ЛитМир - Электронная Библиотека

Откуда-то издалека неожиданно послышалось пыхтение приближающегося поезда.

Это было полным абсурдом.

Об этом полковник подумать не успел — мимо джипа с той же скоростью, но в обратном направлении снова пронеслись два странных пришельца. Один из них и пыхтел, словно курьерский состав, причем получалось это у него весьма схоже. Звуки затихли, непрошеные гости исчезли в дыре ускорителя, и за ними с чавканьем захлопнулся стальной люк.

Крышка люка была последним, что видел полковник Интифада в подлунном — вернее, подземном — мире. В следующий миг душа его уже неслась в ад. Последнее, что он услышал, был тяжкий грохот, сопровождавшийся скрежетом — его любимый темно-зеленый джип был вмят огромным телом паровоза в крышку люка. Последним, что уловило его обоняние, был запах газа, смешанный с кислым ароматом свежей крови. На этот раз — его собственной.

* * *

Генерала Мартина Лейбера начинала охватывать паника. Сначала снаружи раздался жуткий металлический скрежет. Затем взрывы — один, другой... А этот чертов резак отказывался работать. Он не мог понять почему. Инструмент официально состоял на вооружении инженерных войск, и поэтому... Всмотревшись пристальнее, он громко, отчаянно выругался. Он узнал резак. Целую партию этих инструментов он недавно приобрел на Тайване по тридцать девять центов за штуку и продал Пентагону, оценив каждый экземпляр в шестьдесят девять долларов.

Когда он брал его с собой, то посмотрел прежде всего на цену. И успокоился — такой дорогой аппарат наверняка надежен. Как же он мог забыть...

Легкие генерала Мартина С. Лейбера перестали работать, и его глаза медленно закрылись. Навсегда.

* * *

Из дула электромагнитного ускорителя Римо и Чиун вылетели со скоростью средней величины паровоза. Газ преследовал их по пятам. Они чувствовали, как усиливается резкий запах, газ проникал даже сквозь закрытый люк...

Упав с небольшой высоты на песок, оба почти одновременно вскочили на ноги.

— Быстрее! — крикнул Римо, со всех ног кидаясь к торчавшей из песка рыжей глыбе бетона. Чиун опередил его. Вдвоем с двух сторон они что было сил нажали — крышка дульного среза ускорителя медленно сползла вниз, зашуршал, засыпая ее, песок. Через несколько минут все было кончено.

Переглянувшись, Римо и Чиун побежали. Они знали, что газ не знает препятствий — через несколько минут он будет уже на поверхности.

Остановились они милях в пятидесяти от того, что некогда было электромагнитным ускорителем. Римо тяжело опустился на песок — не от усталости, а потому, что нервная энергия бушевала в нем с такой силой, что он бежал бы до самого побережья, если еще секунду остался бы на ногах.

Чиун скромно присел с ним рядом.

— С заданием мы справились, в общем, неплохо, — резюмировал Чиун. — В небесах больше не будут летать смертоносные паровозы.

— И единственное, что нам осталось, — это выбраться из этого Богом забытого места, — кивнул Римо в знак согласия. Вынув из кармана передатчик, он нажал на кнопку. — Смитти, если вы нас слышите, высылайте экипаж.

Выслушав ответ, он протянул передатчик Чиуну.

— Конфет не ем, — гордо отвернулся Чиун.

Глава 33

За окном стоял серенький зимний полдень, а президент Соединенных Штатов Америки ощущал себя Гарри Купером, у которого отобрали “кольт”.

Телефон в кабинете доктора Харолда В. Смита молчал. Линия попросту была отключена — ни звука. Номер генерала Мартина С. Лейбера отзывался серией длинных гудков. Согласно полученной информации, генерал словно испарился. Комитет начальников штабов, снабдивший президента этой новостью, также не преминул упомянуть, что в Пентагоне генерал занимал интендантскую должность. Правда, президент предпочел не верить этому.

Облегчение вызывало только одно — паровозы с неба больше не падали. По крайней мере, пока. Последний свалился рано утром на Чикаго и утонул в озере Мичиган. Единственным последствием этого стал сердечный приступ у главного редактора “Нэшнл энкуайрер”. Его репортеры трудились целые сутки, завалив стол редактора сообщениями о паровозном дожде в разных частях страны, и последнее — из Чикаго — переполнило чашу.

