ЛитМир - Электронная Библиотека

Сил достало на одно короткое слово:

— Хватит!

— Правды! — И снова давящая, крушащая боль.

— Ничего не знаю!..

— Правды! — От боли генерал прокусил язык, и его рот заполнился пузырящейся кровью. Глаза застилала кровавая пелена, он желал только одного — немедленной смерти. Чтобы прекратилась наконец эта нечеловеческая, адская боль.

— Твой последний шанс.

— Я... ничего... не знаю. — Что с ним будет, генералу было уже все равно. Он еле говорит, так что этот проклятый азиат его все равно не слышит. Он почувствовал, как во рту с хрустом лопнул зубной протез. Приподнявшись из последних сил, он выплюнул осколки.

Внезапно боль пропала. Почти совсем.

— Ты говорил правду, я не мог ошибиться. — Азиат задумчиво наклонил голову.

— Да, да, правду...

— И ты ничего не знаешь об этих паровозах — о КРУ?

— Ничего, совсем ничего не знаю...

Ноготь снова коснулся его виска, и генерал Рольф вскрикнул. Но ноготь отдернулся, унося с собой последние остатки боли. Генерал Рольф открыл глаза.

— Нет, я все же ошибся, — произнес азиат все так же задумчиво. — Ошибся, когда пришел к тебе.

— Тогда... оставьте меня. Умоляю. Пожалуйста!..

— Но не пытайся больше сердить меня, белолицый пес. Возможно, ты и невиновен в предъявленных тебе злодеяниях, но вина твоей страны перед Синанджу давно известна. Передай своему королю, что его отказ от услуг великого Дома Синанджу может однажды обернуться против него самого. Ибо на чьей стороне не сражается Дом Синанджу — тот враг его. Прощай, белолицый!

Генерал Рольф следил, как азиат медленно выплыл из комнаты. Что это за Синанджу, дьявол его возьми... Надо как можно скорее выяснить. Но для этого требовалось встать, а генерал не был уверен, что его ноги выдержат.

Глава 27

В доме номер десять по Даунинг-стрит Римо сказали, что лорд Филлистон, начальник секретного отдела, только что уехал в неизвестном направлении.

— И у себя его тоже нет, — пожаловался Римо секретарю.

Секретарь удивленно поднял брови.

— Мне крайне удивительно, что постороннему человеку сообщают нечто подобное.

В ответ Римо оторвал от двери медный молоток.

— Сувениры продаются через квартал отсюда. — Секретарь сурово сдвинул брови.

Зажав молоток в зубах, Римо откусил ручку. Поймав ее, он взял в зубы оставшуюся часть и снова раскусил. Один обломок молотка упал на землю, вторым Римо плюнул в секретаря.

— Я вам не какой-нибудь турист, — хмурым тоном пояснил Римо. — И вообще я сегодня не в настроении.

— Это заметно, — покачал головой секретарь.

— Тогда давайте сначала. Так куда он направился?

— Честно вам скажу — понятия не имею. Знаю только, что он водит черный “ситроен”.

— “Ситроен” я бы не узнал, даже если бы он был моим дядюшкой.

— Разумеется. Непростительная небрежность с моей стороны.

— А особые приметы у него есть?

— Волосы темноватые. Глаза голубоватые. Сам сутуловатый.

— Портрет подходит примерно половине обитателей вашего острова. — С этими словами Римо расплющил между пальцами ручку молотка и, сунув ее секретарю, неторопливо пошел к воротам.

— Ай! — секретарь выронил кусок меди и замахал рукой: обломок был горячий, как раскаленная сковородка.

— Вспомнили чего? — на ходу обернулся Римо.

— Он курит трубку. Старинную. С изображением Анны Болейн.

— А кто она? — спросил Римо.

— Вы американец, по-видимому?

— Что есть, то есть, — вздохнул Римо. — Она актриса, наверное? Известная, да? Вы скажите, может, я ее в кино видел.

— Сомневаюсь, — посуровел секретарь и захлопнул дверь, не желая продолжать разговор.

Римо, взбежав на крыльцо, взялся было за ручку, но, подумав, махнул рукой.

— А, ладно. Ну его к дьяволу!

Выйдя на тротуар, он взглянул на мчавшиеся мимо автомобили, Черных — хоть отбавляй. Осталось найти в одном из них водителя, который курит трубку с портретом британской кинозвезды, подумал он и мрачно усмехнулся.

