ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ну! Чего базар?! Сам посмотри.

Длинный недоверчиво направился в сторону елок, но едва поравнялся с напарником, как неожиданно споткнулся и уже через мгновение лежал, уткнувшись лицом в мох. Широкоплечий резво подхватил его автомат и направил оба ствола на двух оставшихся бандитов, которые смотрели на него в немом изумлении.

— Лежать! — скомандовал он и сделал предупредительный выстрел.

Один бандит тут же рухнул на землю, другой тоже упал, но перекатился под автобус, быстро переполз на другую сторону, и пассажиры, прильнувшие к окнам, увидели, как он исчез, сорвав маску и продравшись сквозь густые кусты.

Широкоплечий тоже, по-прежнему держа автомат наизготовку, сорвал левой маску, и все узнали в нем не неизвестного широкоплечего бандита, а того самого жалкого мужичонку, который запросился со страху в кусты.

— Пассажиры пока на месте, водителям подойти сюда, — сказал он. — И вам тоже, — обратился он к своей бывшей соседке и элегантной молодой даме.

В это время рядом с ним зашевелился длинный, и пассажир поставил ногу ему на шею.

Тот водитель, что очухался после удара, и его сменщик быстро соскочили на землю.

— Вот гады! Вот ведь гады! — повторял очухавшийся.

— Веревки есть? — поинтересовался пассажир с седоватым ежиком.

— А как же! Без них не ездим.

— Ну так и вяжите. Этого и этого.

— А мы? — несмело спросила молодая дама. — Я вообще-то вам так признательна!..

— Ладно! — отмахнулся он с улыбкой. — Все вроде бы кончилось. — И он показал на длинного: — Сейчас его свяжут. Возьмите у него валюту и раздайте людям назад. Строго по декларациям. Свои вещи пусть тоже разберут. — Он довольно взглянул на то, как старательно водители .обматывают веревкой длинного и спросил: — Масочку-то снимем или так оставить?

— Не мочи меня, а, мужик! — негромко пробубнил тот.

— Да ладно. Ты ж со мной по-человечески, отпустил за кусты. Свой медальончик у него взяли?

— Нет, — испуганно ответила девушка. — Он его в карман засунул. В левый.

— Мужики, у него медальон возьмите, отдайте девушке, а потом обоих в ментовскую машину, пусть там подремлют, — сказал сосед шоферам.

— А четвертый? — спросил один из шоферов. — Который вас увел.

— Этот-то? — переспросил пассажир. — Ему уже ничего не надо. Сам виноват — очень меня торопил.

Еще минут через десять, когда пассажиры получили назад все отнятое, а ставшие нестрашными бандиты были отнесены в милицейскую машину, автобус, медленно пятясь, тронулся в сторону шоссе.

Теперь рядом с юной красавицей место у окна было свободно. Пассажир с седым ежиком, забрав из автобуса небольшую дорожную сумку, остался при милицейской машине.

Когда автобус отъехал на приличное расстояние, он пошел по лесной дороге в сторону того же шоссе. Не доходя до него метров тридцати, присел на поваленную сосну, которая пересекала небольшую полянку, и произнес спокойную короткую речь, обращаясь к густым зарослям елок:

— Друг, слышишь, ты за мной не ходи и ножичком своим не целься — не долетит. Вроде бы ты умный, потому наяривай отсюда — сам понимаешь, сейчас здесь парад милиции и состязания служебных собак начнутся.

Ему никто не ответил, но в елках началось шевеление. Когда оно затихло, пассажир вынул из сумки микрокомпьютер, изготовленный умельцами высочайшей квалификации в тайной лаборатории, место нахождения которой не знал даже Подсоединил крохотную трубочку сотового телефона, изготовленную в той же лаборатории, но другими умельцами, и через минуту на экране прочитал электронное послание:

«Дорогой друг!

Февральские друзья надеются вновь воспользоваться вашей доброй услугой. С надеждой на ваше согласие

Координатор».

