ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Довольна собой? – спрашивает Наглец.

Я кидаю на него взгляд. Как ни удивительно, но в авто резко становится тесно. Такое ощущение, будто этот парень занял собой все свободное пространство салона. Он расселся в машине, как ее хозяин: в пол оборота ко мне, колени разведены, одна рука спокойно лежат на моем подголовнике, взгляд прищуренный – хитрый, слегка даже хищный. Так что рядом с ним я вдруг чувствую себя миниатюрной. А это так приятно.

– Немного, – наконец отвечаю.

– Не любишь проигрывать, верно?

– Раскусил.

– Люблю таких, – говорит, отворачиваясь к окну.

И все-таки, ко всему прочему он, мягко говоря, немного странный. Да и я хороша, подобрала какого-то незнакомца. А вдруг он маньяк какой-нибудь?

– Как тебя зовут?

– Вульф, просто Вульф. А тебя, куколка?

– О, это военная тайна, – улыбаюсь ему, не переставая кокетничать.

Его губы также искривляются в ухмылке, до безумия обаятельной.

– Тогда я буду звать тебя Красной Шляпкой.

А в это время. По черной-черной улице идет мужчина в черном-черном плаще. И держит в руке черный-черный Браунинг калибра девять миллиметров с черным-черным глушителем. И думает он черными-черными мыслями, преследуя черную-черную цель. И садится он в черную-черную машину.

А оказывается, интересно наблюдать, как женщина ведет машину. Как ее тонкие руки с изящными наманикюренными пальчиками крутят баранку руля. Как она сосредоточенно кидает взгляды по сторонам, порой вытягивая шейку, чтобы увидеть нечто неуловимое в зеркале заднего вида. Как она переключает рычаг коробки передач, нежно обхватывая его ладонью...

Однако, зрелище не для слабонервных. И на кой черт я сел к ней в машину? Понравилась? Да мало ли? Все равно у нас с ней ничего не будет. Не моей она крови, человеческой. Всего лишь пища, а не женщина. А мне теперь сидеть и задыхаться от ее вожделения.

«Не в моем вкусе, не в моем вкусе!» – Передразнивал я ее про себя.

Ффффф. Тяга к прекрасному когда-нибудь меня погубит. Отец всегда мне это говорил. И был прав. Не высовывал бы я носа из родного леса, не пришлось бы сейчас бегать.

– Ты всегда такой молчаливый? – подает голос Красная Шляпка.

– Только когда голодный, куколка.

– Ох, так мы можем остановиться и перекусить. Скоро заправка.

– Кто платит?

– Вычту из твоей зарплаты.

– Хорошо, так и быть, уговорила.

Нет, она все-таки чего-то от меня хочет. Так и кидает голодный взгляд. Надо же мне было пошутить про натуру. Ведь приняла слова всерьез, как пить дать. Доверчивая, однако. Идеальная жертва. Следую взглядом по изгибу ее шейки. Упираюсь в вырез декольте. Красивое. Как и ножки, которые открыты всем желающим, потому что Шляпка в короткой юбке, такой, что еще на сантиметр выше, и я узнаю, какого цвета на ней белье... Так, стоп машина! Я, конечно, настраивался в этот раз выходить в люди с мыслью, что никого есть не стану. Но тут уже и породниться готов.

Снова отворачиваюсь к окну. Замечаю краем глаза на себе ее любопытный взгляд. Улыбаюсь.

– И часто ты подбираешь попутчиков?

– М-м-м, нет. Просто в этот раз не смогла проехать мимо.

– Правда? – делаю вид, что искренне удивлен. – Можно узнать, почему?

Смущается и ерзает на сиденье. Даже забавно за этим наблюдать.

– Ну-у-у, ты выглядел таким... одиноким... там, на обочине.

– Неужели?

– Правда-правда.

– И ты решила меня приютить?

– Можно и так сказать.

– Отлично, – излагаю свое мнение по этому поводу, снова отворачиваясь к окну.

Жаркое солнце клонится к закату. Красная Феррари резво мчится по трассе. Внутри нее сидят двое. Он и Она – непростая женщина и непростой мужчина. И оба знают друг о друге не больше имен. Но теперь они в общей упряжке. След уже взят. Хантер знает свое дело.

В черной-черной машине под заходящими лучами Солнца блестит черная-черная сталь Браунинга.

И чего, спрашивается, он сидит? Сидит и молчит. Уставился в окно, будто с той стороны интереснее, чем с моей. Может, у меня тушь размазалась?

Смотрю в зеркало заднего вида.

Да нет, все в порядке. И бюст на месте. И юбка задралась. А так заманчиво разговаривал. Может, он не такой? И не маньяк вовсе. Ох, тогда он нравится мне еще больше.

– Давно путешествуешь? – продолжаю поддерживать разговор.

– Не очень.

– Наверное, чаще подвозили девушки?

Улыбается. О май гад! Да он убьет меня одной своей улыбкой.

– Угадала.

– И всем платил натурой?

– Конечно, – отвечает все с той же улыбкой на притягательных губах.

Меня пробирает волнующая дрожь. Бросает в жар от одной только мысли узнать этого мужчину получше. Нет, я так больше не могу. Не знаю, чего ждет он, но я ждать не стану. Видимо, главный маньяк здесь – я. Так тому и быть.

Жму на тормоз. Съезжаю на обочину. Останавливаюсь. И говорю:

– А знаешь... К черту все эти условности. Я готова взять натурой.

И, не дожидаясь от него первого шага, набрасываюсь на Вульфа сама. Какие наши годы! Жарко целую парня в губы. Однако. Мне показалось, или он и правда зарычал? Так, что по моему небу прокатывается вибрация. А он! А он и вовсе дергается от меня назад... и вываливается из машины на обочину. О, нет!

– Эй, ты как? – спрашиваю, поглядывая на него с пассажирского сиденья.

Но в ответ вижу обозленный взгляд. И глаза такие... другие, словно потемнели вдруг от злости. Вот как? Я, значит, тут о нем беспокоюсь, даже первый ответственный шаг взяла на себя...

– Ты совсем спятила?! – еще и кричит Гад.

– Я?!

– Жить надоело?!

– Мне?!

– А с кем я, по-твоему, сейчас разговариваю?

– Ну, знаешь ли...

А что сказать дальше, даже и не знаю. Он тут натуру предлагает, а когда берут, нате вам. Сразу спятила!

2
{"b":"194608","o":1}