Потратив несколько минут на то, что барабанил в ветровые стекла, пытаясь привлечь внимание водителей, Римо решил, что это не самый лучший способ.

— Вот дьявол...

Мимо прогрохотала, чадя выхлопной трубой, красная громада двухэтажного автобуса. Пошел дождь. Уже в третий раз с того времени, как он, Римо, прибыл в Лондон. То есть всего за несколько часов. Сыростью он уже был сыт по горло, поэтому, решив, что прокатиться не помешает, уцепился за поручень под задним стеклом автобуса. Именно так он катался в детстве в Ньюарке, когда у него не было даже двадцати пяти центов на билет. В любом случае, автобус ему подходил, поскольку ехал именно в том направлении, где находился секретный отдел разведки.

Размещался секретный отдел на втором этаже старинного здания вблизи Трафальгарской площади. Первый этаж занимала аптека. В самой Британии это считалось государственной тайной, однако всем разведкам мира было известно местонахождение этой организации.

Как оказалось, его уже ждали. Он понял это, когда поднимался вверх по скрипучей лестнице.

— Он вернулся. Эй, этот нахальный тип опять здесь!

Римо невольно обернулся и понял, что имеют в виду именно его. Наверху, на лестнице, стояли трое.

В черных костюмах, не иначе прямо из ателье на Бонд-стрит. В руках у каждого — новенькая “беретта”. Наверное, поклонники Джеймса Бонда, решил Римо. А может, просто форма такая.

Сопротивляться Римо не стал. Пристально посмотрев на преследователей, он улыбнулся:

— Вы меня не помните?

Ответить никто из них не спешил: передний невольно схватился за подбитый левый глаз, его коллега, побледнев, вцепился в перила. Третий, решив не искушать судьбу, стремительно отступал.

— Вижу, что помните, — удовлетворено кивнул Римо. — А потому, если никто не хочет повторения того крайне неприятного разговора, думаю, мы можем прийти к джентльменскому соглашению.

— Что вам угодно? — спросил передний.

— Увидеться с лордом Гаем. На каких-нибудь пять минут.

— Его здесь нет, — торопливо ответил его напарник.

В этот момент из приоткрытой двери высунулся мужчина — шатен средних лет со светло-голубыми глазами. Во рту он держал потухшую трубку, украшенную изображением женской головы.

— Чего вы там толчетесь, лентяи? Хватайте его!

— Значит, вы мне наврали, — укоризненно покачал головой Римо, глядя на переднего в черном костюме. — По-вашему, лорда Гая здесь нет?

— Инструкции, — вздохнул тот, пожав плечами.

— Знаете что? Я притворюсь, что вас не вижу, а вы идите. Пора на файф-о-клок.

Кивнув, передний словно растаял в воздухе.

— Сговорчивый, — одобрительно кивнул Римо. — Ну, а вы двое что?

— Пять минут? — переспросил стоявший у двери.

— Ну, может, шесть, — Римо покачал головой.

— О чем вы там? — снова высунулся из двери лорд Филлистон. — Чего церемонитесь? Этот тип явно опасен.

— Сожалею, но мы не можем остановить его, сэр.

— Откуда вы знаете? Вы же и не пытались!

— Пытались, в том-то и дело, сэр. Еще утром. Сами видите, чем все это кончилось.

— Шесть минут, — произнес Римо просительно. — Ну, семь, может.

— Поцелуйте меня в зад, — с достоинством истинного дворянина молвил лорд Филлистон и с грохотом захлопнул за собой дверь.

— Что ж, теперь у меня нет выбора, — развел руками Римо.

— Вы поосторожней, мы на работе все-таки.

— Комар носа не подточит, — пообещал Римо. И вдруг громко щелкнул пальцами. Стоявшие на площадке моргнули от неожиданности, а когда открыли глаза, странного типа в мокрой майке перед ними уже не было.

Оба стража озадаченно уставились в потолок. Но и на потолке странного визитера тоже не было видно. Просочиться в боковую дверь он тоже не мог. Оставался только лестничный пролет.

Подойдя к пролету, оба агента не сговариваясь решили, что он какой-то очень темный и неприветливый. Что было странно, четверть часа назад у него был нормальный вид. Они сотни раз ходили мимо него и даже имели привычку кидать окурки.

50
{"b":"19670","o":1}