ЛитМир - Электронная Библиотека

      То, что я в этом мире не просто так, это понятно, но вот для чего и главное кто за этим стоит? Естественно первый кто приходит на ум - это Арагорн, только вот он ли это? Сильно сомневаюсь. Будь это дело его рук, наверняка появился бы почти сразу, тем более что я "воробей стреляный" и ходить вокруг да около ему смысла нет, хотя от него-то как раз всего можно ожидать. Впрочем, смысл гадать? Тот, кому я понадобился в этом мире, всё равно когда-нибудь появится.

      Вздохнув, я переместил книгу под мышку и, перехватив поудобнее чехол с катаной, решительно направился вдоль улицы, с твердым намереньем выяснить, как же мне попасть в Латос.

Глава 2.

      Белоснежное оперенье стрелы точно причудливый цветок "распустилось" на теле оленя, легонько покачиваясь в такт его бега. Животное на мгновение сбилось с темпа, но тут же вновь устремилось вперед, стремясь пересечь поле и достичь спасительной полосы недалекого леса. Еще две стрелы мелькнули рядом с его телом, исчезнув в высокой траве.

      Я резко потянул поводья на себя, заставив разгоряченную бегом лошадь сбавить скорости и перейти на шаг.

      - Отец, уйдет ведь!! - крикнула Эйнураль, осаживая свою кобылу рядом со мной.

      - Не уйдет, - сказал я, бросая взгляд в сторону дочери, явно расстроенной своей не очень удачной стрельбой. - Ри перехватит.

      - Я бы и сама могла, - вскинулась девушка. - Просто Тавилка споткнулась...

      - Вот именно, - кивнул я. - Там дальше сплошь рытвины заросшие травой, так что не дури, незачем лошадям ноги ломать.

      Эйнураль фыркнула, но послушно вложила зажатую в руке стрелу обратно в колчан. Я понимающе улыбнулся и, успокаивающе похлопав все еще всхрапывающую лошадь по шее, которая, судя по всему, так же была не прочь продолжить нашу погоню, посмотрел вслед удаляющемуся оленю. Животное уже почти достигло леса как рядом с ним, словно из-под земли возник огромный белый волк и его мощные челюсти сомкнулись на шее обезумевшей от ужаса жертвы. Пару минут хищник стоял, облизываясь, затем повернул свою голову в нашу сторону, и его пасть растянулась оскале причудливой улыбки.

      - Господин Лекс, просыпайтесь. - Я вздрогнул и, с трудом разлепил веки. Несколько мгновений непонимающе смотрел на трясшего меня за плечо человека, затем благодарственно кивнул и, протерев глаза ладонями рук, бросил взгляд в окно дилижанса.

      Бесконечные поля и леса, почти все время окружавшие дорогу сменились стоящими то тут, то там какими-то постройками явно производственного назначения, да и движение на дороге увеличилось, заставив наш дилижанс резко сбавить ход.

      - Уже приехали?

      - Почти, - отозвался мой спутник, единственный не сошедший на предыдущей остановке. - Думаю еще минут пятнадцать и будем на станции.

      - Хорошо, - облегчённо вздохнул я и с хрустом потянулся.

      Надо заметить, что ездить в дилижансе это почти то же самое, что и в междугороднем автобусе, только тут еще более душно и трясет сильнее. Поэтому я был рад окончанию своего почти суточного путешествия, - еще немного, и я буду в Латосе, а уж оттуда отправлюсь в Родарию. Единственный вопрос, что меня мучил, касался промежутка времени, прошедшего с тех пор как я покинул этот мир. Я просто не знал, отчего мне отталкиваться в своих расчетах. Судя по тому, что я узнал, беседуя со своими попутчиками, сегодня было семнадцатое инва семьсот тринадцатого года эры Тсат, - как думаете, много это мне сказало? Вот и я о том....Как мне помниться раньше было несколько другое летоисчисление и как раз перед моей смер...уходом, шел одна тысяча двести тридцатый год. Так что в этом мире могло пройти и сто лет, а могло и несколько тысяч, в любом случае оставалось только надеяться, что все проясниться в самой Родарии. И все равно, сколько бы столетий не минуло, мне от этого не легче, этот мир теперь абсолютно чужой и если быть честным я сам не совсем понимаю, зачем куда-то еду. Возможно, следовало попытаться вернуться по той же тропинке, а если бы это не удалось, остаться в том городке и дождаться виновника моего переноса, а то, что он когда-нибудь объявится, я не сомневался. Но...но все же что-то меня торопило, подталкивало вперед, этот невидимый чертов метроном, который неутомимо отсчитывал время. Нечто подобное я ощущал во время нашей погони за магерами; там тоже были невидимые часы, иногда начинавшие вести свой отчет у меня в голове и лишь позднее я понял, что они означали, - часы смолкли в тот самый день, когда внутри Таиль проснулся демон.

