ЛитМир - Электронная Библиотека

Осветительные приборы — идеальное место для размещения подслушивающих устройств. Во-первых, потому, что они расположены высоко на открытом пространстве, где легко улавливать любые звуки. Во-вторых, потому, что там устройство легко подключить к сети электропитания.

Джеймс вытянулся во весь рост, чтобы поставить решетку на место, и вдруг услышал предательский треск, которого в ужасе ожидал всё утро. Брюки лопнули по шву, выставив на всеобщее обозрение яркие боксерские трусы.

Включив свет, Шак не удержался от улыбки.

— Симпатичные у тебя шортики.

— Боже мой, как же хорошо стало, я уж думал, что эти брюки мне всё там раздавят, — с облегчением вздохнул Джеймс. — Что дальше?

— Ключи, — напомнил Шак.

— Если, конечно, он оставляет их здесь, — добавил Джеймс и подошел к пиджаку, висевшему у двери.

Он выудил из кармана Стейна связку ключей, потом достал из рюкзака пачку восковых таблеток. Тем временем Шак нашел в одном из шкафов какие-то интересные документы и переснимал страницы ручным сканером.

Восковые таблетки разделились на два куска величиной с печенье. Джеймс вкладывал между таблетками каждый из ключей Стейна, создавая отпечаток, на основе которого можно будет сделать копию. Когда Джеймс окончил со всей связкой, ноутбук звякнул, давая понять, что копирование закончено.

Джеймс опять сел перед ноутбуком и с помощью хакерского пакета установил на компьютер Стейна программы-шпионы. Эти программы будут регистрировать все нажатия Стейном клавиш и втайне передавать информацию о них на наблюдательную станцию МИ-5 в Кейвершеме.

Шак закончил поиски в шкафах с документами и достал из рюкзака металлическую коробочку. Она скреплялась кусочками изоляционной ленты и походила на творение чокнутого профессора. Ее предназначением было улавливать и воспроизводить радиосигналы от пейджера, включавшего сигнализацию на автомобиле Стейна.

Шак включил устройство, приклеив проволочку к верхушке пальчиковой батарейки. Потом перевел переключатель на передней стенке коробочки в положение «прием» и попросил Джеймса нажать кнопку на ключах от машины Стейна. Через пару попыток зеленая лампочка на коробке мигнула, показывая, что сигнал был успешно записан.

— Всё? — спросил Джеймс.

Шак кивнул и посмотрел на часы:

— У нас еще шесть минут в запасе.

Напоследок Джеймс и Шак собрали свое оборудование и разложили все вещи на столе в точности так, как они были. Как только зазвенел звонок на перемену, мальчишки выскочили в коридор и направились на первый этаж. Джеймс болезненно ощущал, как увеличивается дыра на брюках, но никто из учеников «Тринити» не обращал на него никакого внимания.

Выйдя из главного подъезда школы, ребята свернули налево и спустились по пологому пандусу к недавно построенному спортивному комплексу. За ним располагалась учительская автостоянка.

Проходя мимо входа в раздевалку, мальчишки уловили запах пота, там десятиклассники готовились к уроку физкультуры. Джеймс и Шак пошли по коридору, украшенному старинными фотографиями команды «Тринити» по регби. Дойдя до двери, ведущей на учительскую стоянку, Джеймс внимательно осмотрелся по сторонам. Потом они прошли под табличкой «Служебный выход» и спустились по бетонным ступеням. Всё вокруг было новеньким, даже на желтых полосках, разделявших места на стоянке, почти не замечалось черных отметин от шин.

Ребята сразу же увидели серебристую машину Стейна. Шак достал из кармана металлическую коробочку и перевел переключатель в положение «передача». Джеймс вставил в скважину на передней дверце «торговый» ключ. Этот ключ мог открывать все машины такой модели, но не имел встроенного микрочипа, отключающего сигнализацию.

— Готов? — спросил Джеймс. Шак кивнул. — Раз, два, три — начали!

В тот миг, когда Джеймс повернул ключ, сигнализация коротко пискнула, но Шак тотчас же заглушил ее своим устройством. Джеймс сел на водительское место и по¬тянул за грибовидную рукоятку на пассажирской двери. Шак скользнул внутрь. Джеймс снял прозрачную крышку с верхнего светильника и вывинтил крохотную лампочку вместе с серебристым пластиковым держателем. Шак установил в освободившееся гнездо подслушивающее устройство. Раздался щелчок, патрон встал на место. Джеймс ввинтил лампочку и прикрепил наружную крышку.

