ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я попал
Желание #5
Две невесты дракона
Вопреки всему
Руки мыл? Родительский опыт великих психологов
Воительница Лихоземья
Дьявол кроется в мелочах
Принеси мне удачу
Здоровые сладости из натуральных продуктов
Содержание  
A
A

«Это уже кое-что, — обрадовался Дмитрий, — все лучше, чем фоторобот. И нос наверняка сломан в драке».

— Может быть, пригодится, — сказал она Дмитрию.

— Еще как! — подтвердил он абсолютно искренне, убирая листок в папку. — Одно из самых важных свидетельств. И простите меня, — он спросил уже в дверях, — мужчина, изображенный рядом с Алексеем Пахомовичем — он кто?

— Так это же Николай Николаевич! — удивилась вопросу хозяйка. — Тот самый мальчик, только через тридцать лет. Разве я вам не рассказала про него?

— Не успели, но мы это проходили в школе…

Спускаясь по лестнице, он подумал, что правильно поступил, не сказав о страшном грузе, который преступники перевозили в их «шестерке». Следствие это бы не продвинуло, а супругов могло и доконать.

ВСТРЕЧИ В БОЛЬНИЧНОЙ ПАЛАТЕ

Это прежде, чтобы написать мало-мальскую статью об умершем, журналисту приходилось неделями, а то и месяцами собирать материал, пользоваться недостоверными свидетельствами врагов, которые выдавали себя за друзей усопшего. С пришествием в мир Интернета все упростилось. До замужества Агния смотрела на компьютеры со стихийным ужасом. У нее с детства были плохие отношения со всеми предметами, относящимися к миру механики и железа. И до компьютера она осмелилась впервые дотронуться, лишь переселившись в квартиру Глеба. На обучение у них ушел выходной день, она, по словам мужа, оказалась на редкость способной ученицей.

Теперь же Агния не представляла жизни без Интернета и справочно-поисковых программ вроде Рамблера и Яндекса. Оказалось, это просто: набираешь нужную фамилию — и через несколько минут перед тобой многочисленные сведения о носителе этой фамилии, его открытиях, публикациях, докладах и экзотических поступках. А ты уж сама выбирай, что отбросить, а что перекачать в личную папку.

За несколько ночных часов — ночью Интернет дешевле — Агния изучила то, что писала об Антоне Шолохове русскоязычная пресса. Публикаций было много, но все они, как Агния быстро сообразила, пользовались переводом большой статьи французского искусствоведа Жан-Поля Трюдо. Некоторые, не смущаясь возможным наказанием за плагиат, нахально передирали без всяких ссылок его статью, при этом сокращая на свой манер и перевирая факты. Антон Шолохов рассказывал французскому искусствоведу о своем петербургском периоде, называл имена друзей и учеников.

Агния выписала эти имена в новый большой красивый блокнот. Она уже давно поняла, что такие блокноты — своего рода визитные карточки журналиста, и, делая свои многочисленные интервью, никогда не забывала о представительском блокноте.

Одним из первых в ее списке был известный художник, о котором Антон Шолохов отзывался с благодарностью. Узнать адрес любого человека, прописанного в Петербурге, тоже стало несложным в эпоху всеобщей компьютеризации. И Агния, не теряя времени, отправилась по нужному адресу к художнику, которого она думала описать в книге как учителя жизни и живописи.

— Нет, милая моя, Алексея Пахомовича сейчас дома нет, а где он — я сказать не могу. — Пожилая хозяйка осмотрела ее весьма критическим взглядом. Судя по этому взгляду, Агния показалась ей девицей подозрительно молодой и легкомысленной. А потому чрезвычайно опасной.

Таких оберегательниц семейных гнезд Агния хорошо знала и нисколько не осуждала их. А ну как поманит заслуженного мужа какая-нибудь юная чаровница в мини-юбке и оставит подводить в печальном одиночестве итоги нескольких десятилетий супружеской жизни. Да еще и квартиру отнимет вместе с долларовой заначкой. Правда, Агния не так уж часто попадала в разряд юных чаровниц. Впрочем, если и попадала, то, как это ни забавно, не оскорблялась.

— Но он хотя бы в городе? Я уже несколько раз оставляла сообщения на автоответчике.

— Я их слышала, — барственно проговорила хозяйка.

— Это очень важно, я пишу книгу о его ученике, об Антоне Шолохове. Это такой художник…

— Милая моя, Антошу Шолохова я кормила супом в этой квартире тогда, когда вас еще не было на свете…

— Может быть, тогда вы расскажете… какие-нибудь детали.

