ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Инструктор ОМСБОН
Наследник черного престола
Колдуны войны и Светозарная Русь
Ханна Грин и ее невыносимо обыденное существование
Средняя Эдда
Как стать человеком-брендом и зарабатывать на этом 1 000 000 рублей в месяц
Химчистка на вашей кухне. Все для идеальной чистоты дома. Моем, чистим, полируем своими руками
Дорогой Эван Хансен
Всего лишь тень
Содержание  
A
A

Хотя уже прошло два года их семейной жизни, она не переставала удивляться чуткости мужа. Вот и теперь — стоило посмотреть на него, как он сразу открыл глаза и улыбнулся:

— Закончила? Читай. Я — весь внимание.

ИЗ КНИГИ АГНИИ САМАРИНОЙ

Она была маленькой старушкой со сморщенным личиком, но улыбалась широко и радостно. И радовалась, по-видимому, тому, что ею заинтересовался хоть кто-то в целом мире.

— Да, Шолоховы жили именно в этой квартире. Хорошо, что вы застали меня дома, а то у нас на лестнице остальные жильцы — все новые, они бы и не сказали вам. В нашей коммуналке я одна такая, даже в блокаду здесь… У меня и удостоверение есть — «Житель блокадного Ленинграда», хотите покажу?

Старушка пустила Агнию в кухню, которая была одновременно и прихожей. Оттуда в глубины квартиры уходил полутемный, похожий на тоннель, коридор.

— Сколько у нас здесь комнат? — переспросила старушка. — Шестнадцать. Жильцов, конечно, меньше — это раньше в каждой комнате жили по трое, а то и по шестеро. Сейчас проживают в четырех, в остальных — только прописаны, а живут где-то в своих квартирах. Если хотите, — предложила она, — я вам покажу комнату, где жил Антоша с родителями…

И в этот момент в квартире раздался длинный пронзительный звонок.

— Вот еще посетители, — сказала старушка.

— Жилконтора! — отозвались из-за дверей весело и чуть пьяно мужские голоса. — Открывай, бабуля! Не бойся, сейчас будем двери менять.

Старушка открыла, и трое мужчин, которыми руководил четвертый, покряхтывая, втащили в квартиру новые двери. Грохнув ими об пол, мужики встали посередине кухни-прихожей.

— Дальше куда? — спросили они старшего.

— Сейчас разберемся, — сказал их начальник. — Так, седьмая дверь справа. Понесли! — И он повернулся к старушке: — Свет зажгли бы, а то посшибаем тут все.

Старушка суетливо побежала вперед и щелкнула выключателем. Агния пошла следом за ними.

— Как же так, без жильцов?! — залепетала она начальнику.

— А вам что, звонка из жилконторы не было, чтобы сидели по своим конурам и ждали? Если кого дома нет, выломаем двери и будем ставить новые. Нам такой приказ спустили от губернатора — сделать все за день.

— Ломать не надо! — испугалась старушка. — У меня от всех комнат ключи, я же ответственный квартиросъемщик. Вдруг у кого прорвет батарею или еще что…

Коридор был обшарпанным, с облезлым потолком и пятнами плесени на обоях, в полутьме это не так бросалось в глаза, но когда зажегся свет… Процессия остановилась почти в самом конце — там, где коридор упирался в двери, за которыми журчала вода.

— Нам бы бачок поменять, а то я прошу, прошу. Этот ведь совсем прогнил!

— Ладно, поменяем! — щедро пообещал главный и оглядел Двери. — Что за хренотень? Тут, что ли, когда-то художник жил? Этот, как его… Молохов?

— Шолохов, — поправила Агния.

— А нам по барабану: Шолохов, Молохов. Нам приказано замену начать с его двери. А то, говорят, к вам иностранцы ходят, неудобно. В коридоре тоже проведем зачистку. Это же надо так его засрать!

— У нас последний раз делали ремонт после Финской.

— Чего финской? — не понял главный. — При чем тут баня?

— Я говорю, после Финской войны.

—Д-а-а… так это когда было?! Тогда еще Сталин, наверно, жил? Ладно, ты мне баки не забивай, где тут на двери рисунок?

— Какой рисунок? — не поняла старушка.

— Который здесь был! Здесь рисунок был на двери! Нам ведено с нее начать замену.

— Этот-то! — обрадовалась старушка. — Так его увезли жильцы. Как съезжали, так дверь сняли, а новую поставили. Вон, видите? — И старушка легонько постучала по двери. — Другая дверь-то! И комната пустая. Хотите, открою? Сейчас в ней никто не прописан.

