ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Меня захлестнуло облегчение. Предположим, и сами охотники не перевелись… но они не станут убивать мороев! А охота на стригоев всегда была крайне опасным занятием. В нашем деле убивать чудовищ и скрывать их существование от обычных людей можно положиться только на алхимиков.

— Попробуй спросить у своих, — посоветовал Адриан.

— Пока не буду. Я поищу что-нибудь в документах, но я не стану подавать официальный запрос. Алхимики верят, что охотники всего лишь случайно возникающие группки людей. Мой отец — точно такой же. Меня засмеют.

— А ты знаешь, кто отнесется к тебе серьезно?

— Кларенс! — сказали мы одновременно.

— Я, в принципе, и не мечтаю о подобном разговоре, — устало произнесла я. Но он — в курсе проблемы. Паранойя Кларенса может оказаться обоснованной. А как там с обеспечением охраны дома? Если эта компания одержима Соней, ей грозит гораздо большая опасность, чем мы думает.

Тут незаменим Беликов. Он мастак в вопросах охраны. Если мы убедим его, что жизнь Сони под угрозой, он точно спать не будет.

Я отметила, что Адриан впервые говорил о Дмитрии без горечи. И слова его были вполне разумны. Он полагался на мастерство Дмитрия. Впрочем, я не стала ничего говорить о своих наблюдениях. Если он изживет свою неприязнь, это произойдет постепенно и без посторонней «помощи».

Я высадила Адриана, решив, что самое разумное — немного передохнуть в Амбервуде. Но, едва лишь я вошла в кампус, меня сразу же вызвали к мисс Везерс. Я готовилась услышать, что Ангелина устроила пожар. Но миссис Везерс выглядела спокойной — и даже довольной, — и я осмелилась надеяться на лучшее.

— Тебе посылка, моя дорогая, — сообщила она и извлекла из небольшого шкафчика два кофра. — Невысокая энергичная женщина оставила ее специально для тебя.

— Лия! — Я забрала кофры. Интересно, что в них находится? — Спасибо.

Я уже собралась уходить, но мисс Везерс заговорила снова.

— И для тебя кое-что передала мисс Тервиллингер.

Я едва удержалась, чтобы не состроить гримасу. Я просто «утонула» в ее последних магических заданиях. Мисс Везерс вручила мне большой конверт, судя по весу — с книгой. Я прочила надпись: «Не задание. Возможно, ты не будешь это ненавидеть». Мне стало не по себе. Я поблагодарила мисс Везерс и поплелась к себе в комнату. Бросив кофры на кровать, я поспешила вскрыть конверт.

Я не удивилась, обнаружив внутри очередную книгу заклинаний. Но меня обескуражило другое. Издание в отличие от старых манускриптов, которые я переписывала на занятиях с мисс Тервиллингер, было абсолютно новым. Я не обнаружила выходных данных. Возможно, у меня в руках был чей-то домашний проект. Определенно книгу напечатали и переплели всего несколько лет назад. Я испугалась. Я осознанно ничего не спрашивала у мисс Тервиллингер об ее приятелях, пользующихся магией, и об их образе жизни, но мне казалось, что они читают древние пыльные тома, которые мне приходилось переводить. А тот факт, что они трудились над собственными, усовершенствованными изданиями, мне даже и в голову не приходил. Хотя я должна была это предугадать.

Впрочем, у меня не было времени грызть себя — я взглянула на название. «Незримый кинжал: практические заклинания нападения и защиты». Пролистав книгу, я обнаружила, что заклинания в ней написаны в более понятной и современной манере, чем я привыкла. Кое-где цитировались исходные формы заклинаний. Они сильно разнились в отличие от эффективности и конечного результата. Здесь содержались заклинания, которые колдовались очень быстро либо требовали подготовки. Но последние действовали мгновенно и обладали огромной мощью вроде того, огненного, о котором я недавно спорила с мисс Тервиллингер.

В общем, передо мной были именно те заклинания, о которых я ее и спросила.

