ЛитМир - Электронная Библиотека

Банкир доброжелательно кивнул в ответ и тоже взмахнул рукой.

А Лешка насторожилась. А не насовсем ли Никита вернулся из Англии? А если насовсем, то не потребует ли назад своего Дика? Вернее, Дика, который давным-давно принадлежит одной ей и никому больше. Как бы ему намекнуть, чтобы он на это даже и не рассчитывал? Сказать, чтобы заводил себе другую собаку и не вспоминал о прежней?

Никита, по всей видимости, разгадал Лешкины мысли и тут же постарался развеять все ее опасения. Мальчик приветливо улыбнулся и ей, и Ромке.

– Я тоже видел все ваши снимки и почти все о вас знаю. Вы молодцы, спасли жизнь моему папе и приютили моего Дика. Вашего то есть Дика, – намеренно сделав ударение на слове «вашего», произнес он.

– Если уж быть точным, то Дик только Лешкин, лично я на него не претендую, – хмыкнул Ромка и, ни капельки не смутившись, самодовольно закивал: – Да, быть бы тебе сейчас сиротой, если б я не сообразил, что к чему, и не принял необходимых мер.

Но, очевидно, Никита знал и то, что такую черту характера, как скромность, Ромка не посчитал нужным ввести в ранг своих достоинств, а потому, чуть покраснев, продолжал:

– Я хочу, чтобы вы знали, что тоже всегда можете на меня рассчитывать. Если хотите, можете считать меня своим другом, я никогда вас не подведу.

– Ладно, учтем, – милостиво кивнул Ромка.

А Артем отбежал куда-то вбок и через пару минут появился со своим третьим спутником.

Если веснушки нынче вошли в моду, то одноклассник Артема не отставал от нее ни на шаг: весна оставила на его чуть вздернутом носу куда больше отметин, чем на Лешкином. Причем его веснушки выделялись сильнее, наверное, потому, что и волосы у него были хоть и с рыжинкой, как у Лешки, но потемнее. Одноклассник Артема смотрел на мир большими карими глазами и доверчиво, во весь рот, улыбался. В общем, Лешке этот мальчик сразу понравился.

– Это Гарик, а это Роман и Оля, но мы все зовем ее Лешкой, – познакомил друзей Артем.

– Очень приятно, – расшаркался Ромка, беззастенчиво разглядывая нового знакомого.

Лешка поняла, что ее брату Гарик тоже пришелся по душе.

– Гарик, мы тебя ждем, – молодая, хорошо одетая женщина так же белозубо всем улыбнулась, взяла сына за руку и, словно извиняясь, произнесла: – Нам пора. – А лицо ее почему-то подернулось грустью.

Мальчик понимающе кивнул матери:

– Иду.

– Ты звони! – крикнул ему вслед Артем.

– Обязательно позвоню, – откликнулся Гарик.

– Пора и нам, – сказал Владислав Николаевич, направляясь к машине.

Друзья забрались на заднее сиденье, причем Ромка усадил Артема посередине, между собой и сестрой, и, когда автомобиль тронулся с места, со всего размаху саданул друга по плечу:

– Как все же здорово, Темочка, что ты вернулся!

Лешка, вне себя от счастья, молча улыбалась. Все тревоги остались в прошлом, сбылось все то, о чем она мечтала на протяжении долгих месяцев: они снова вместе, втроем, и теперь им все нипочем. Вот сейчас она была готова прыгать от радости.

А Артем оглянулся на огромное здание аэропорта, на серебристые самолеты, расчерчивающие небо ярко-белыми полосами, на убегающие назад деревья и, тоже не скрывая радости, с шумом выдохнул из себя воздух:

– Наконец-то я дома!

– Так когда на дачу-то? – тут же напомнил о намеченных планах Ромка.

– Мам, ты не забыла, что мы все собрались жить в Медовке? – громко спросил Артем.

Людмила Сергеевна повернула к сыну голову:

– Ты что же, сразу хочешь нас покинуть?

– Ну, почему сразу? Можно и завтра, – вмешался Ромка.

– Какой ты быстрый, – осадил его Владислав Николаевич и, не отрывая глаз от дороги, обиженно произнес: – Тема, разве тебе не хочется хоть немного побыть дома? Неужели ничуть не соскучился? А в выходные поедем в Медовку вместе.

А Людмила Сергеевна добавила:

– К тому же вас одних мы туда не отпустим.