Главный вопросительно переглянулся со своей компанией и приказал: .

— Ну показывай!

Старушка отыскала в кармане замызганного халата нужный ключ, легко повернула его в замке и распахнула двери. Агния ощутила нежилой запах пыли и вслед за мужчинами заглянула в узкую, как вагон, пустую комнату. Единственное окно ее смотрело на темную кирпичную стену.

«Здесь и солнца никогда не было! — подумала она. — Как же он рисовал?!»

Мужики внимательно осмотрели двери с внешней и внутренней стороны, даже попробовали отколупнуть пальцами краску.

— Дела! — сказал главный. — А вы кем будете? — неожиданно обратился он к Агнии. — Дочь ее? — И он кивнул на старушку.

— Это моя племянница, — торопливо вставила хозяйка, опередив Агнию.

И та решила, что раз это старушке зачем-то надо, пусть будет племянница. Только достала корреспондентское удостоверение и внушительно проговорила:

— Корреспондент радио, телевидения и нескольких газет.

— А про нас-то чего хотите писать?

В вопросе главного Агния почувствовала скрытую угрозу. — Пока ничего не хочу. — Она постаралась сказать это с непринужденной улыбкой. — Но могу.

— Да чего ты с ней базаришь?! — вмешался один из мужиков, тот, что помоложе.

— Новый адрес этих, которые здесь жили, известен? — Главный снова повернулся к старушке.

— Не знаю, вроде бы в Чечню уехали.

— Ха-ха-ха, — засмеялся тот же мужик, который «вступился» за Агнию. — Пошла лиса на охоту, да чуть шубу не потеряла.

— Ладно, это мы в жилконторе проверим — если они тут, мы их под землей возьмем. И тебя, бабуля, тоже, — он неожиданно схватил ее за плечи и тряхнул, так что та лязгнула железными зубами. — Куда они съехали?! Адрес давай, сука старая!

И в это время в сумочке Агнии засигналила трубка. Агния выхватила ее, прижала к уху и закричала недоумевающему Глебу:

— Я здесь, по тому самому адресу. Тут такое происходит! Прихватывай майора с бригадой. Через сколько? Ага, поняла, жду!

Главный, отпустив старушку, выбил из руки Агнии трубку. Но все, что надо, было уже сказано.

— Да вы что, совсем сдурели, молодой человек?! — Потом Агния поражалась, откуда взялись у нее эта уверенность и твердость в голосе. Как она могла сымпровизировать всю сцену! Видимо, бесчисленные вечера, проведенные в театрах, даром не пропали. Но это потом. А там, в замызганном полутемном коридоре, она грозно сообщила: — Я вызвала группу захвата, ясно?!

— Пошли, а? — лениво, проговорил все тот же разговорчивый парень. — Не знает она. Чего зря залупаться? — И он повернулся к женщинам: — Вам сколько раз повторять: без ведома жилконторы никаких перемен в квартире!

— Ставь двери, пошли в жилконтору! — скомандовал главный своей братве. — Там выясним.

— А другие? Вы же хотели все двери заменить, — залепетала старушка, семеня следом за ними.

— После твоей смерти, бабуля, заменим. Живи спокойно! — пошутил кто-то из мужиков уже с лестничной площадки.

— Бандиты какие-нибудь, — спокойно проговорила старушка, запирая за ними замки и навешивая тяжелый старинный крюк. — Я сразу подумала: двери им понадобились. Хорошо, что вы пришли вовремя. А то бы еще пытать начали — такое хулиганье растет! А вы в самом деле ОМОН вызвали, у вас там что, родственник работает? — И старушка с любопытством уставилась на Агнию.

— Нет. — Агния рассмеялась, хотя именно теперь у нее началась нервная дрожь. — Это мне муж позвонил, а дальше уж я все сочинила.

Она хотела набрать номер Глеба, но обнаружила, что трубка не включается.

— Что же делать? Он там неизвестно что подумает. Можно, я по вашему позвоню?

Старый телефонный аппарат висел в коридоре поблизости от кухни-прихожей.

— Что случилось? Ты где? — прокричал Глеб в трубку, едва прозвучал первый гудок.

— Глебушка, все в порядке, это я только — чтобы хулиганье испугать.

— Разве так можно?! Я туг весь в ужасе, главное, если бы знать, где ты! Что с тобой было!

— Да ничего со мной не было!

— А почему не отвечала больше? Я же, не переставая, звоню!

— Трубка отключилась, наверно, потому что об пол стукнулась.

— Но у тебя все в порядке? Ты свободно говоришь?

37
{"b":"19784","o":1}