ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
42 истории для менеджера, или Сказки на ночь от Генри Минцберга
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Таинственный язык мёда
Факультет общих преображений
Каштановый человечек
Теория большого сбоя
Магия утра для высоких продаж
Элла покинула здание!
Девятнадцать минут

– В администрацию села надо позвонить, вот что. Пусть пришлют специального человека.

Посмотрев на листок, прикрепленный к стенке, он набрал номер телефона и прослушал ряд длинных гудков. В администрации никто не взял трубку.

– Похоже, никого нет. Не беспокойтесь, попозже я еще раз туда позвоню.

– А пока пойдем на речку, – выскочив из душного домика, объявил Ромка, чрезвычайно довольный тем, что вопрос постройки вольера откладывается на неопределенный срок.

Но его сестра не сдвинулась с места.

– Нет, – упрямо заявила она. – Если не сделать вольер сейчас, то потом и вовсе никто ничего не станет делать, и Аечка мой так и будет мучиться в своей тесной клетке. Я прекрасно знаю, как это бывает. Раз отложим, второй, а потом вы скажете, что скоро уезжать и поэтому вообще ни к чему что-то строить. Короче, нетушки. Если нам здесь будет хорошо, то и ему должно быть так же, а иначе это несправедливо.

– Тогда давайте сами сходим туда, где сидят эти работники, – предложил Артем и обратился к Гарику: – Ты хоть знаешь, куда идти?

– Конечно, знаю, – кивнул мальчик.

– Так нас отсюда и выпустили, без телохранителя, – с открытой издевкой хмыкнул Ромка.

С виноватым видом Гарик развел руками:

– Придется позвать с собой Григория Михайловича. Он обязан нас сопровождать, если мы куда пойдем.

– Зови, только быстрее, иначе мы никогда не попадем на речку. И как потом, в Москве, мы будем без телохранителей обходиться, ума не приложу! – еще более издевательски вздохнул Ромка.

Но Гарик не стал вступать в конфликт с привередливым гостем. Он пропустил Ромкины колкости мимо ушей и вместо того, чтобы вернуться в домик охранников, сказал:

– Ну, в общем-то, мы вполне можем обойтись и без Григория Михайловича. – И решительным шагом направился к оранжерее.

– Что еще? – насупился Ромка, поскольку ничего, кроме реки, в настоящий момент его не волновало.

– То, что обещал, – загадочно ответил мальчик. – Сами сейчас увидите.

Ничего не объясняя, Гарик обежал оранжерею кругом и поманил друзей за собой.

Оранжерея отстояла от высокого забора метра на полтора, и это был, пожалуй, единственный необихоженный участок земли во всей усадьбе, с сорной травой и самовольно разросшимся кустарником. Об этом кусочке территории то ли забыли, то ли не сочли нужным прикладывать к нему руки. Да и к чему? Огороженный с одной стороны оранжереей, с другой – хозблоком, он был скрыт от посторонних глаз. А когда ребята, раздвинув кусты, вплотную приблизились к забору, Гарик указал на приваленный к нему огромный валун, казавшийся вросшим в землю, и с кряхтением его перевернул.

– Этот камень только с виду такой жутко тяжелый, а на самом деле он легкий, – выпрямляясь, пояснил он.

Оказалось, что это и не валун вовсе, а всего лишь его половинка, к тому же выдолбленная изнутри.

Не прилагая особых усилий, Гарик отодвинул полый камень от забора и с гордостью проговорил:

– Я его еще прошлым летом нашел и незаметно сюда приволок. Сам, никто мне не помогал. И вот зачем. – Он разгреб прошлогоднюю траву и листву, отбросил в сторону сухие ветки, и перед ребятами открылся небольшой, похожий на звериную нору лаз. – И вот это тоже сам проделал. Знаете, сколько трудился? Целый месяц. Одному в поселок мне бегать не разрешали, а очень хотелось – у меня там друг один был, из местных, не мог же я приходить к нему с телохранителем! И смотрите, меня здесь почти год не было, а ход этот до сих пор никто не обнаружил.

Нагнувшись, Артем заглянул в открытую дыру.

– Значит, кроме твоей, в него не ступала нога человека? – пошутил он, но Гарик ответил со всей серьезностью:

– Янкина только. Она следила, чтобы меня никто не застукал, пока я его рыл и скреб кирпичи.

– Да, свобода требует жертв, – глубокомысленно изрек Ромка и, слегка подумав, удивился: – А у ваших охранников, что ли, нет камер слежения? Вроде бы я в их домике мониторы видел. Иначе зачем они там сидят?

