ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Библиотекарь, тощий долговязый юнец в коротковатой рясе и сандалиях, свиток мне выдавать не стал, а сам аккуратно закрепил в держателях.

«Подсказка – для перемотки свитка воспользуйтесь манипулятором».

Так и сделаю.

История Амалы была довольно проста. Девочка-сирота из приморской деревушки подобрана и воспитана могучей волшебницей, после чего отправлена своей приемной матерью побеждать многочисленных врагов. В долгих и успешных сражениях завоевала любовь и уважение своей армии, а потом узнала, что волшебница на самом деле темная колдунья и все войны были неправедными и захватническими. Когда же с небесных высей сошли аватары светлых богов, чтобы покарать темную разрушительницу, девушка психанула, прикончила аватар и, подобрав труп приемной матери, удалилась в неизвестном направлении. Воины же ее армии, увидев, как обожаемая предводительница вышла на божественный уровень силы, присягнули новой богине и стали первыми служителями Амалы, которым в божественном откровении явилась она сама и объяснила, что впредь те, кто идет за ней, должны исцелять, а не разрушать. Саму Амалу после того откровения никто уже не видел, но возведенные алтари окружались божественной силой, намекая, что она где-то есть, и жива, и действительно богиня.

В общем, что-то это сильно напоминало; кажется, я в детстве читал что-то подобное. Общий принцип понятен – служение доступно любому, и вне зависимости от наклонностей тот, кто уничтожает зло, повышает уровень веры. Ну а те, кто уничтожает предателей, повышает вдвойне. Непонятно, почему Спутники считаются врагами, но в принципе ясно, что и дальше их уничтожение будет давать прирост веры. Хорошо. С этим закончили, теперь дальше.

Спустившись из библиотеки в святилище, я подошел к все так же стоящему рядом с алтарем священнику.

– Приветствую тебя, брат. Вижу, ты вырос в умениях и мастерстве?

Я поклонился и, протянув руку, нараспев произнес:

– Благословение Исцеляющей да пребудет с тобой.

Голосовых формул я забил десяток, на все случаи жизни, чтобы разница засчитывалась как усиленное использование модуля.

Священник с улыбкой безуспешно попытался поймать одну из искорок. Потом таким же жестом протянул руку ко мне.

– Благословение храма да пребудет с тобой.

«Вы получили временное улучшение характеристик – Аура храма.

Ваша защита улучшена на 1, ваша выносливость повышена на 2

Все характеристики повышены на 1

Восстановление повышено на 10%

Срок действия – 23 ч. 59 мин.».

Я поклонился:

– Теперь со мной Ее частица, и я смогу большее. Быть может, у вас есть ко мне поручение?

«Ваша репутация повысилась на 5».

Виват, правильное отыгрывание роли!

– Позже, брат, позже. Пока удели внимание развитию боевых навыков, грядут темные времена, и нам нужны сильные бойцы!

Интересненько. Грядут, говоришь? Новая тьма? Или активизация старой? В любом случае это шанс получить кучу квестов. Спасибо за информацию, приятель!

– В таком случае пойду тренироваться.

Снова поклон, и через минуту я вышел из храма.

15

Базар. Шумно тут, люди и нелюди толкутся, перебегают от прилавка к прилавку, машут руками. Рябит сменяемая через инвентарь экипировка, вызываются модниками магические зеркала, шум от наковален и верстаков сливается в рокот. Торговый канал у меня отключен, но близкие личные разговоры шепотом на грани сознания заставляют вслушаться.

Я наблюдал за Лойни уже четверть часа. Торговля у него шла не очень, судя по отсутствию клиентов, но кузнец стоял у своего раскладного прилавка, видимо, надеясь на что-то. Наконец к нему подошел покупатель, завязался разговор, от точила полетели искры. Пора.

Выйдя из-за угла, я направился к знакомому.

– Приветствую тебя, кузнец.

Лойни повернулся и, явно узнав, оглядел с головы до ног.

– Меч точить?

– Да, будь любезен. Пять?

Он кивнул, передо мной высветилась табличка торгового меню, через минуту заточка на дамаг отобразилась в списке баффов.

– Спасибо.

– Да не за что. Починить ничего не хочешь?

– Нет, все целое. Вечером зайду, будешь тут?

– Да, давай.

Стоявший рядом игрок, с любопытством оглядывавший меня, спросил:

– Милишник? Или рейнджер?