      Я невольно сжал кулаки, стукнув правым по обложке лежавшего на коленях атласа.

      Мой попутчик недоуменно посмотрел на меня, но промолчал, а я виновато улыбнулся в ответ и, раскрыв атлас, несколько минут бездумно перелистывал страницы, изредка останавливаясь на тех, где были изображены знакомые мне существа. Лайсы, ворги, орки, горгульи - для составителя атласа они были всего лишь мифами, но не для меня. Я до сих пор прекрасно помню когти, зубы и клинки всех этих "мифов".

      Дилижанс резко дернулся, заставив меня быстренько ухватиться за вделанную в стенку бронзовую ручку, и замер.

      - Прибыли, - констатировал мой попутчик, снимая с вешалки куртку и надевая широкополую шляпу, очень похожую своим видом на ту, что носят в фильмах ковбои. - Значит, запомните, вам надо пройти от станции до самого конца "Ткацкой улицы", там повернуть направо и вновь не сворачивая до самого порта.

      - Что ж маршрут не хитрый, - улыбнулся я, - спасибо вам.

      Я закрыл атлас и, положив его на сиденье, дождался, пока мужчина покинет дилижанс, затем вышел следом. Книгу я брать с собой не стал, в принципе мне она особо теперь не нужна, а размер у нее немаленький и таскать с собой ее не очень-то удобно, так что пусть кому-нибудь другому пригодится.

      Латос напомнил мне старинную киносъёмку, которую как-то показывали по телевизору в одной передаче вроде бы посвящённой началу двадцатого столетия. Довольно широкие центральные улицы, почему-то замощённые лишь рядом с домами, а посередине отсыпанные мелким гравием вперемешку с песком. Народу довольно много и извозчикам, а так же редким самобеглым повозкам приходиться постоянно притормаживать, дабы пропустить очередного жителя. Правил движения тут еще явно не придумали, однако я все же заметил, что все транспортные средства стараются держаться вне мощеной части.

      Некоторое время я пытался понять, зачем так было сделано (по гравийно-песочной смеси повозки шли с заметным трудом) пока не прошел дальше по улице и не увидел вполне знакомую картину асфальтирования дороги, с поправкой на местный колорит.

      Десяток гномов в ярко-желтых робах и странных зеленых шестигранных касках деловито суетились вокруг большой машины напоминающей четырех колесный паровоз, изнутри которой, словно паста из тюбика, выдавливалась какая-то зеленоватая блестящая жидкость. Машина ползла со скоростью улитки, а метрах в десяти позади нее, выдавленную жидкость утрамбовывал каток весьма похожий на увеличенный в размерах до двухэтажного дома земной аналог. Результатом работы парочки этих агрегатов и их гномей команды являлось асфальтоподобное покрытие черного цвета с легким зеленоватым оттенком.

      Как бы это все не было интересно, но улица дальше была перекрыта и, судя по скорости этого укладчика, довольно надолго, так что, понаблюдав несколько минут за слаженной работой гномов, я отправился искать обходной маршрут. Надо сказать, что тут я свалял дурака, мне бы взять одного из извозчиков, но я как-то об этом не подумал, а прикинув короткий путь, решил срезать через дворы. Минут через десять я, наконец, осознал свою ошибку: стоило свернуть с центральной улицы, как ты оказывался в лабиринте из узких извилистых проходов. Дома стояли настолько близко, что раскинув руки, я мог коснуться стен противостоящих зданий. Ко всему этому надо добавить грязь и мутные лужи порядочного размера, которые приходилось либо перепрыгивать, либо обходить, прижавшись к стене. Однако надо отдать должное, дворики, которые я иногда пересекал в поисках дороги, были довольно чистенькими и буквально соревновались за звание "лучший цветник района" .Такого количества клумб украшенных богатым разноцветьем и, заполнявших практически все пространство между подъездами, я не видел нигде. Пару раз я спрашивал дорогу у прохожих и мне подробно ее объясняли, но каким-то неведомым образом вновь оказывался в тупике, все дальше углубляясь в эти каменные джунгли. Дело тут было явно нечисто. Создавалось впечатление, что кто-то неведомый специально вел меня к нужной ему цели. В конце концов, где-то минут через пятнадцать я уперся в высокий кирпичный забор. Справа и слева возвышались серые "тела" четырехэтажных зданий и дорога была только назад, - я только нервно хихикнул.

6
{"b":"192094","o":1}