ЛитМир - Электронная Библиотека

Пошептавшись, оба агента легли на лестницу и, переместившись в таком положении ближе к краю, заглянули в пролет.

На них смотрели два страшных темных глаза.

— Бу-у-у! — произнес Римо негромко, но этого оказалось достаточно.

Оба агента, словно подброшенные пружиной, вскочили и, вопя от страха, кинулись вниз по лестнице. Однако некая странная сила подняла их в воздух и сбросила в зияющий чернотой лестничный пролет. Пролетев полтора этажа, агенты одновременно потеряли сознание.

Дверь в кабинет лорда Филлистона Римо открыл без стука.

Увидев его, лорд Гай вскочил со стула, кипя от ярости. И, не имея под рукой другого оружия, швырнул в незваного пришельца свою трубку.

Поймав ее, Римо подошел к столу и молча протянул трубку ее владельцу.

— Обожжетесь, — уже спокойным тоном заметил лорд Гай.

Римо только сейчас увидел, что держит трубку не за мундштук, а за чашечку, в которой все еще тлел табак.

— Анна Болейн? — спросил он, опуская трубку на подставку.

— Она, — утвердительно кивнул лорд Гай.

— Вроде какой-то ее фильм я когда-то видел.

— Вряд ли.

— Ну, тогда, — снова взяв трубку, Римо растер чашечку вместе с тлеющим табаком и раскаленную пыль и сунул эту смесь в ладонь лорда Гая, — может, я ее с кем-то путаю.

— В-вы что? — вытаращил от боли глаза лорд Гай, когда Римо, словно тисками, сжал пальцами его кулак. Запахло паленым.

— Я тороплюсь, — напомнил Римо.

— Да, разумеется...

— Поэтому вам лучше всего рассказать все и сразу. Тем более, что вам есть что мне рассказать.

— П-пожалуйста... больно очень...

— Расскажите мне о паровозах, — попросил Римо.

— Что... что именно?

— Например, почему они падают с неба.

— Наверное... наверное, их сбрасывают?

— Ответ неверный, — покачал головой Римо, сильнее сжимая кулак. Об ожоге лорд Гай уже забыл — он услышал, как начали похрустывать его кости.

— А-а-а-а-аааа! — затянул он на одной ноте, закатывая глаза.

— Попробуем снова. Сведущие люди мне сказали, что вы кое-что знаете о магнитном ускорителе.

— Понятия не имею об этой чертовой штуке... а-а-а-а-аа!

— Я ведь могу сильнее...

— Я и орать могу громче, но ни черта не понимаю, о чем вы меня спрашиваете!

Римо озадаченно нахмурился. Обычно оказавшиеся в таком положении были счастливы поведать Римо самые сокровенные тайны. Неужели этот тип и правда ничего не знает? Тут Римо вспомнил, что лорд Гай — шеф самого секретного отдела британской разведки. Может, его просто научили переносить боль? Хотя он вот-вот сознание потеряет... Актерствует, решил Римо. И снова нажал.

...Очнувшись через несколько минут, лорд Гай сдул с правой ладони остатки пепла и лизнул шершавое красное пятно.

— Сообщу кое-какие подробности, — снова возобновил Римо разговор. — Буду рад, если и вы мне что-нибудь расскажете. Разумеется, когда вдоволь себя полижете.

— Уже, уже! — Лорд Гай поспешно стряхнул с губ крошки пепла.

— На Америку совершено нападение.

— Да, знаю.

— Так, начало хорошее.

“Может, с ним надо по-другому? — подумал Римо. — Чем меньше его напрягаешь, тем больше можно получить сведений”. Пожав плечами, он решил продолжать в том же духе.

— Раз вы знаете, что нас бомбили, может, вы еще и скажете кто?

— Какая-то из южноамериканских стран.

Римо досадливо покривился.

— Опять врете. Мне говорили, что снаряд был запущен из Африки.

— Вряд ли. Можете себе представить африканскую страну, обладающую таким оружием?

— А в Южной Америке что, есть такие?

— Об этом не имею понятия, но если откроете верхний ящик стола, там лежит копия моего доклада премьер-министру.

Выдвинув ящик, Римо действительно обнаружил в нем папку с несколькими машинописным страницами. Он бегло просмотрел их.

— Тут сказано, что тип неизвестного оружия определить не удалось, что, действительно?

— К сожалению, именно так.

