ЛитМир - Электронная Библиотека

Другого выхода нет. Комитет начальников штабов вот-вот сдаст его президенту. Президент жаждет действия.

Что может сказать ему в свое оправдание он, генерал Мартин Лейбер? Что он знал, кто продавал агрессору эти проклятые паровозы? Что этот самый продавец — давнишний партнер его, генерала, по бизнесу? Что он сам, генерал Мартин Лейбер, продал этому партнеру секретный материал — карбонизированный углерод? Тот самый, которым было покрыто КРУ, унесшее жизни тысячи жителей Нью-Йорка?

Нет, ничего этого генерал Лейбер делать не собирался. Но позора военного трибунала он попытается избежать. Все равно они бы поставили его к стенке. По его вине погибло столько людей.

Поэтому единственным выходом, который видел генерал Лейбер, был выход дульного среза пистолетного ствола.

Сложив руки перед грудью, он пробормотал несколько полузабытых молитв, затем, в последнем порыве прощания, поцеловал медные звезды на полевой фуражке и нахлобучил ее на вспотевший лоб.

Взял в руку пистолет, холодеющей рукой приложил к виску дуло.

В этот момент зазвонил телефон.

Слишком поздно, горько подумал генерал Лейбер.

Но телефон звонил, и искушение последний раз ощутить в руке красную трубку оказалось сильнее страданий генеральской души. Сняв трубку, он назвал свое имя и оторопел: настолько изменился на пороге вечности его голос.

— Добрый день, генерал.

— Ах, это вы, мой дру... Черт возьми, что еще вам от меня нужно?!

— Я передумал. Я готов с вами встретиться, генерал.

Генерал отшвырнул “кольт” в угол.

— О, благодарю вас, благодарю вас, благодарю вас, дорогой друг. Когда и где? Я приеду, когда и куда вам удобно.

— М-м... говоря откровенно, мне не так-то легко нарушить наши правила и не потребовать ничего взамен.

— Все, что вы захотите.

— Мне нужен ядовитый газ. Нервно-паралитический. Примерно семьсот галлонов жидкого газа.

— Нервно-паралитический... о, Бог мой!

— Вы слушаете меня, генерал?

— Да. — Ответ прозвучал почти шепотом.

— Так вы можете?

— Да. Вам нужен газ — вы получите газ. Доставлю лично.

— В этом нет необходимости. Я назначу место для передачи. Пошлите его туда. Об остальном я сам позабочусь.

— Заметано. Когда мы сможем встретиться с вами?

— Как только груз прибудет к месту назначения.

— Буду ждать вашего звонка.

Генерал Лейбер повесил трубку. Пошатываясь, он встал на ноги. Судьба дарит ему еще один шанс. Он знал, что имеет в виду его телефонный друг под местом назначения, — цель. Они встретятся, когда газ уже будет пущен в дело. На Америку готовится пролиться новый дождь смерти, но на этот раз он, генерал Лейбер, не намерен прятаться в кустах.

Особенно теперь, когда сама судьба дала ему шанс добраться наконец до хозяина баллистических паровозов. А заодно взять за задницу своего телефонного приятеля — обещаниям о встрече генерал не верил ни на грош.

Достать нервно-паралитический газ — не проблема, на складах Пентагона его скопилось десятки тонн. Интенданты этих складов каждое Рождество получали от генерала посылку с бутылкой виски — на тот случай, если их услуги вдруг понадобятся. Когда спустя час снова раздался звонок и мягкий голос назвал по телефону адрес, контейнеры с газом были готовы к отправке.

После чего генерал пристегнул кобуру с верным “кольтом” к поясу и, кинув полный признательности взгляд на телефон, вышел из кабинета.

Он еще покажет всем, какой он солдат.

* * *

Самолет компании “Интерфройнд” принял на борт три небольших, похожих на цинковые гробы контейнера недалеко от тихоокеанского побережья Канады. Контейнеры ждали прямо на посадочной полосе — заброшенном артиллерийском полигоне. Точно, как было сказано в инструкции.

— Чудно, — покачал головой первый пилот.

— Чего тут чудного? — не понял его напарник.

— Да вроде должно было быть два ящика. А их три — сам видишь.

— Будем грузить или как?

Первый пилот пожал плечами. Недостача — вот тогда точно были бы проблемы. А про лишнюю коробку ничего сказано не было. Три так три.