Я не успел ответить, Лойни перебил:

– Он паладин. Несет возмездие, во имя луны!

– Несу исцеление миру, во имя Амалы, – занудным голосом поправил я.

– Ролеплейщик? – Эльф пошевелил длинными острыми ушами. Интересно, ими можно управлять?

– Нет, просто паладин.

Эльф еще раз оглядел меня.

– Слушай, паладин, а тебе шмотки нубские не нужны? Я старый комплект распродаю, недорого отдам, вещи на грани уже. – Эльф уставился на меня с явным нетерпением.

Подняв руку, я сделал несколько движений, словно вызывая меню.

– Что есть? Мне бы поножи и на тело кольчугу, не слишком тяжелую. Найдется?

– Есть кожаный плащ с маскировкой, семь-десять, кольчуга с двойкой защиты, девять-двенадцать, штаны усиленные, с зачарованием на скорость атаки… правда, они только пять-пять. Еще есть браслет лучника, он на стрелковку, но тебе на фиг, да? А остальное пригодится!

Я задумался.

Каждый предмет экипировки игроков имеет параметр «прочность». Металлические доспехи более прочны, тканевые – менее. Параметр прочности состоит из двух чисел. Первое показывает текущее состояние вещи, с некоторым шансом уменьшается от прошедших вражеских ударов, и, как только доходит до нуля, вещь считается сломанной и переносится в инвентарь. Второе показывает количество возможных ремонтов, с каждым новым уменьшаясь. Первое число не может быть выше второго, а значит, со временем экипировка «изнашивается», ломаясь все быстрее, и тогда ее надо менять – на этом и держится экономика мира «ТС». Починить можно у НПС-кузнеца, который всегда чинит полностью, но и всегда же снимает одну «единицу ремонта». А вот игроки-кузнецы с навыком ремонта могут чинить без потери этой единицы… только стоит это массы денег на дорогостоящие ингредиенты и, собственно, прокачку умения. Чтобы было совсем весело – иногда у любой профессии случается «проваленная попытка», и кузнечное дело – не исключение. И если в моем начертании фейл потратит одну бумагу и одни чернила, ну еще максимум перо сломается, то у кузнеца неудача куда как веселее. Последняя глобальная война кланов началась из-за того, что кузнец одной гильдии провалил ремонт дорогущего доспеха у одного из воинов другой гильдии, и вещь с запасом ремонта на сорок попыток попросту рассыпалась.

Такое положение вещей многое определяло. К примеру, самая популярная магическая ветвь – призыватель. Демонологи, элементалисты и другие умельцы могли заставить драться вместо себя какую-нибудь тварь, а значит, не терять прочность доспехов. Другое следствие разрушения экипировки – масса различных, иногда весьма ценных и редких доспехов с единицей прочности. Не то чтобы их было очень много, но достать не составляло труда. Вот сейчас мне предлагали хорошие вещи недорого, но хватит их на пару дней. Хватило бы обычному новичку, за меня-то пока дерутся Спутники, мне на неделю хватит.

– Нет, извини. Мне бы перевязь со слотами.

– Могу двухслотовку сшить!

Двух слотов мне было мало.

Перевязи были мини-инвентарем, в каждый слот которого можно загрузить один пузырек, или один свиток, или одну магическую эссенцию и вызывать в бою одной командой без задержки использования. Пока у меня нет никаких заклинаний для свитков, что можно было бы использовать в бою, но вчера в склепе несколько скелетов кидались заклинаниями, а значит…

– Мне бы три, а лучше четыре. И я еще хотел карту прикупить.

– Эй, мелочь, тебе карта нужна? – Из-за спины Лойни протиснулся гуманоид. Вероятно, какая-то помесь орочьей и человеческой крови, популярная из-за расовых бонусов. – Могу недорого продать.

Я оглядел вмешавшегося.

Большой, выше моего паладина на голову, широкий в плечах. На теле – кольчужный доспех с рядом металлических пластинок на груди, шитый золотом пояс, за спиной двуручник. Боец-милишник первой линии, и высокого уровня. На пальцах – большие перстни: не скрывая носит; на шее – золотой витой обруч. Вся экипировка достаточно дорогая, новая, но наверняка не из лучших. Я бы стал носить такую в одном случае…

19
{"b":"205027","o":1}