— А вот это: “Безусловно ущемляя глобальные интересы США, для СК эти события могут иметь положительный эффект”. СК — это что такое?

— Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии.

— А я думал, мы с вами союзники, — удивился Римо.

— До определенных пределов — да.

— Понятно. — Руку шефа секретного отдела Римо предусмотрительно не отпускал. — И вы действительно не имеете отношения к этой бомбежке?

— Никакого, — лорд Гай устало покачал головой.

— А я, признаться, получил иную информацию. Кто же это распускает о вас подобные слухи?

— Гм... Учитывая то, что я глава этого... учреждения, список подозреваемых поистине бесконечен.

— Назовите сбитому с толку туристу хотя бы две-три фамилии.

— Фамилии? Это могут быть целые страны. Например, Ирландия, я имею в виду ИРА. Советы. Китай. Лобиния.

— Ну, я уже совсем растерялся. С чего вдруг Лобинии понадобится делать из вас бифштекс?

— Позволю себе напомнить вам инцидент с их дипломатами — недавний, всего пару лет назад. Мы тогда взяли нескольких сотрудников лобинийского посольства с поличным: они готовились убрать своих же диссидентов, укрывшихся от лобинийского режима в Англии. Мы, естественно, велели им убираться. Посольство отказалось наотрез, но мы блокировали его на несколько дней и все-таки вынудили мерзавцев покинуть страну. Да еще передали материал прессе.

— Да, припоминаю что-то подобное.

— Их лидер, полковник Интифада, с тех пор и ненавидит нас. Лютой ненавистью.

— Н-да, — кивнул Римо. — Восток — дело тонкое. А вы, похоже, и правда непричастны к этому делу.

— Рад, что вы это наконец-то допускаете. А... простите... руку мою вы теперь можете отпустить?

— Ох, да. Это вы меня извините. Слушайте, это была чудовищная ошибка. Позвольте принести вам мои искренние извинения.

— Да что там... Как, вы уже уходите?

— Работа.

Уже у самой двери Римо обернулся.

— Ой, еще одно...

— Да?

— За трубку тоже простите.

— Пустяки, — махнул рукой лорд Филлистон. Ему уже было не до того — нужно еще как-то объяснить все это премьер-министру. Нет, дудки, он не станет ничего объяснять, а немедленно отправится в Южную Америку. Если даже ничего там не отыщет, то, по крайней мере, загорит. Что, в общем-то, тоже совсем неплохо.

Глава 28

Казалось, что Гамид аль-Мудир окончательно утратил рассудок. Он носился по всей рубке управления, как помешанный.

— У нас нет времени! — орал он. — Всех, всех сюда! Полковник должен прибыть с минуты на минуту!

Толпа одетых в темно-зеленые комбинезоны людей бросилась к паровозам. Их нужно было сгрузить с платформ, но как это сделать — не знал никто. В конце концов решили тянуть за канаты, человек двадцать — с одной стороны, столько же — с другой. Но паровозы не двигались.

— Давайте, давайте же! — как резаный, вопил аль-Мудир.

Наблюдавший за всем происходящим из рубки Петр Колдунов раздраженно пожал плечами. Ему было все равно — чем дольше они провозятся, тем позже состоится запуск. А может, из-за этой задержки полковник Интифада разъярится так, что прикажет наконец казнить аль-Мудира. Колдунов улыбнулся при этой мысли. Аль-Мудира он ненавидел еще больше, чем аль-Кайда — его предшественника.

Увидев улыбку на губах Колдунова, аль-Мудир снизу погрозил ученому кулаком и назвал его ленивой собакой. Колдунов усмехнулся. Обзывай как хочешь, голубчик, отвечать все равно тебе.

Хоть это поднимет настроение, сказал себе Колдунов. После замены рельсов он стал совсем мрачен. Последний запуск, разнесший вдребезги два небоскреба в Нью-Йорке, свернул несущие рельсы почти в спираль. Колдунов настаивал, чтобы их заменили новыми, из той же дешевой стали, что и все лобинийские железнодорожные пути. Однако по приказу Интифады их заменили на рельсы из высококачественного сплава: очевидно, полковник подумал, что хорошая сталь будет лучше проводить электричество.

Колдунов не сказал ничего, только несколько дней пытался догадаться, откуда полковник Интифада добыл такой замечательный материал. Черт его знает, откуда. Наверное, из того же источника, что и карбонизированный углерод.

51
{"b":"19670","o":1}