ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Двери лифта открылись, и я ахнула. Дальняя стена вестибюля оказалась почти целиком стеклянной, и сквозь нее открывался эффектный вид на Тихий океан. Адриан усмехнулся при виде моей реакции и вытащил мобильник.

— Полюбуйся, пока я позволю старику.

Ему не пришлось предлагать дважды. Я подошла к стеклу, с восхищением глядя на серо-голубой простор. В пасмурный день трудно сказать, где заканчивается небо и начинается океан. Сегодня же погода была великолепная, солнечная, на небосводе — ни облачка. По правую руку несколько дверей выводили из вестибюля на балкон средиземноморского стиля, где посетители наслаждались обедом на свежем воздухе. Внизу я заметила синий искрящийся бассейн, окруженный пальмами. В их тени расположились постояльцы. У меня не было жадной тяги к воде, как у пользователя магии вроде Джилл, но я почти два месяца прожила в пустыне. И увиденное меня потрясло.

Я настолько была поглощена окружающей красотой, что не заметила возвращения Адриана. На самом деле я даже не почувствовала, когда он остановился рядом со мной, пока какая-то женщина не стала звать дочку — тоже Сидни. Только тогда я оглянулась. И увидела Адриана, стоящего совсем рядом и весело на меня взирающего.

Я вздрогнула и отступила на шаг.

— Предупреждать надо!

Адриан улыбнулся:

— Не хотелось тебе мешать. Ты выглядела счастливой. Не похоже на тебя.

— Что? Я часто бываю счастливой!

Я хороню знала Адриана, чтобы распознать приближение очередной колкости. Но в последнюю секунду он посерьезнел.

— Этот парень… Брендан…

— Брэйден.

— Брэйден, делает тебя счастливой?

Я удивленно уставилась на Адриана. Подобные вопросы почти всегда таили подвох, но по его бесстрастному лицу трудно было догадаться, что им движет.

— Пожалуй, — ответила я после паузы. — Да. В смысле — он не делает меня несчастной.

Адриан снова заулыбался:

— Потрясающий ответ. А что тебе в нем нравится? Ну, помимо машины? И того, что от него пахнет кофе?

— Он умный, — произнесла я. — И рядом с ним мне не приходится помалкивать, притворяться и строить из себя дурочку.

Адриан нахмурился:

— А тебе часто приходится это делать?

Я рассмеялась с горечью, поразившей даже меня саму.

— Часто? Скажи лучше постоянно! Самое, пожалуй, важное, чему я научилась в Амбервуде — тому, что людям не нравятся те, кто много знает. А нам с Брэйденом не приходится фильтровать темы. Ну, например. сегодняшнее утро. Только что мы обсуждали костюмы на Хэллоуин и вдруг уже спорим об истоках демократии в древних Афинах.

— Я не претендую на звание гения, как же вы перескочили?

— Все дело в наших костюмах, — объяснила я. — Мы собрались нарядиться греками афинского периода.

— Ах, да, конечно, — откликнулся Адриан. Я приготовилась к очередной колкости. — Разве ты можешь нарядиться сексуальной кошечкой? Нет, тебе подойдет только самое пристойное феминистское одеяние.

Я покачала головой:

— Феминизм не про древних гречанок. Они настолько далеки от всего этого… Ладно, неважно.

Адриан оценивающе взглянул на меня:

— Это то, о чем я думаю?

Он подался ко мне, и я едва не отшатнулась… но напряжение в его взгляде удержало меня на месте.

— Что? — переспросила я.

Он ткнул в меня пальцем:

— Ты не договорила. Ты умолкла и решила не связываться со мной.

Поколебавшись, я созналась:

— Да, наверное.

— Почему?

— Но тебе не хочется слушать про древних афинян, так же как не хотелось бы узнать мнение Брэйдена про теорию хаоса.

— Тут совсем другое, — возразил Адриан. Он продолжал стоять очень близко ко мне, но меня эго не напрягало. — Он нудный. А ты рассказываешь такие вещи интересно. Как детская популярная книжка или телепередача. Расскажи мне про этих… э-э… афинянок.

Я попыталась сдержать улыбку. Его замысел меня восхищал, хотя парню не было никакого дела до урока истории. Что за игру он ведет? Почему притворяется, что заинтересовался? Я попыталась составить ответ, который занял бы меньше минуты.

