ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

От его слов меня пробрала дрожь. Я вспомнила бесцеремонное замечание мастера Джеймсона, что, дескать, со временем мы и до мороев доберемся. Алхимики, конечно, не питали особой любви к дампирам и мороям, но отнюдь не рвались изничтожить их.

— Мне нора. — Трей запустил руку в карман и, к моей радости, вытащил мой мобильник. — Наверняка его тебе не хватает.

— Да! — Я нетерпеливо схватила телефон и сразу его включила. Я уже не надеялась получить его обратно и скрепя сердце намеревалась купить новый. Хотя этому мобильнику было всего три месяца, он уже вышел из моды, но мне не хотелось его менять. — Спасибо, что сохранил. Ого! — Я взглянула на дисплей. — Здесь миллион сообщений от Брэйдена!

Мы не разговаривали с Брэйденом с того самого вечера, когда узнали о похищении Сони.

К Трею вернулся тот проказливый вид, который мне так нравился.

— Давай отвечай. Истинная любовь не ждет.

— Неужели? — Я раздраженно покачала головой. — Рада была тебя видеть.

Трей вознаградил меня широкой ухмылкой.

— До встречи!

Оставшись одна, я написала Брэйдену: «Извини за молчание. Три дня была без телефона». Ответ последовал незамедлительно. «Я на работе, скоро перерыв. Подойдешь?» Я задумалась. Поскольку сию секунду мне не требовалось никого спасать, я подумала, что могу встретиться с Брэйденом. Я послала смс: «Выезжаю из Амбервуда».

Когда я добралась до «Спенсера», Брэйден уже приготовил мое любимое латте.

— Я рассчитал, когда его нужно сделать, чтобы кофе был горячим к твоему приходу.

— Спасибо! — поблагодарила я, принимая чашку. Я чувствовала себя слегка виноватой — ведь я больше обрадовалась кофе, чем Брэйдену.

Он сказал второму баристе, что может устроить себе перерыв, и провел меня к дальнему столику.

— Наверное, ты заглянула в «Спенсер» ненадолго, — произнес Брэйден. — Я понимаю, у тебя, наверное, много дел.

— Вообще-то все улаживается, — сказала я.

Брэйден глубоко вздохнул, и на лице его отразилась уже знакомая мне смесь решимости и беспокойства.

— Сидни, — официальным тоном произнес он, — нам больше не следует встречаться.

Я застыла с чашкой у самого рта.

— Что?

— Понимаю, для тебя это наверняка будет потрясением, — добавил Брэйден. Должен признаться, что и для меня все также непросто. Но в свете недавних событий стало ясно — ты еще не готова к взаимоотношениям.

— Каких событий?

Брэйден серьезно кивнул.

— Связанных с твоей семьей. Ты нарушила множество наших договоренностей и предпочла быть с ними. Хотя твоя преданность семье заслуживает восхищения, я уже не могу выносить настолько непрочных отношений.

— Что ты имеешь в виду? — Я нашла ключевое слово. — Погоди, дай уточнить. Ты меня бросаешь?

Брэйден задумался:

— Да. Можно сказать и так.

Я ожидала от себя сильной эмоциональной реакции. Горя. Ощущения разбитою сердца. Хотя бы каких-то чувств. Но я просто была озадачена и удивлена. Я хмыкнула.

Этого оказалось достаточно для бурною отклика со стороны Брэйдена.

— Только, пожалуйста, не надо ничего усложнять сверх меры! Я искренне восхищаюсь тобой. Ты — самая умная девушка, которую я когда-либо встречал. Но я не могу встречаться с таким безответственным человеком.

Я уставилась на него:

— Безответственным?

Брэйден кивнул:

— Да.

Внезапно меня охватил неудержимый смех. Непонятно, где он зародился — то ли в животе, то ли в груди. Я не могла остановиться. Пришлось поставить чашку на стол, иначе я бы разлила свой латте. В конце концов мне пришлось закрыть лицо руками, чтобы вытереть слезы.

— Сидни, — обеспокоенно поинтересовался Брэйден, — у тебя истерическая реакция из-за разрыва?

У меня ушло не меньше минуты, чтобы успокоиться и ответить:

— Брэйден, ты дал мне то, чего я и не надеялась получить. Спасибо!

Я встала. Брэйден окончательно растерялся:

— Э-э… пожалуйста.

