ЛитМир - Электронная Библиотека

Рэмбо пытался попятиться, но Римо держал его ноги крепко. Водителю, случайно оказавшемуся бы сейчас на шоссе, могло показаться, что худой брюнет в майке и молодой слон репетируют какой-то балетный номер. Причем человек в майке явно задает ритм.

Римо удерживал передние ноги Рэмбо наверху до тех пор, пока не почувствовал, что его партнер начинает уставать. Он отпустил ноги слона, но тот не сделал даже попытки двинуться. Римо, не торопясь, накинул петлю на шею Рэмбо и, отведя его к обочине дороги, привязал к дереву.

— Вот тут и стой! — строго сказал он.

И бросился к полицейской машине. В “бардачке”, как он и ожидал, нашлась фляжка с виски. Римо влил по доброй порции живительного напитка в раскрытые рты по-прежнему пребывавших в нирване стражей порядка, легкими движениями пальцев стимулируя им мышцы гортани и заставляя глотать. Затем он усадил одного за руль, другого — на сиденье рядом и захлопнул дверцу.

Подойдя к капоту, Римо несколькими движениями выправил его крышку. Со стороны он походил на повара, раскладывающего на противне огромный пирог.

Полюбовавшись делом своих рук, — машина выглядела почти как новая, — Римо отправился отвязывать Рэмбо. Когда эти два умника очухаются и решат, что просто-напросто надрались, всю историю со слоном они наверняка примут за галлюцинацию.

* * *

Лицо Мастера Синанджу, вопреки ожиданиям Римо, по его возвращении имело цвет не багровый, а голубой — светло-голубой, как яйцо малиновки. Значит, Римо отсутствовал больше часа. Да, пожалуй, около двух...

— Нашел я его, нашел, — устало вздохнул Римо. — Вон он, на улице.

Мастер Синанджу упорно не отзывался.

— Если мне не веришь, посмотри сам.

Чиун лишь покачал головой, продолжая смотреть в сторону.

— Еще что-нибудь? — напрямую спросил Римо.

Чиун кивнул.

— И что?

Чиун молчал, в упор глядя на Римо.

— Но я же уже извинился.

Чиун опять кивнул.

— Больше это не повторится.

Чиун кивнул снова.

— Что-то еще?

Чиун в знак согласия поднял палец.

— Если придумал мне какое-то наказание — пожалуйста, я не... что, мне и наказание себе самому придумывать?

Глаза Чиуна заблестели. Римо начал догадываться.

— О'кей, буду с ним гулять каждый день. А не по очереди, как раньше.

Чиун в знак согласия поднял еще один палец. Но по-прежнему не дышал.

— И поить каждый день...

Третий палец.

— Два раза в день! Все! Слышишь, два! А теперь давай дыши. А то ты уже синеешь.

Чиун провел ладонями по полу.

— Нет уж, убирать за ним я не стану. Никоим образом.

Сложив руки на груди, Чиун отвернулся. Кожа на его лице стала уже темно-голубой; неожиданно он схватился за грудь, на секунду зажмурившись.

— Хорошо, хорошо! Убирать за ним тоже буду! Еще что-нибудь?

Удовлетворенно кивнув, Чиун медленно выдохнул.

— “Еще что-нибудь”! — передразнил он. — Разве твой убогий ум способен еще что-нибудь измыслить? И с сияющей улыбкой выплыл из комнаты. Римо стоял посреди гимнастического зала санатория “Фолкрофт”, стиснув зубы, и чувствовал, как сами собой сжимаются кулаки.

Доктор Харолд В. Смит, вошедший в помещение, некоторое время изучающе смотрел на Римо поверх лишенных оправы стекол очков. Затем кашлянул.

— Не могли бы вы уделить мне две-три минуты? — осведомился он, когда Римо обернулся. — По поводу вашего слона...

Глава 3

— Это не мой слон, — угрюмо возразил Римо.

Он последовал за доктором Харолдом В. Смитом в кабинет, обстановка которого отличалась прямо-таки спартанским аскетизмом. Закрыв дверь, Смит поспешно занял оборону в глубине кабинета, за своим потрепанным письменным столом.

— Но это же вы приволокли его сюда из Вьетнама!