Февральскими друзьями, а точнее, заказчиками, было правительство Колумбии. Тогда оно любезно попросило «Дорогого друга» по возможности уменьшить число наркобаронов, собравшихся едва ли не со всей Латинской Америки на тайный сходняк. Что и было исполнено. И за это, пройдя череду банков, на счет «Дорогого друга» в одном из отделений «Лионского кредита» прибавилась сумма с шестью нолями.

Недавний пассажир с седоватым ежиком быстро отослал Координатору ответный текст: «Готов обсудить предварительные условия» — и выключил микрокомпьютер. Пока он убирал свою технику в самую заурядную дорожную сумку, сигнал помчался со скоростью света по околоземному пространству, переходя из одного сервера в другой, каждый раз меняя кодировку и принимая то вид картинки, то становясь обрывком музыкальной фразы. Последний из провайдеров находился в Новой Зеландии. Оттуда он отправился в сторону Координатора и наконец влетел в его модем.

В те же минуты автобус со спасенными пассажирами затормозил у бетонной будки контрольного милицейского пункта, и пассажиры вместе со смущенными водителями, окружив на этот раз неподдельных милиционеров, принялись, перебивая друг друга, рассказывать о случившейся только что ужасной истории. Пожилой милицейский капитан сначала слушал их многоголосый рассказ недоверчиво. А потом, сообразив, наконец, что речь идет о бандитском нападении, взял с собой одного из водителей и поднялся с ним в будку, чтобы составить донесение. Еще минут через десять к месту событий была направлена мобильная группа захвата, двое дознавателей, эксперт, врач и проводник со служебной собакой.

А на следующий день двое серьезных мужчин в одном из офисов суперсекретной структуры, которая для непосвященных называлась охранным предприятием «Эгида +», обсуждали несколько строк об инциденте на шоссе, попавших в суточный отчет дежурного.

Сергей Петрович Плещеев, широкоплечий красавец, похожий из-за пшеничных усов и тонких дымчатых очков на некогда знаменитого телеведущего Влада Листьева, убийство которого так и осталось загадкой для большинства россиян, пометил эти строки красным фломастером и протянул отчет слегка сутуловатому человеку со штатской, чрезвычайно домашней внешностью. Первый был командиром той самой «Эгиды», имя второго звучало странновато и могло сойти за восточное. Поэтому при знакомстве он привычно расшифровывал потаенный смысл своего имени: «Осаф — это значит Общество содействия армии, флоту. Родители были люди военные, постарались так окрестить. Спасибо, что уж хотя бы не крейсером или самолетом назвали…»

— Полагаете, это привет от Брамса? — спросил Осаф Александрович своего командира. — Нам так велено теперь его называть.

— Похоже. Даже очень. Пассажиры и водитель хором описывают внешность спасителя, как «невзрачную» и без «каких-либо примет». Интересно, да? А он отходит за куст и преображается. Потом снимает маску и опять преображается. А бандит, вооруженный автоматом, лежит между тем в кустах со сломанной шеей.

— Почерк его. Или того, кто работает по его системе. А если это он, какие будут указания от нашего руководства на этот раз?

— Пока никаких. Его вычислили только мы с вами. И то — очень даже предположительно. Пока будем считать наш вывод просто одной из версий.

— А наши действия? — Осаф Александрович спросил и сам же ответил: — Взять под возможный контроль?

Их подразделение было создано несколько лет назад для неконституционного уничтожения особо опасных уголовных авторитетов. С тех пор как времена переменились, они в основном работали по программе, которую чаще называли «Антитеррор».

— Вот именно, — Сергей Петрович грустно усмехнулся, — ход возможный. Только пока, как вы помните, эта самая возможность зависела полностью от него… И все же — пусть ваши люди еще раз, попристальней, опросят водителей автобуса на предмет этого героя и потолкуют с пассажирами, чьи адреса зафиксированы. Попристальней, но аккуратно, чтобы и мысли ни у кого не возникло о нашем интересе. Никаких наводок. Но кое-какие детали могут и выплыть.

— Задание понятно, Сергей Петрович. Тем более, это — только одна из версий. А ну как это не Брамс, а кто помоложе. Да еще в автобусе напарника оставил… Вариантов много.

3
{"b":"19784","o":1}