Шак торопливо порылся в «бардачке», тщательно просматривая старые квитанции да обрывки бумаги — не найдется ли среди них чего-нибудь интересного. Разложил пару листков на приборной панели и скопировал ручным сканером. Джеймс пошарил на заднем сиденье и вокруг водительского кресла, но нашел только дорожный атлас и груду смятых бумажных стаканчиков.

— Готов? — спросил Джеймс.

Шак кивнул.

— Теперь надо смываться, пока нас не засекли.

Джеймс открыл дверь, но, выходя, заметил на крыльце хрупкую женскую фигурку.

— Черт возьми, — прошептал Джеймс и неслышно закрыл дверь машины.

Шак бросил взгляд на худышку. Та закурила сигарету, жадно втягивая дым. Мальчишкам оставалось только одно: вжаться в сиденья и ждать, пока она уйдет обратно в школу.

Они выждали еще пару минут, вышли из машины и последовали за ней. План операции предписывал ребятам спрятаться в безлюдном закутке позади спортивного центра и провести там полчаса, остававшиеся до конца школьного дня, а потом выйти из ворот вместе с настоящими учениками.

Проходя мимо раздевалок, Джеймс увидел, что учитель физкультуры не запер дверь. Его мучительно манили серые с оранжевым форменные брюки — по раздевалке их было раскидано не меньше дюжины пар.

— Посторожи меня, — сказал Джеймс. — Пойду позаимствую штаны.

Шаку не нравилась затея Джеймса — она навлекала на них ненужный риск. Однако он понимал, что на месте Джеймса тоже не захотел бы проделать обратный путь до лагеря с громадной дырой на заднице.

Первые несколько пар Джеймс отложил. Он был до¬вольно высок для своих тринадцати лет, но десятиклассники всё же были намного крупнее. Наконец Джеймс отыскал подходящую пару. Он снял ботинки и быстро натянул брюки. Сообразив, что у него нет времени перекладывать содержимое карманов, он просто скатал свои рваные штаны и сунул их в рюкзак поверх всего остального.

Джеймс вышел из раздевалки и пошел обратно тем же путем, каким они сюда попали.

— Погоди, — остановил его Шак.

Джеймс обернулся:

— Что?

— Ничего. Просто, пока ты переодевался, я выглянул в окно и увидел, что позади вот этой двери есть более короткий путь. Мы можем не топать обратно вокруг всего здания, а пробежать здесь.

Джеймс прошел через коридор и выглянул через матовое стекло. Дверь напрямик вела к задней части Алания.

Джеймс пожал плечами:

— Давай попробуем.

Он нажал на ручку и толкнул дверь плечом. В тот миг из пластиковой коробки над головой донесся громкий звон. Мальчишки испуганно переглянулись, а из гимнастического зала уже несся разъяренный учитель.

— Какого черта вы тут шляетесь?

— Бежим! — воскликнул Джеймс.

Шак не ответил. Джеймс услышал только, как скрипнули полу кожаные подошвы ботинок — его друг уже во весь опор мчался к выходу.

3. волосы

Младшая сестра Джеймса, Лорин, с шестилетнего возраста мечтала покрасить волосы в черный цвет, но, как она ни хныкала, мама не разрешала. После же маминой смерти девочку останавливало только одно — ей казалось, что это будет неуважением к маминой памяти.

Но в конце концов верх взяла ее лучшая подруга Бетани Паркер. Она долго уговаривала Лорин, утверждая, что купила черную краску по ошибке. Лорин не могла понять, каким образом можно нечаянно купить краску для волос, и не поверила Бетани ни на грош; однако краска была прямо перед ней, на полочке в ванной, и искушение оказалось слишком велико.

Результат вполне удовлетворил Лорин, особенно когда она надела черную футболку «Линкин Парк» с рваными джинсами и с помощью геля уложила волосы под панка. Но всё же она не испытывала полной уверенности и на ходу невольно гляделась во все отражающие поверхности, как будто тысячный взгляд мог открыть ей нечто такое, что оставалось в тайне после предыдущих девятисот девяноста девяти.

3
{"b":"195610","o":1}