– Сколько раз сами ездили! – возмутился Артем. – Ну, а тетя Нина что делает?

Нина Сергеевна, мамина сестра, прошлым летом приглядывала за ними в Медовке и почти никогда не вмешивалась в их дела, поэтому и на сей раз никто не отказался бы снова пожить с ней на даче.

– Она занята, до конца недели не освободится.

– Интересное кино, если учесть, что сегодня только вторник, – протянул Артем.

– А вольер для нашего Аечки? – озабоченно прошептала Лешка. – Где он будет там жить? Ему много места надо.

– Нам еще и вольер для редкого зверя нужен! – громко объявил Артем. – Вы хоть знаете, кто у них завелся?

– Да уж наслышаны, – откликнулась Людмила Сергеевна.

Лешка прекрасно знала, что их мама успела нажаловаться на ее зверька всем на свете. Сама слышала, как она однажды говорила своей сослуживице:

– Как представлю, что этот негодник еще подстроил, пока меня дома нет, все из рук валится. Подумать только, какую здоровую дыру в почти новом диване проковырял!

В общем-то, понять маму можно. Незваный квартирант не только разодрал в клочья занавески и четыре пуховые подушки, но и разбил ее любимую вазу, а также цветочный горшок с редким видом кактуса, которым она хвасталась перед своими подругами. Кактус, кстати, сломался тоже, да так, что снова не посадишь. Кроме того, в мусорке мирно упокоились осколки тарелок из дорогого французского сервиза и несколько таких же чашек, и лишь каким-то чудом удержалась на потолке почти новая шестирожковая люстра. Короче говоря, вредный жилец портил все, что попадалось под его когтистые лапки. Каким-то образом, лихо преодолевая все запоры, он периодически выбирался из клетки и творил всякие безобразия.

Ушастый большеглазый экзотический зверек, которого Лешка назвала Аечкой, появился у нее совершенно случайно. А получилось так. Лешке срочно понадобилось обменять на рубли имеющуюся у нее иностранную валюту. Но там, где она собиралась это сделать, нужного человека на месте не оказалось, и Лешка из-за своей глупой доверчивости нарвалась на мошенника и в результате обмена получила лишь четвертую часть от полагающейся ей суммы. А поскольку большая ее часть предназначалась Ромке, он это дело так не оставил, и они отправились отбирать свои денежки. Но так как Лешка не удосужилась разглядеть и запомнить лицо мошенника, то они с братом напали совсем на другого человека, и вместо денег им досталась банка от импортной краски, где и находился чудной, ни на кого не похожий дикий зверь. Вскоре, впрочем, выяснилось, что достался им руконожка, или ай-ай, относящийся к редчайшему виду полуприматов, неизвестно как и кем вывезенный с далекого острова Мадагаскар.

– Вольер сделать не так-то просто, – озабоченно произнес Владислав Николаевич. – Надо будет поискать умельца, лично я вряд ли возьмусь за такое сооружение.

– Мы сами найдем его в поселке. – Артем погладил маму по плечу, посмотрел на отца. – Я очень по вам соскучился, честное слово. А еще я так мечтал о Медовке! Знаете, как часто мне снились и наша дача, и камин, и речка с камышами.

– Ну хоть пару дней ты можешь пожить дома? – взмолилась Людмила Сергеевна.

– Парочку деньков, конечно, могу. Но не больше, – сжалившись над родителями, ответил Артем и шепнул Лешке: – А почему меня не приехал встречать Венечка?

– Путешествует по Подмосковью. К ним друзья из Липецка на неделю приехали, и теперь они их всюду возят.

– А Славка?

– Снова на Волге, как и в прошлом году.

– Значит, сначала мы сами, втроем, как в прошлом году, поживем в Медовке, а потом они к нам присоединятся, и станет еще веселее.

И лица трех друзей засветились счастливыми улыбками.

Глава II

Соблазн

Из аэропорта брат с сестрой заехали к Артему домой. Они помогли ему распаковать вещи, и в большой дорожной сумке Лешка обнаружила пушистую и ушастую коричневую обезьянку, чем-то похожую на ее руконожку.

– Это тебе, – слегка покраснев, сказал Артем и нажал на мартышкин живот, откуда понеслась веселая мелодия.

– На засолку, – прокомментировал Ромка, когда сестра прижала к себе трогательный подарок.

2
{"b":"195992","o":1}