Когда третий ящик грузили в самолет, он, вырвавшись из рук пилотов, тяжело бухнул по полу грузового отсека.

— Осторожнее ты! Черт его знает, что в эти коробки напихано!

Лежавший в третьем ящике генерал Мартин С. Лейбер наконец позволил себе перевести дух. Слава Богу, ящики они не открыли. Значит, он уже на пути туда. Хорошо бы лететь пришлось недолго. Чтобы доставить сюда контейнеры, пришлось попотеть так, что он даже забыл запастись бутербродами на дорогу. И теперь чувствовал, как начинало сосать под ложечкой.

* * *

Получив сообщение о том, что груз на борту, Друг принялся обзванивать склады, на которых можно было приобрести респираторы, противогазы, защитное обмундирование. В короткий срок все средства индивидуальной защиты были скуплены им на корню. Жертвам газовой атаки нелегко будет до них добраться.

Все шло отлично... пожалуй, кроме одного. Никаких новых сообщений из Стокгольма от агента по имени Чиун не поступало. Второй же агент, Римо Уильямс, наотрез отказался подчиниться приказу доктора Смита и вылететь в Гибралтар для борьбы с несуществующими террористами.

Существовала немалая — 88,2 процента — вероятность того, что передатчик Римо был поставлен Смиту той же компанией, что и его телефон. А раз так — надо сменить передатчики. У Римо и Чиуна еще будет немало работы. Мобилизовав все каналы связи, Друг принялся рассылать сообщения тем главам государств, которые наверняка заинтересовались бы услугами лучших в мире ассасинов.

Глава 30

Римо Уильямс, стоявший у багажного конвейера в нью-йоркском аэропорту, проявлял все видимые признаки нетерпения.

Наконец на ленте появился роскошный чемодан, купленный Римо перед отлетом в дорогом лондонском магазине. Открыв его, Римо извлек оттуда передатчик, замаскированный под коробку с леденцами, и сунул его в карман брюк. Чемодан он оставил около ближайшей урны. Этот аляповатый предмет роскоши он купил лишь для того, чтобы хотя бы в небе над Атлантикой не слышать осточертевшее пиканье проклятого прибора. Смит беспрестанно вызывал его. Римо знал почему — хотел послать его ликвидировать заварушку в Гибралтаре. И знал, что не поедет никуда, покуда задания ему придумывает новая любовь начальника — этот кретинский железный ящик.

Сев во взятый напрокат автомобиль, Римо направился к выходу из аэропорта. Внезапно у будки на выходе он заметил знакомую фигуру в алом кимоно, о чем-то ожесточенно препиравшуюся с охранником. Подкатив к будке, Римо пару раз коротко просигналил и, когда владелец алого кимоно обернулся, открыл переднюю дверцу.

— Нам случайно не по пути? — подмигнул он Мастеру.

Чиун влез в автомобиль, и Римо нажал на газ.

— По милости Смита я выглядел круглым дураком, — пробурчал Чиун, надув губы.

— И я тоже. Думаю, это все штучки его компьютера.

— Что будем делать, сын мой?

— То, что нужно было сделать уже давно. Поговорить со Смитом как следует. Как мужчина — то есть мужчины — с мужчиной.

— Боюсь, что он теперь слушает только этот дьявольский автомат.

— Ну, слушать-то нас ему придется, — Римо прибавил скорость.

Уже стемнело, когда они подъехали к воротам “Фолкрофта”. Когда оба поднимались на лифте на этаж, где находился кабинет шефа, передатчик в кармане Римо забибикал, наверное, в миллионный раз. Сунув руку в карман, Римо выключил передатчик.

— Почему ты не избавишься от этой надоедливой игрушки? — поморщился Чиун.

— Может, потом понадобится.

Двери лифта бесшумно раскрылись.

— Я беру на себя Смита, ты — компьютер, — шепнул Римо, стоя на пороге кабинета начальника.

— Прошу тебя, только не порань его.

— Можешь не беспокоиться. Что же будет с компьютером — меня ничуть не волнует.

— Рад слышать от тебя это, сын мой.

Сильным толчком Римо распахнул дверь. На него с удивлением уставилось небритое и утомленное лицо Смита.

55
{"b":"19670","o":1}