья облетели. Ни одного не осталось на ветках.

Уже огород весь опустел. Все овощи собрали с грядок. Лук висел на кухне, связанный в длинные золотистые плети. Морковь и свёкла были убраны в погреб и присыпаны сверху сухим песком. Огурцы, помидоры и капусту бабушка засолила в больших, пузатых кадушках. И теперь грядки в огороде были совсем не похожи на грядки, а просто лежала разрытая мокрая земля.

И все цветы завяли, почернели после утренних заморозков. А на дорожке, как раз перед крыльцом, стояла широкая дождевая лужа. Петя обходил эту лужу сторонкой, чтобы не зачерпнуть в калоши. А Вовка один раз захотел перескочить — и прыгнул в самую лужу. Брызги полетели выше Вовкиной головы.

12
{"b":"191517","o":1}