ЛитМир - Электронная Библиотека

   Дирижабль неожиданно вздрогнул всем корпусом, а его крен на нос увеличился, заставив меня схватиться за проделанный к стене поручень. Орудия резко смолкли, а за передним стеклом гондолы я отчетливо увидел приближающуюся к нам какую-то темную массу.

   Дальше помню плохо. Меня швырнуло куда-то в угол, затем стекло гондолы лопнуло с пронзительным хлопком, и внутрь полетели куски дерева, обломки веток. Один из таких обломков словно копье пробил насквозь грудь нашего рулевого, утащив его тело вслед за собой, куда-то вглубь гондолы. Все это сопровождалось диким треском и противным скрежетом сминаемого металла. Куда делся капитан я не заметил, но надеялся, что он пока еще жив. Мне же оставалось только скорчиться в углу и, закрыв голову руками, молится всевозможным богам, изредка поминая Арагорна и Наблюдателя не совсем благодарными словами.

   Удар о землю был на удивление не слишком силен, хотя в первый момент создалось такое ощущение, что об меня решил притормозить "Камаз", - дух выбило напрочь. Несколько минут я лежал неподвижно, не веря тому, что все еще живой и вслушиваясь в буквально-таки звенящую тишину, нарушаемую только постукиванием капель дождя об израненный корпус гондолы и редким поскрипыванием ее искорёженных конструкций, затем осторожно поднялся на ноги. Похоже долетались.

Глава 6.

   Туман густым киселем упал на лес, превратив окружающие деревья в причудливых монстров тянущих свои изогнутые лапы к усталым путешественникам. Поднявшееся над горизонтом светило бледным пятном висело где-то среди ветвей, практически не согревая. Изредка по верхушкам деревьев пробегал легкий ветерок, заставляя их пригибаться, обрушивая со своих ветвей на землю противную изморось.

   Гондола дирижабля врезалась в склон горы, свалила несколько деревьев и, разломившись на несколько частей, замерла причудливой грудой металла. От шара остался лишь несколько кусков ткани, запутавшихся в кронах деревьев и трепещущих на ветру, словно полотнища гигантских флагов.

   Выжившие в крушении члены экипажа, копошились среди обломков, вытаскивая тела погибших товарищей или пытаясь спасти хоть что-нибудь ценное. К сожалению, с каждой минутой сделать это становилось труднее, так как внутри полуразрушенной гондолы вспыхнул огонь, который разгорался все сильнее и сильнее, а попытки его потушить ни к чему не приводили.

   Адрия Сагер сидел рядом с поваленным стволом дерева, над которым Баркин с Лексом сделали некое подобие навеса из куска обшивки гондолы, отрешенно наблюдая за происходящим. К счастью все пассажиры "Тракнии" отделались лишь легким испугом, да ушибами, так что среди них он был единственным серьезно пострадавшим. К последствию легкого сотрясения, полученного им во время урагана, добавился ушиб голени и еще один удар головой о столик в каюте. Как результат: на ногу наступать можно было с большим трудом, голова болела, в ушах постоянно позвякивали маленькие колокольчики, а сознание изредка "плыло", погружая Сагера в состояние короткого беспамятства. Постоянно клонило в сон, и молодой ученый с трудом перебарывал желание рухнуть в сырую траву. Иногда к нему подходил Баркин интересовался о самочувствии и, убедившись, что все в порядке, вновь спешил к обломкам, в надежде отыскать хоть что-то из снаряжения экспедиции и своих вещей. Один раз рядом возник Лекс и, присев на корточки напротив, долго смотрел на него, затем зачем-то показал растопыренную пятерню, поинтересовавшись, сколько на ней пальцев, - к большому удивлению Адрия их оказалось семь. В ответ тот только молча покачал головой и что-то сказал подоспевшему Баркину, волокущему на своем горбу огромный тюк с каким-то барахлом. Гном сбросил груз на землю и, выслушав Лекса, согласно кивнул, указав рукой куда-то в сторону гондолы. Сагер с удивлением смотрел на своих спутников, пытаясь понять, почему они общаются беззвучно и даже хотел спросить об этом гнома, но не усел. Мир перед глазами вдруг завертелся, стал мутнеть, и молодой ученый потерял сознание.