Я вышла из кофейни, хохоча как ненормальная. Целый месяц все вокруг только и делали, что твердили, какая я ответственная, усердная и примерная.

Окружающие по-всякому меня называли. Но безответственной — никогда.

Но мне это даже понравилось.

Глава двадцать четвёртая

Поскольку день выдался в своем роде уникальный, я решила заскочить к Адриану. Мне очень хотелось кое о чем его расспросить. Теперь подвернулся удачный случай.

Я постучала, и Адриан открыл мне, с кистью в руках.

— О! — вырвалось у него. — Неожиданно…

— Я помешала?

— Нет, я делаю домашнее задание. — Адриан шагнул в сторону, пропуская меня. — Не волнуйся, я с легкостью пожертвую работой в отличие от тебя, Сейдж.

Я вошла в гостиную и с радостью увидела, что комната заполнена полотнами и мольбертами.

— Ты снова вернулся в колледж.

— Угу. Адриан поставил кисть и вытер руки о тряпку. Теперь, когда исследовательский центр из квартиры убрали, здесь снова наступил нормальный творческий хаос.

Он откинулся на спинку клетчатого дивана и стал смотреть, как я перехожу от картины к картине. У одной я задержалась.

— Что это? Похоже на лилию.

— Ты права, — подтвердил Адриан. — Никого не хочу обидеть, но мой цветок круче твоего. Если алхимики вдруг захотят купить на нее права и использовать в качестве рисунка для татуировки, я готов поторговаться.

— Я учту, — ответила я. После разрыва с Брэйденом улыбка не сходила с моего лица, а пикировка с Адрианом лишь улучшила настроение. Хотя, надо признать, от его живописи я себя чувствовала слегка потерянной — абстрактные произведения Адриана часто действовали на меня подобным образом. Золотая лилия, более стилизованная, была, тем не менее, вполне узнаваема. Вокруг цветка были разбросаны ярко-красные пятна неправильной формы, а окружал все кристаллический льдисто-голубой узор. Смотрелось произведение потрясающе, но если картина несла в себе какой-то глубокий смысл, то он от меня ускользал.

— Ты в отличном настроении, — заметил Адриан. — Что, в магазине строгих нарядов распродажа?

Я отвлеклась от созерцания собственной персоны, изображенной в виде лилии, и повернулась к Адриану.

— Нет. Брэйден меня бросил.

Адриан перестал улыбаться:

— Вот, дерьмо! Извини. Тебе не… в смысле, выпить не хочешь? Может, надо выплакаться?

Я рассмеялась:

— Нет. Как ни странно, я в полном порядке. На самом деле меня разрыв вообще не беспокоит. Но ведь я должна переживать? Наверное, со мной что-то не так.

Адриан оценивающе взглянул на меня:

— Не думаю. Не каждый разрыв является трагедией. Однако тебе требуется некоторое утешение.

Он отправился на кухню. Я озадаченно наблюдала, как он достал что-то из холодильника и порылся в ящике со столовыми приборами. Вернувшись в комнату, Адриан вручил мне пинту гранатового десерта и ложку.

— Зачем? — спросила я, машинально взяв предложенное.

— Чтобы съесть, конечно. Ты ведь хотела его попробовать?

Я вспомнила вечере Брэйденом в итальянском ресторане.

— Ну, да… но ты вовсе не обязан…

— Отнюдь. Это было твое желание, — веско произнес Адриан. — Кроме того, сделка есть сделка.

— Что?

— Помнишь, ты пообещала выпить банку обычной колы, если я продержусь день без курения? Я посчитал калории — они равноценны. В крохотной банке — четыре порции, представляешь?

Я чуть не выронила десерт.

— Ты не курил целые сутки?!

— Почти неделю, — сообщил Адриан. — Так что можешь съесть всю порцию.

— Но почему? — спросила я.

Он пожал плечами:

— Ты бросила вызов. Кроме того, сигареты вредят здоровью, верно?

— Конечно… — пробормотала я, еще не оправившись от шока.

— Попробуй десерт, прямо тает во рту.

Я быстро отдала банку Адриану:

— Нет. Во всяком случае, не сейчас. Очень уж это странно. Давай я займусь им попозже?

— Ладно, — согласился Адриан и зашагал к холодильнику. — Если ты действительно его съешь. А то я тебя знаю.

78
{"b":"196410","o":1}