Разозлившись, я сунула подарок обратно в концерт. Как она смеет пытаться соблазнить меня?! Мисс Везерс должна была сидеть внизу, и я решила отнести конверт вместе с содержимым на первый этаж и сообщить, что произошла какая-то ошибка. А можно просто поутру оставить книгу на столе мисс Тервиллингер. Я пожалела, что вообще ее открыла. Если бы я вернула ее отправителю нераспакованной, это был бы сильный шаг. Тогда мисс Тервиллингер, конечно, могла понять, что ей не удастся заманить меня в свой волшебный круг при помощи интересующей меня темы.

Впрочем, миссис Везерс знала о наших взаимоотношениях, и если я попытаюсь вернуть книгу прямо сейчас, она скажет, что мне следует отдать ее самой. Значит, придется подождать до утра. Я утешилась, решив перевязать ее лентой. Я была не в силах придать конверту прежний вид, но в моих действиях скрывалось нечто успокаивающее — я будто запаковывала ее снова.

Однако едва я начала разматывать ленту, мои мысли вернулись к тренировке, проведенной вместе с Адрианом в школе самообороны. Вольфе утешил меня немного своими неустанными заявлениями о том, что большинство нападений случайны и происходят из-за неосторожности жертвы. А когда я узнала, на что следует обращать внимание, мне стало еще лучше. Инструктор мимоходом упомянул о нападениях, обдуманных заранее или носящих личный характер. Тем не менее, его слова заставили меня мысленно вернуться к дискуссии с Адрианом. Вдруг в историях Кларенса есть зерно истины? И охотники на вампиров действительно существуют? Нападение на Соню — не случайность, но если она действительно столкнулась с некой организацией, зародившейся еще в Средневековье? Тогда наши с Адрианом страхи оправданы. Они, возможно, опять придут за ней. Избегание удаленных парковок и темных переулков их не остановит.

Я посмотрела на конверт и решила пока оставить книгу у себя.

Глава тринадцатая

В день хэллоуинской вечеринки я всерьез принялась раздумывать о том, не вернуться ли в театральный магазин и не купить ли легковоспламеняющийся белый костюм.

Наряд от Лии несколько… превзошел мои ожидания.

Лия — надо отдать ей должное — хорошо потрудилась, создавая подражание древнегреческому хитону. Платье в пол и без рукавов закалывалось на плечах и драпировалось, образуя более глубокий вырез, чем мне хотелось бы. Лия непостижимым образом точно определила мой рост, даже не измеряя меня. На том историческая достоверность заканчивалась. Пошито платье было из шелковистой, струящейся ткани, обрисовывавшей фигуру лучше, чем можно было ожидать от подобного фасона. Материал не имел ничего общего с греческими тканями того периода, и был… красным.

Даже не помню, когда я в последний раз надевала красное. Разве что в детстве. В амбервудской форме присутствовал приглушенный бордовый оттенок. А платье от Лии — огненно-алое. Я никогда не носила одежду такого насыщенного цвета. Эффект усиливала обильная золотая отделка. Сверкающие нити просто плясали по краю красной ткани. Пояс также был золотым — и явно не из дешевой пластмассы, как в магазине. Булавки, скрепляющие платье, были сделаны из какого-то качественного металла, выглядящего как золото. Предоставленные Лией аксессуары — ожерелье и серьги из монеток — переливались на свету. Она даже приложила к платью золотистый гребень, усыпанный красными сверкающими камушками.

Я примерила наряд в своей комнате и уставилась на незнакомое красно-золотое явление.

— Нет! — вырвалось у меня.

В дверь постучали. Я вздрогнула. Чтобы снять костюм, понадобится целая куча времени, и пришлось открывать прямо в нем. К счастью, это оказалась Джилл. Она собиралась что-то сообщить, но, увидев меня, так и застыла с раскрытым ртом.

— Да-да, — сказала я. — Полный кошмар.

Несколько секунд спустя Джилл пришла в себя.

— Нет! Потрясающе! О, господи!..

Я поспешно втащила ее в комнату, пока меня никто не заметил. Джилл тоже нарядилась для вечеринки. Наряд фен, сшитый из бледно-голубой полупрозрачной ткани, идеально смотрелся на стройной моройской фигуре.

— Красное, — заявила я. И на всякий случай, если ей вдруг станет неясно, добавила: — Я не ношу красное.

— Я знаю, — отозвалась Джилл, глядя на меня круглыми глазами. А зря! Ты в нем смотришься фантастически! Выброси все свои серые и коричневые наряды!

42
{"b":"196410","o":1}