Комитет начальников штабов всерьез собирался выходить на поверхность. А если из-за моря прилетит еще один локомотив?

Никогда еще Овальный кабинет не казался главе правительства таким неуютным. Одиночество давило все сильней. Голова болела; президент, морщась, достал из ящика стола аспирин. В ушах зазвенело. Президент помотал головой, но звон не проходил. Звонил телефон; звук доносился из спальни.

— Смит?!

Кинувшись в спальню, президент дрожащими руками выдвинул ящик комода. Красный телефон без диска громко звонил. Он ведь пробовал несколько раз воспользоваться им, но безрезультатно... Президент прижал трубку к уху.

— Смит...

— Господин президент, — голос снова был подобен выжатому лимону — добрый знак, — все в порядке, сэр. Ситуация под контролем.

Президент медленно сползал с кровати на пол.

— С-слава Богу... Кто, когда, как?..

— Мои люди обезвредили установку. Размещалась она в Лобинии. Само собой, всем ведал полковник Интифада, но, по сообщениям моих людей, все надписи на пульте управления были по-русски. То есть установка была преподнесена им Советами.

— Что мне теперь делать, Смит? Начальникам штабов не терпится нанести ответный удар. По кому угодно. Если целью будет Россия, не миновать третьей мировой войны.

— Сообщите им о роли Лобинии в этом деле. Думаю, это их удовлетворит. В отношении Советов вполне можно обойтись нотой протеста.

— Обычной нотой?

— Таковы правила игры, господин президент.

— Боюсь, учиться мне придется многому.

— Да, и еще одно. Компьютер “Квантум-3100” — дефектный. Он выдавал фальшивую информацию. Пришлось его отключить. И новую телефонную систему — тоже. Думаю, что нам будет комфортнее работать со старыми. Они, по крайней мере, ни разу не подводили.

— Все, что пожелаете. Мне... никогда не отблагодарить вас, Смит.

— Не стоит. Это моя работа, господин президент. Как, кстати, и ваша. Всего вам доброго и, главное, удачи. Потому что если она будет сопутствовать вам, может быть, нам и не придется больше беседовать.

Повесив трубку, Смит обернулся к Римо и Чиуну, сидевшим перед ним.

— Отлично, Смитти! — Римо похлопал в ладоши. — Согласитесь, с минимумом техники как-то спокойнее.

Смит, чисто выбритый, в выглаженном костюме, выкинул последний пузырек с амфетамином в мусорную корзину и, подняв голову, откашлялся.

— “Квантум” отправят фирме-производителю, и, возможно, они смогут установить причину дисфункции. И если смогут, тогда... — глаза Смита на мгновение затуманились. — Тогда, возможно...

— Смитти, вам лучше забыть об этом. Следующего раза мы все можем не пережить. А потом — что, если об этом узнает ваша супруга?

— Это не смешно, Римо, — Смит помрачнел. — И последнее. Без “Квантума” ваши передатчики абсолютно бесполезны. Прошу вас вернуть их мне.

Римо с готовностью полез в карман брюк, и лицо его недоуменно вытянулось. Где же он, черт возьми?

Римо поднял глаза. Мастер Синанджу, сияя, как медный таз, уже подплывал к столу Смита, протягивая шефу маленькую разноцветную коробочку.

— Возвращаю вам ваш дар, о Император, в целости и сохранности, да умножится ваша мощь!

— Благодарю вас, Чиун. А ваш, Римо?

— Я... э-э... — пожав плечами, Римо вывернул карманы. — Посеял я его где-то, Смитти. Когда выполнял задание.

Чиун укоризненно покачал головой.

— Ай-яй-яй! Какая непростительная беспечность.

— Римо, этот передатчик обошелся американскому народу более чем в шесть тысяч долларов. Так что если вы его не найдете, мне придется вычесть эту сумму из вашего жалованья.

Римо тяжко вздохнул:

— Так проходит слава земная.

На столе Смита запищал интерком. Секретарша уже два дня как вернулась из вынужденного отпуска.

60
{"b":"19670","o":1}