ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако, пододвинув слона к самому пандусу, Римо понял, что теперь-то и начнутся проблемы.

И тут, встав на ноги, Рэмбо пошел прямо к пандусу. Взойдя на него, он снова лег и устремил на Римо полный невыразимой грусти взгляд маленьких поросячьих глаз.

— Вот, вот, — раздался скрипучий голос. — Твои планы ясны даже неразумному животному.

Римо обернулся. Неподалеку от грузовика стоял Чиун, облаченный в траурное серое кимоно. Лицо его было печальным.

— Ничего ему не ясно, — огрызнулся Римо. — Если бы было ясно, он уже умотал бы в лес. И вообще, не мешай мне, папочка.

— Ты никогда не любил его. И он понимал это.

— Ну и ладно. Я достаточно за ним ухаживал.

— Куда же ты собираешься отвезти его — при условии, что он смирится с этим?

— Сдам его в какой-нибудь зоопарк — они там рады по уши будут.

— В зоопарк. Разумеется, в зоопарк. Да, думаю, там он будет счастлив. Там будут другие слоны, такие, как он. Да, для него это самое лучшее место.

— Вот ты ему бы это и объяснил.

— Что ж, попробую.

— Только одолжений мне не надо делать.

— Не бойся, я не стану делать тебе одолжения, — ответил Чиун, направляясь к слону.

Осторожно отогнув похожее на лопух ухо, он что-то тихо зашептал в него. Римо тщетно пытался разобрать, что именно. Вроде бы старик говорил по-корейски, но так тихо, что Римо ничего не расслышал.

Внезапно Рэмбо рывком встал на ноги. Мотая из стороны в сторону хоботом, он сошел с пандуса и, пройдя прямо в кузов, встал у стены.

— Чего же ты ждешь? — взглянул на Римо Чиун. — Закрывай эти железные двери.

Римо рывком поднял стальные брусья пандуса, захлопнул двери и рванул запорный рычаг.

— Спасибо, папочка, — нехотя произнес он.

— Можешь отблагодарить меня тем, что позволишь поехать с тобою.

— А тебе это зачем?

— Чтобы я мог как следует попрощаться с моим верным животным.

— Тогда поехали, пока он не передумал.

Римо уселся за руль. Чиун устроился на сиденье рядом. Римо повернул ключ и грузовик, взревев, покатился к воротам “Фолкрофта”.

— Нет, он не передумает. Я все-все ему объяснил.

— Вот как? — Тон Римо звучал скептически. — А я и не знал, что ты говоришь по-слоновьи.

— Нет, не говорю. Я просто говорю правду. А ее понимают даже слоны.

— Это верно, — согласился Римо, направляя грузовик к шоссе.

Интересно, где тут ближайший зоопарк? Надо будет спросить на бензоколонке. В зеркало заднего вида Римо увидел, как от ворот санатория к ним бежит, размахивая руками, тощая фигурка в сером костюме. Смит. Наверное, тоже хотел попрощаться с заморским зверем. Римо решил притвориться, что не заметил его. Он нажал на газ, зная, что если даже Смит усядется сейчас в свою допотопную колымагу, на ней ему все равно не догнать их — ни за что, никогда.

Глава 7

Генерал Мартин С. Лейбер начинал себе нравиться.

По существу, вся полнота власти была сосредоточена теперь в его руках. Все разом вскакивали, едва он входил в комнату. По Пентагону быстро разошелся слух, что именно его президент уполномочил действовать от своего имени до разрешения кризисной ситуации. В чем состоял кризис — не знал никто, а генерал Лейбер отнюдь не был расположен делиться этой информацией. Ситуация тяжелейшая — вот все, что от него можно было узнать.

Решив вкусить на практике плодов своего неожиданного могущества, генерал Лейбер заказал себе в кабинет омара. И как раз разламывал вторую клешню, когда зазвонил телефон.

— Генерал Лейбер, — сняв трубку, сообщил он, мешая собственную фамилию с непрожеванным мясом омара. По подбородку генерала текла струйка растаявшего масла.

— Генерал? НОРАД на проводе.

— Кто-кто? — обеспокоенно переспросил генерал. Где-то он уже слышал это слово, но что оно, черт его возьми, значило...