   Укрыв Сагера вырезанным из остатков шара куском прорезиненной ткани, Дворкин с кряхтением, поднялся с колен и, посмотрев на стоявшего позади него Баркина , покачал головой.

   -Увы, мой друг, но мои познания в магии, а тем более в медицинской, слишком ничтожны. Глубокую царапину или порез я еще заживить могу, однако тут необходима помощь настоящего целителя, у молодого человека, похоже, сломана нога, да и рана на голове вызывает опасение.

   Он устало вытер ладонью испачканное грязью и сажей лицо, едва успев при этом подхватить соскользнувшие с носа очки и бросив взгляд на застонавшего Адрию, добавил:

   - Впрочем, он человек довольно крепкий, так что особо беспокоиться думаю, не стоит.

   Гном понимающе кивнул и ободряюще похлопал старого друга по предплечью.

   - Не переживай, дружище, ты сделал все что мог, теперь его жизнь в руках богов. Давайте лучше решим, что делать дальше нам?

   - А что тут решать, - сказал сидевший около небольшого костра капитан Гувер. - Считаю, господин Баркин, что нам надо уходить отсюда и как можно скорее.

   Он одним резким движением переломил о колено палку, которой до этого ковырялся в углях и, кинув ее в огонь, посмотрел на гнома усталым взглядом.

   - Возражаю, - подал голос Дворкин. - Господину Сагеру нужен покой. Думаю, что нам лучше остаться тут и начать обустраивать лагерь. К тому же, - он нравоучительно воздел указательный палец вверх, - здесь нас проще будет отыскать спасательной экспедиции.

   - Нападавшим нас тут будет проще отыскать, - буркнул капитан в ответ. - И поверьте мне, господин ученый, они найдут нас куда быстрее чем возможная экспедиция, которая если и отправится на наши поиски, то ни как не раньше чем через пару месяцев.

   - Но, - Дворкин явно хотел что-то возразить, однако бросив взгляд на угрюмое лицо Гувера, замолк и вопросительно посмотрел на стоявшего рядом гнома.

   - Я вполне согласен с капитаном, - неожиданно вмешался в разговор Лекс, до этого времени стоявший чуть в стороне от костра и что-то внимательно рассматривающий в вершинах деревьев. - Причем делать это надо как можно быстрее.

   - Что-то заметили? - покосился на него Гувер.

   - Не уверен, - в голосе Лекса сквознули нотки сомнения. - Просто видел пару подозрительных птичек в небе.

   - Понятно, - капитан резко поднялся на ноги и, повернувшись к троим выжившим матросам, скомандовал: - Ланк, Дорс, подготовьте носилки для господина Сагера. Уитни, помоги остальным господам собраться, выходим через полчаса. Господин Лекс, - он поднял лежащую рядом винтовку и кинул ее проводнику, - построите на страже?

   Тот ловко поймал оружие, с явным интересом во взгляде повертел ее в руках и, повесив через плечо стволом вниз, коротко кинул. Развернувшись, он неторопливым шагом направился в сторону стоявшего неподалеку разлапистого дерева и вдруг одним прыжком оказался среди ее ветвей, быстро скрывшись в густой кроне.

   Дворкин почувствовал, как его челюсть непроизвольно устремилась вниз. Он посмотрел на Баркина обалдевшим взглядом, но тот только пожал плечами и с невозмутимым видом отправился собирать свои вещи. Историк пару минут в нерешительности топтался на месте, растерянно наблюдая за развернувшейся вокруг суетой, затем вздохнул и последовал примеру друга.

   Эндрис Варк раздраженно откинул письмо в сторону и, нервно дернув бровью, рванул тесный воротник форменного комзола. Золотистая пуговица стукнулась о мраморный пол и легонько подпрыгнув, скрылась где-то под столом. Рассеяно проводив ее взглядом Варк тяжело вздохнул, подумав, что если уж что-то пошло не так, то через некоторое время начинает сыпаться все. Сперва дикая выходка сына, грозящая крупными неприятностями, затем вызов в столицу и неприятный, полный непрозрачных намеков, разговор с кардиналом. Теперь еще это письмо от его человека в совете.

22
{"b":"192094","o":1}