– Камеры, конечно, есть, но это место в их обзор почему-то не попадает. Вот отсюда и досюда, – Гарик обвел рукой несколько кустов. – Думаете, я просто так стал долбить здесь забор? Вовсе нет. Один раз мы играли с Янкой в прятки, и я решил не бегать с высунутым языком по всей усадьбе, а понаблюдать с помощью камер, куда она спрячется. И вдруг она зашла за оранжерею и разом исчезла со всех экранов. К счастью, кроме меня, этого никто не заметил. Потом мы провели несколько экспериментов и выяснили, что только этот участок и выпадает из поля зрения наших охранников. Я об этом никому не сказал, решил, что самому пригодится, и приступил к работе. И, как видите, трудился не зря, теперь мы можем спокойно выйти на волю, ни у кого не спрашиваясь. – Последнюю фразу мальчик произнес с нескрываемым торжеством.

– Молодец, наш человек, – Ромка похвалил нового друга со всей искренностью, на какую был способен, а Артем озабоченно произнес:

– Ты хоть учел, насколько подрос за год? Твой ход уж больно узкий. Сам-то ты в него уже пролазил?

– Н-нет. Но можно проверить.

Гарик метнулся в оранжерею, принес оттуда клок полиэтиленовой пленки, постелил его на землю, уселся, вытянул в лаз ноги и быстро, словно угорь, проскользнул внутрь. Затем вытянул пленку вслед за собой, постелил ее с обратной стороны, и тут же ребята увидели его ноги, а затем и все туловище. Миг – и перед ними во весь рост предстала его небольшая фигурка.

– Класс! – восхитился Ромка. – Дай-ка я тоже попробую.

– Ты не пролезешь, – заявил Артем, с большим сомнением взирая на своего весьма упитанного друга.

– Это еще почему? – возмутился Ромка.

Он выхватил у Гарика пленку, расстелил ее, точно так же уселся и лег на спину, засунув в дыру кроссовки. Ухватившись за верхние кирпичи, он подтащил свое тело вперед и забормотал:

– Сейчас, погодите, не все сразу.

– Я же говорил, что застрянешь, как Винни-Пух, – засмеялся Артем. – Придется тебе теперь худеть всю неделю.

– И вовсе я не застрял. – Взъерошенный и красный от натуги, Ромка вытянул из прохода ноги и, найдя острую палку, принялся ковырять кирпичи, упрямо твердя: – Все равно пролезу, назло врагам, вот увидите.

– Погоди, я тебе помогу. – Гарик сбегал в хозблок и вернулся с маленьким ломом и саперной лопаткой. Общими усилиями друзья значительно увеличили проход. Сначала его преодолел Ромка, после него – изрядно подросший за год Артем, а уж о Лешке и говорить нечего: она вылезла бы наружу и без дополнительного расширения лаза.

Со стороны улицы тайный ход тоже прикрывали сухие ветки, а вдоль забора живой изгородью разрослись деревья и сирень, поэтому с дороги беглецов видно не было. И потому друзья, нисколько не опасаясь, что их заметят, заложили лаз ветками и спокойно вышли из-за кустов.

Но не успели пройти и десятка метров, как их кто-то окликнул.

Глава V

Жизнь прекрасна

Все четверо дружно оглянулись. По дороге шли Макс с Денисом. Значит, пока они расширяли тайный ход, молодые люди успели сходить в поселок и теперь возвращались обратно.

– Эй, далеко направляетесь?! – крикнул Денис.

– В администрацию, – ответил Гарик. – Григорий Михайлович не смог туда дозвониться, поэтому мы сами решили поискать слесаря, чтобы он нам вольер сделал. Может, сходите с нами, поможете нанять нужного человека?

– А где же он сам-то, твой телохранитель?

– Там остался, – мальчик мотнул головой в сторону ворот. – Если спешите, мы и без вас обойдемся.

Денис посмотрел на часы и по-братски обнял Гарика за плечи:

– Время терпит. Макс, сопроводим деток?

– Так и быть, а то заблудятся, – не совсем охотно кивнул его приятель.

– Кто, мы? – возмутился Ромка, которому с утра явно вожжа под хвост попала. – Ты что же, думаешь, что мы маленькие? Мы давно самостоятельные и уже столько в своей жизни испытали, что тебе и не снилось. А еще, да будет тебе известно, мы самые настоящие детективы, не сосчитать, сколько преступников разоблачили!

7
{"b":"195992","o":1}