— Я связывался с Комитетом начальников штабов, и они сообщили мне, что ситуация вне их ведения...

— Точно, — подтвердил Лейбер. — Как, вы сказали, ваша фамилия?

— Я начальник штаба НОРАД. Фамилию вы, надеюсь, вспомните.

— Да-да, припоминаю, — закивал Лейбер, который редко когда связывал должности с реальными людьми.

Да и зачем? Он чувствовал себя как дома среди штабных лоббистов и представителей компаний, ждущих очередной оборонный заказ. В их руках была подлинная власть. А фамилии разных заштатных генеральчиков им не требовались.

— Согласно приказу Комитета, тактическая разведка нами закончена. Я подумал, что вы захотите ознакомиться с результатами как можно скорее.

— Валяйте, — скова кивнул Лейбер, пытаясь сообразить, что за чушь порет этот недоумок в погонах.

— Мы всевозможными способами анализировали данные фотоспутников и разведустановок. Никаких признаков деятельности на пусковых установках противника не обнаружено.

— А это хорошо или плохо? — поинтересовался генерал.

— Это странно, — ответил голос в трубке. — Вначале мы предполагали запуск с земли, но, судя по нашим фотографиям, все советские ракеты “земля — земля” находятся на прежних позициях. Китайские — тоже. Ни с одной из известных нам наземных ракетных баз запуска произведено не было.

— Возможно, с подводной лодки?

— Предположение вполне логичное, но космическая служба засекла бы такую ракету еще раньше, чем база “Роббинс” и прочие станции. Но у них — никаких сигналов. То есть вообще ничего.

— Не из космоса же она свалилась.

— Эту возможность полностью тоже нельзя отметать.

— Поправьте меня, если я не прав... но ведь у нас нет пока защиты против внеземного вмешательства?

— Нет, генерал, такой пока нет.

— Угу... Так что мне сообщить президенту?

— На вашем месте я бы посоветовал ему сидеть под землей, пока мы окончательно все не выясним.

Генерал Лейбер повесил трубку, соображая, позвонить президенту сейчас или чуть погодя, после того, как он пообщается с базой “Эндрюс”. Так и не придя ни к какому решению, он взялся за вторую клешню. Если все это дело не выгорит, омаров ему доведется снова пробовать не скоро. Может, и не доведется вообще.

Но клешня так и осталась неразделанной. Снова зазвонил телефон. Лейбер поднял трубку и услышал на том конце провода голос майора Чикса.

— Есть что-нибудь? — недовольно осведомился он.

— Определенный прогресс, сэр...

— Плевать мне на ваш прогресс. Узнали, что это была за штука?

— М-м... и да и нет, — был ответ.

— Это что же значит?

— Видите ли, сэр... думаю, мы можем сказать со всей определенностью, что из себя представляет данный объект, но определить его разрушительную мощь, боюсь, должны другие специалисты. Хотя мы тоже попытаемся — я как раз заказал нужную литературу...

— Заказали? У вас что, лишнего экземпляра “Джейн” на базе нет?

— Видите ли, авиационный справочник “Джейн” в данном случае не подходит, сэр. Этот... гм... объект определенно — повторяю — определенно не значится в этом справочнике.

— Слушайте, кончайте эти ваши вокруг да около. Говорите прямо — что там?

— Я и докладываю, сэр. Как только мы построили печи...

— Высокотемпературные органические нагревательные конструкции, — поправил его генерал. — Советую вам вспомнить наш предыдущий разговор. Налогоплательщики просто не могут отдать триста пятьдесят тысяч долларов за обыкновенные кирпичные печи.

— Так точно, сэр. Как бы то ни было, мы разъяли имевшиеся фрагменты и восстановили наименее поврежденные из них. К счастью, абсолютно невосстановимой оказалась примерно треть объекта, остальные две...

— Дальше, дальше.

— Э-э... — майор заколебался, — к счастью, уцелела и большая часть фрагментов того, что мы определили как двигатель. Кузнецы — о, простите, консультанты по металлургии — смогли даже соединить эти фрагменты воедино. Это очень нам помогло.

— Прекрасно, майор, но все эти подробности меня не интересуют. Я желаю знать его наступательные характеристики. Сколько килотонн? Мощность, какая мощность?

11
{"b":"19670","o":1}