— Да, но заставил меня сделать это Чиун. Я вообще отказался во всем этом участвовать. Так что если желаете избавиться от этой зверюги — можете рассчитывать на мою всецелую и искреннюю поддержку. Моральную, разумеется. Только на меня прошу не ссылаться.

— Мы не можем позволить подобному животному находиться на территории “Фолкрофта” без соответствующих документов. Это, если помните, частная больница. Одно это уже обещает мне выяснение отношений с департаментом здравоохранения по поводу нарушений медицинского кодекса и проблемы с лицензией.

Одна только мысль о последующих битвах с бюрократией сделала и без того кислую физиономию доктора Смита похожей на перезрелый лимон. Он сунул руку в ящик стола, и Римо поспорил сам с собой, что на свет Божий появится сейчас упаковка аспирина. По крайней мере, выражение лица шефа ничего иного не могло предвещать. В его арсенале было еще одно выражение — для “маалокса”; иногда оно же возвещало “алка-зельцер”. Но сейчас на физиономии шефа застыла классическая аспириновая мина — в этом Римо ошибиться не мог.

— Поговорите с Чиуном, — устало начал Римо. — Причины у вас самые что ни на есть убедительные. Покажите ему соответствующие документы...

— К тому же, вы сами понимаете, — перебил его Смит, — что не проблемы с департаментом здравоохранения меня больше всего волнуют. “Фолкрофт” — штаб-квартира секретной правительственной организации, и безопасность при любых условиях должна оставаться нашей первейшей заботой. Слон же, естественно, будет привлекать нежелательное внимание.

— Вот и расскажите все это его хозяину, Смитти, а я здесь ни при чем.

На столе появился бумажный стакан, и Римо озабоченно сдвинул брови. Разумеется, Смит обычно запивал свой аспирин — но воду для этого брал минеральную, из холодильника. Для чего ему, интересно, понадобился этот стакан, когда рядом полным-полно минералки в бутылках?

— Однако ответственным за это я назначаю именно вас, — изрек Смит, шаря в ящике.

— Почему же меня? Это ведь Чиунова идея.

— Которая у него ни за что бы не появилась, если бы вы не заставили его отправиться с вами во Вьетнам. И должен ли я напоминать вам, что вы отправились туда, нарушив мои строжайшие инструкции?

— Это задание я не хотел упускать.

— Это было не задание, — проскрипел Смит, — а безответственный с вашей стороны поступок.

— Ладно, валяйте дальше.

Римо развалился на кожаном диване. Почему сегодня с самого утра на него все шишки сыплются?

— Я даже не упоминаю о расходах, которые пришлось понести налогоплательщикам, чтобы доставить вашего слона из Вьетнама. Думаю, что многие флотские чины до сих пор ломают себе голову над тем, как слон мог попасть на американскую подводную лодку... И кстати — как вы умудрились туда его затащить?

— Через грузовой люк, — пожал плечами Римо. — Я говорил Чиуну, что через торпедный он точно не пройдет, но старика это не остановило. Капитан тоже пробовал запудрить ему мозги — но, к несчастью, Чиун до этого уже бывал на субмаринах. И про грузовой люк он знал. Заставил их открыть его, и слона спустили на грузовую палубу.

Смит кивнул с отсутствующим видом. Из ящика стола он извлек аэрозольный баллончик, на котором яркими красными буквами значилось: “бесплатный образец”. Об аспирине в виде аэрозоля Римо еще ни разу не слышал. У него даже мелькнула мысль, не решил ли Смит разыграть его и вместо приема лекарства побриться. Однако подбородок Смита выглядел так, будто встречался с бритвой не более четверти часа назад.

С каждым действием шефа изумление Римо росло. Его вообще изумляли странные привычки Смита. В течение долгого времени Смит ему попросту активно не нравился. Именно он позаботился в свое время подставить его, чтобы после имитации казни исчезли всякие упоминания о прежнем Римо Уильямсе. Сделал это Смит, безусловно, не из низменных побуждений — просто он искал подходящую кандидатуру для вербовки в сверхсекретную правительственную организацию под названием КЮРЕ, предназначенную для того, чтобы решать проблемы национальной безопасности способами, не предусмотренными законом. Официально такая организация просто не могла существовать. Так что ее единственный агент, бывший Римо Уильямс, не мог существовать тоже.

5
{"b":"19670","o":1}