ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но Бабуля сидит невозмутимо.

– Ба! А ты не могла меня предупредить? Я, вообще-то, не согласна! – подскакиваю и я, швыряя на стол полотенце.

– Детка, уймись. Ну на кой тебе это волосатое чудовище?

– Он... он мне нравится! Может даже больше, чем нравится. И... и вообще, это я его нашла! Значит, он – мой!

Тем временем с Вульфом происходит нечто невообразимое. Его кожа словно взрывается, он меняется от головы до пят, вместо лица появляется волчья морда, и наружу вырывается серая шерсть.

– Ой, – я так и села.

Вульф успевает только рыкнуть, как ему в грудь входит перо дротика. И он тут же падает на пол.

– Все! Попался, голубчик, – радуется Ба, держа в руке пистолет, который стреляет дротиками.

Нет, к такому Вульфу я еще не привыкла, но с этим буду разбираться попозже, когда будет с кем разбираться.

– Бабуля, ну миленькая, ну оставь его мне, ну пожалуйста, – начинаю я просить.

– Да что ты все кудахтаешь, курочка моя. Не трону я его. Шерсть только состригу и все. Знаешь, какая у них шерсть теплая? Всем носки свяжу, зимой морозов знать не будете.

У меня отлегло. Какое счастье, что ей от него нужна только шерсть, а не сердце или другой какой орган. Моя бабуля, ведьма в шестом поколении, никогда не брала у живого существа больше, чем ей было нужно для ее колдовских или других дел. И когда она закончила с Вульфом, обработав его под египетскую кошку, я очень надеялась, что он не сильно расстроится при пробуждении. Ведь может такое быть?

Надо попросить у Бабули еще один амулет, – только думаю я, как волк начинает приходить в себя. Он лежит на софе и постанывает, держась за голову. Я же сижу в уголочке в кресле и с интересом за ним наблюдаю, поедая мороженое. Диво-то какое дивное! Я же первый раз вижу живого оборотня.

Особенно лысого...

И тут он открывает глаза. Видит меня, но сразу переводит взгляд к своему телу. Я со страху роняю мороженое, когда он подскакивает на софе. Потеряв точку опоры, летит на пол, но сразу подрывается на ноги. Подлетает ко мне, хватая своими когтистыми лапищами за ворот халата и придвигая к себе.

– Где моя шерсть? – рычит волк.

– Ну-у-у, нету.

– Вот я и спрашиваю, где она? Говори, или я тебя сейчас съем!

– Она у бабушки.

– Тогда я съем твою бабушку.

Он отталкивает меня и разворачивается. Идет по комнате, нюхая воздух. Но нет, не так быстро, мой хороший. Я сползаю с кресла и встаю на пол, расставляя ноги на ширине плеч. И применяю свое главное оружие. Полы красного халатика расходятся по сторонам, открывая мое тело в сексуальном белье и чулочках.

– Эй! – окликаю я волка.

Он оборачивается. Смотрит своими волчьими глазами. Фыркает. И перекидывается в того Вульфа, которого я знаю. Правда... тоже лысого. Но это ничего, волосы не зубы, отрастут. Главное то, как он на меня смотрит. Такой голодный-голодный, что я сразу оказываюсь в его жарких объятьях с поцелуем на своих губах...

В комнате горит камин. Потрескивают поленья. Скрипит кресло-качалка. В ней сидит старушка в очках и сосредоточенно вяжет спицами носки из шерсти оборотня. В соседней комнате под скрип деревянной кровати стонут двое. Он и Она, Красная Шляпка и оборотень Вульф. И оба знают, что будут жить они долго и счастливо. И умрут в один день.

Вот и сказочке конец.

А кто слушал – молодец,

Возьми с полки пирожок.

Угости себя, милок.

(мир праху его, Хантера).

И я там был, пиво-мед пил,

По усам текло и в рот попадало.

Так что сказке не дивись,

Лучше просто улыбнись.

Какова же тут мораль?

Угадаешь – дам медаль.

А на этом все, пока,

Пошел давать я гопака.

Да в новых шерстяных носках.

Конец...

8
{"b":"194608","o":1}