— О том, как он ел суп? — В голосе хозяйки Агния почувствовала едчайшую иронию.

— Ну он же не только ел суп, он же что-нибудь говорил, делал, показывал рисунки.

— Вы уже начали писать свою работу? — заинтересовалась вдруг хозяйка.

— Приступаю, собираю материал… Так, может быть, расскажете?

— Не беритесь вы за эту книгу, вот что я вам посоветую… — В голосе пожилой собеседницы Агния почувствовала грусть и усталость. — А про Антошу Шолохова ничего хорошего я вам рассказать не смогу. Хотя, как говорят, победителей ведь не судят? Вот и не буду судить. Но и говорить не стану. Подумайте над моими словами…

Агния хотела все же поспрашивать, но на лице хозяйки она прочитала вежливое нетерпение немедленно закрыть за незваной гостьей дверь.

И в тот момент, когда она уже подалась к двери, взгляд ее наткнулся на визитную карточку собственного брата. Эта карточка лежала в прихожей под большим зеркалом на старинной тумбочке. Уж если тут побывал Дмитрий, то он-то, несомненно, знает все координаты шолоховского учителя.

— Что ж, очень жаль, что не застала Алексея Пахомовича дома, но я буду звонить еще. На всякий случай — вот моя визитка.

И для полноты абсурда она положила рядом с карточкой, которая принадлежала Дмитрию Алексеевичу Самарину, свою — Агнии Алексеевны Самариной. Пусть хозяйка помучается над этим странным совпадением фамилий и особенно отчеств. Быть может, любопытство заставит ее ослабить оборону супружеского гнезда.

На стене дома рядом с уличной дверью висел телефон-автомат. Карточка у Агнии была всегда при себе. А служебный телефон брата она помнила наизусть.

— Самарин слушает! — Голос брата звучал, как всегда, отчужденно. Возможно, так им полагалось отвечать по какому-нибудь уставу правоохранительной службы.

— Димка, привет! Ты извини, что я тебя отрываю…

— Мы вроде бы вчера виделись…

Ответ младшего брата нельзя было назвать чересчур любезным, но Агния к такому привыкла, если звонила ему на службу

— Я всего на минуту. Ты не знаешь… где можно найти такого художника, Федорова Алексея Пахомовича?

Похоже, ей наконец удалось изумить брата. По крайней мере, его пауза была красноречивой.

— Откуда у тебя на него информация?

— Нет у меня никакой информации. Я была у него дома и увидела твою визитку. Димка, будь человеком, скажи, слышишь! Он же учитель Шолохова, он мне для книги нужен, а супружница — такая грымза, стоит как стена…

— А-а, понял. Ладно, записывай. Он сейчас в сто двадцать второй больнице. Знаешь, как туда ехать? От метро «Озерки»…

— Знаю, спасибо, Димка!

— Вот и поезжай. Извини, я сейчас занят…

Сам Дмитрий народного художника навестил в тот же день, когда побывал у него дома на Таврической.

Нынешние больницы по своей вольнице — не чета совковым. Конечно, и сейчас есть особо охраняемые медицинские объекты, где тебя вместе со всем, что ты хочешь пронести к больному, просветят насквозь, а в дополнение еще и ощупают; где на каждом входе и выходе в коридоре сидят автоматчики в бронежилетах, а рядом с ними — вполне приличного вида братва, в прошлом, может быть, даже командиры этих самых автоматчиков. Но такой режим — в клиниках для пациентов высшего разряда. В обыкновенных же больницах забыты прежние грозные тетки, которые не пропускали посетителей дальше справочного окошка, следили, чтобы каждый имел при себе тапочки и белый халат. Теперь можно прийти в любое время и в чем угодно. Поэтому Дмитрию лишь в редких случаях приходилось пользоваться удостоверением.

Эта клиника считалась одной из лучших, называлась она медицинской частью № 122, говорили, что в совковое время это была закрытая больница для атомщиков. Здесь и приходил в себя после инфаркта народный художник. От метро «Озерки» Дмитрий добрался сюда за десять минут на маршрутке, у грозной с виду дежурной узнал нужный этаж и палату, заодно получил сообщение, что «температура тридцать шесть и два, состояние удовлетворительное», и еще через три-четыре минуты входил в палату.

33
{"b":"19784","o":1}