— Большинство афинянок росли необразованными. Они сидели дома, рожали детей и занимались домашним хозяйством. Самыми прогрессивными женщинами являлись гетеры. Они — нечто среднее между артистками и проститутками высшего класса. Могущественные мужчины женились, чтобы иметь детей, а потом развлекались с гетерами. — Я сделала паузу, проверить, усвоил ли Адриан информацию. — В общем, как я и сказала, это неважно.

— Ну, — задумчиво протянул Адриан. — Я полагаю, проститутки очень важны.

— Приятно видеть, что некоторые вещи не меняются, — вклинился в наш разговор новый участник.

Мы дружно вздрогнули и посмотрели на подошедшего к нам хмурого мужчину.

Прибыл отец Адриана.

Глава девятая

Опытные алхимики сразу узнавали мороя по бледной коже, высокому росту и поджарой фигуре. Но для большинства из людей такие особенности не служили признаком вампира. Просто подобная внешность считалась эффектной и необычной ведь Лия сочла Джилл идеальной моделью для своего неземного поката. Не хотелось бы скатываться до стереотипов, но, оценив длинное мрачное лицо мистера Ивашкова, его характерную моройскую бледность и серебряные волосы, я невольно задумалась, часто ли мужчину принимают за вампира. Вряд ли. Скорее за гробовщика.

— Папа, — натянуто произнес Адриан. — Какая приятная встреча.

— Для некоторых. — Отец Адриана изучающе посмотрел на меня, и я заметила, как его взгляд остановился на моей щеке. Он протянул руку. Я пожала ее, гордясь своей смелостью. Сейчас взять мороя за руку стало для меня обычным делом. — Натан Ивашков.

— Сидни Сейдж, — представилась я. — Приятно познакомиться, сэр.

— Я встретился с Сейдж, пока болтался тут, объяснил Адриан. — Она любезно согласилась подвезти меня из Лос-Анджелеса. Я сегодня без машины.

Натан взглянул на меня с удивлением.

— Вы проделали долгий путь.

Не такой, конечно, как из Палм-Спрингса… Но мы решили, что так будет безопаснее и правдоподобнее, — позволить Ивашкову-старшему думать, будто Адриан проживает в Лос-Анджелесе.

— Мне не трудно, сэр, — ответила я. — Мне нужно немного поработать. Давай ты мне напишешь, когда готов будешь ехать обратно.

— Поработать? — с отвращением переспросил Адриан. — Брось. Сейдж! Купи бикини и поплавай!

Натан воззрился на нас, словно не веря собственным глазам.

— Ты заставил мисс Сейдж привезти тебя сюда и теперь спроваживаешь девушку, пока не надумал воз вращаться?

— На самом деле, — начала я, — я не…

— Она алхимик! — продолжал Натан. А не шофер! Абсолютно разные вещи!

Вообще-то иногда в Амбервуде случались дни, когда я в этом сомневалась.

— Пойдемте, мисс Сейдж. Если вы потратили день, чтобы привезти моего сына сюда, самое меньшее, что я могу сделать — угостить вас обедом.

Я в панике бросила взгляд на Адриана. Я не боялась находиться в обществе мороев. К этому я уже привыкла. Но я изрядно сомневалась, что Адриан действительно жаждет присутствия лишних свидетелей во время «воссоединения семьи». Этот поворот событий в наш план не входил. Кроме того, я и сама не была уверена, что хочу оказаться в их компании.

— Папа… — попытался возразить Адриан.

— Я настаиваю, — ледяным тоном заявил Натан. — Смотри и учись элементарной любезности.

Он развернулся и двинулся прочь, считая, что мы пойдем следом. Мы послушно побрели.

— Мне найти причину уйти? — шепотом спросила я Адриана.

— Только не после его слов «я настаиваю», — пробормотал он в ответ.

На мгновение, увидев великолепную террасу ресторана и искрящийся на солнце океан, я приободрилась. Я ведь смогу совладать с Ивашковыми. Посидеть здесь в тепле и комфорте — не такая уж и трагедия. Но Натан прошествовал мимо дверей на балкон и повел нас к лифту. Мы топали за ним. Он привел нас на первый этаж отеля, в паб «Штопор». В помещении без окон царил полумрак, над головой нависали деревянные балки, а кабинки были отделаны черной кожей. Вдоль стен выстроились дубовые бочки. Единственным источником света служили красные лампы. «Штопор» пустовал, если не считать одинокого бармена. Неудивительно для такого времени суток.

28
{"b":"196410","o":1}