ЛитМир - Электронная Библиотека

Если подавляется астеническая эмоция (обида, тревога, боязливость, робость, застенчивость), которая реализуется через парасимпатическую нервную систему, то хроническое ее возбуждение в этих случаях повышает риск язвенных поражений желудочно-кишечного тракта, бронхиальной астмы, сахарного диабета.

Имеет значение и глубина, и сила (интенсивность) переживаемой эмоции. Чем она интенсивнее, тем более выражены физиологические сдвиги, и хронизация такой эмоции – тем более патогенна. Таким образом, в центре внимания находится физиологическая составляющая эмоции.

При этом пациенты с эмоционально обусловленными (психосоматическими) заболеваниями чаще всего сначала попадают на прием к врачу общего профиля. Каждый из нас имеет опыт, когда на приеме у врача (а каждый врач тоже потенциальный пациент) нам лечат только ту часть тела, на уровне которой существует симптом, без учета нашей личной истории.

По объединенным данным ВОЗ, от 38 до 42 % всех пациентов, посещающих кабинеты соматических врачей, относятся к группе психосоматики.

Строго говоря, психосоматическое направление не является самостоятельной медицинской дисциплиной – это подход, учитывающий многообразие причин, приведших к болезни. Отсюда многообразие методов и техник, позволяющих работать с человеком целостно, интегративно. Ведь именно разобщенность врачебных специальностей и взглядов на человека и привела к потере идеи о целостности в работе. У этой проблемы есть свои причины, и прежде всего преобладание анализа как метода в медицинской науке. В настоящее время описано около 10 000 симптомов и нозологических форм, а более трехсот медицинских специальностей существуют для того, чтобы справляться с болезнями человека. Симптомы и синдромы, отражающие изменения, проявлялись и численно увеличивались по мере эволюции человека, а это значит, что постепенно нарушался универсальный механизм приспособления. Древние программы, защищающие человека, помогали противостоять голоду, холоду, нападению животных и врагов. Благодаря им человек обрел гибкость, подвижность, терморегуляцию, слух, обоняние и пр.

По мере развития человеческой истории менялись нагрузки, для которых не созданы программы генетической защиты, и поэтому приспособление зависит от психических возможностей человека во много раз больше, чем от его мышц, фасций, сухожилий и скорости бега. Опасным стало не оружие врага, а слово. Эмоции человека, изначально призванные мобилизовывать на защиту, теперь чаще подавляются, встраиваются в специальный контекст, со временем извращаются, перестают признаваться их хозяином и могут стать причиной разрушительных процессов в организме (Радченко, 2001).

Создатель психоанализа Зигмунд Фрейд в свое время совершил открытие, которое соединило психологию и медицину. Он доказал, что глубинные подсознательные структуры живут по своим законам и стресс, пережитый однажды, сохраняется в них и со временем может приводить к различным заболеваниям, потому что наше физическое тело представляет собой «запоминающую систему». Клетки тканей различных органов несут присущую только им информацию, существует четкая взаимосвязь между характером мышления, частями тела и проблемами физического здоровья, поэтому симптомы болезней – это чисто внешние проявления духовного нездоровья человека.

З. Фрейд писал: «Если мы гоним проблему в дверь, то она, в виде симптома, лезет в окно». В основе психосоматики заложен механизм защиты, который называется «вытеснение»: мы стараемся не думать о неприятностях, отметать от себя проблемы, не анализировать их, не встречаться с ними лицом к лицу. Вытесненные таким образом проблемы переходят с того уровня, на котором они возникли, социально-психологического, на уровень физического тела.

Тело нельзя разделить на независимо функционирующие органы и системы, а их, в свою очередь, отделить от чувств и душевных переживаний. Болеющий человек остается целостным существом, и для разгадки тайны, причины, истории болезни, наилучшего способа выздоровления потребуется взаимодействие со всем сразу. Крупнейший ученый-анатом Рудольф фон Вирхов определил болезнь как «стесненную в своих проявлениях жизнь».

Термин «психосоматика» имеет как диагностическое, так и терапевтическое толкование. В его основе – целостный подход к здоровью и болезням человека, корни которого уходят в глубокую древность: учение Гиппократа, древнекитайскую, средневековую медицину и т. д. Благодаря идеям о целостности человеческого организма, а также эволюции взглядов в медицине были выявлены и описаны сложные связи между социальными причинами, эмоциональным реагированием человека и состоянием его соматического здоровья (Радченко, 2001).

1.1. Развитие психосоматических представлений – немного истории

Каноны древней медицины подразумевали неделимость телесного и психического. Каждый орган был описан в тесной связи с соответствующей эмоцией. Болезнь органа влияет на эмоциональное состояние человека, неотреагированные чувства способствуют заболеванию органа – это постулаты концепции единого организма, где симптомы могут иметь личностный смысл.

Древняя тибетская медицина основной причиной болезней считала невежество, под которым подразумевались неосведомленность и пренебрежение своим душевым состоянием.

Восточная концепция единого организма сформировалась в Китае четыре тысячи лет назад в виде учения о пяти первоэлементах У-Син, в котором описаны связи между органами и эмоциями, а также последовательность этапов развития болезней.

Легендарный математик и основатель античной философской школы Пифагор Самосский (около 570–489 гг. до н. э.) был также врачом, одним из первых, кто заговорил о важности душевного равновесия как основы психического здоровья. Пифагорейская школа большое внимание уделяла условиям упорядочения и гармонизации сознания – состоянию, которое обозначалось греческим словом «дианойя». По мнению Пифагора, резкая смена настроений (от веселья до уныния) противопоказана, и, наоборот, предписано сохранять ровную кроткую радость, ни одна из человеческих страстей, для имеющих разум, не должна быть неожиданной, следует предвидеть все, над чем мы не властны. Иными словами, тело и душа всегда должны находиться в состоянии равновесия. И если все же одолеет гнев, печаль или другие эмоции, лучше всего – уединиться, «переварить» страсть, тем самым исцелившись от нее.

Гиппократ (460–377 гг. до н. э.) по праву считается отцом медицины, так как первым отделил ее от философии, развил основные положения Эмпедокла и как один из основателей Косской школы установил главенствующую роль гуморального (humoralis; лат. humor – влага, жидкость) направления. По Гиппократу, все болезни, в том числе и психические, в известной мере зависят как от воздействия внешних факторов среды, климата, так и от факторов внутренних, связанных с неправильным смешением соков (жидкостей) в организме.

Античная традиция нашла свое продолжение в Средние века. Знаменитый «Regimen sanitas Salernitanum» (Салернский кодекс здоровья), написанный Арнольдом из Виллановы (1250–1313) в начале XIV века, опирается на взгляды Гиппократа. В звучных стихах весьма выразительно и точно охарактеризованы четыре темперамента и те болезни души и тела, предрасположенность к которым эти темпераменты определяют. Методологическое разделение души и тела началось с эпохой Просвещения. В трудах великих ученых Р. Декарта (1596–1650) и Ф. Бэкона (1561–1626) были сформулированы представления об особом механизме памяти и разума, который должен быть найден в человеческом теле. Такой механизм обнаружил французский врач Ш. Лепуа (1563–1633), и назвал его «общим сенсорием» – аналог современного понятия центральной нервной системы.

Дальнейшее развитие европейской научной мысли шло по пути специализации и разделения знаний о человеке на частные области. Углубление и уточнение в каждой из таких областей приводило, с одной стороны, к росту эффективности практических приемов, а с другой – к растущим методологическим расхождениям.

3
{"b":"202092","o":1}