ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Субстанция, которая сейчас показывается как намотанные на меня тускло-радужные ленты тумана, – это ценный магический ингредиент. Правда, вот так – от одного элементаля – не очень ценный, но если навертеть на себя слой от полусотни убиенных туманников, то засияешь ровным радужным светом, и вот тогда надо идти к сборщикам. За каждый «оборот радуги» дадут жетончик, насобираешь этих жетонов – добро пожаловать к палатке стражи. Местное суеверие – только светлые пришельцы могут носить вещи из иных миров, аборигены же не рискуют, у них тут есть несколько страшненьких легенд про то, что случается с разумными, рискнувшими воспользоваться шмотьем из иных миров.

Экипировка, обмениваемая на жетоны, – обычно без всяких бонусов, но иногда можно получить что-то интересное. Чем больше «намотал», тем больше получаешь, все как в обычном подземелье. Говорят, что на шанс удачной покупки влияет репутация, но это слухи.

Правда, не все бегают к скупке, ведь чем больше витков тумана, тем менее агрессивны монстры. И тем дальше можно пройти в глубину, к центру поля – туда, где туманные чудовища действительно сильны и опасны, а значит, дают больше опыта. Сейчас почти у центра стояла группа в шесть-семь человек, едва виднеющихся в тумане, плывущем из разлома. Присоединиться бы к ним, но…

По моим прикидкам, меня заметят на второй день. А оценят на третий-четвертый, когда я должен буду показать себя как ценный участник группы.

А пока что надо взвести арбалет и выцелить вон ту туманную птичку: судя по отблескам ауры – уровнем повыше «энта».

– Паладин!

Ну вот зачем под руку орать?

– Здоро́во! Как жизнь?

Обернувшись, я оглядел жизнерадостного эльфа с луком в руках. Над его головой светилось зеленым цветом френд-листа имя.

– Привет, Элариэль. Что ты тут делаешь, ты же двадцать седьмого уровня?

– Уже двадцать девятого! В рейде поднял и еще там лук получил! Но и постараться же за него пришлось!

Про себя я отметил, что полуэльф придерживается договора. Похвально.

– Паладин, ты к нам не хочешь в группу?

Я изобразил задумчивость.

– Можно, наверное. Но я здесь «газом дышу»…

– Пошли с нами! Ты же вроде уровня двадцатого? Я друзьям помогаю, девчонка одна начала целителем-друидом играть, сейчас надо по-быстрому прокачать ее.

– Ну, если вы пойдете к центру, то я бы вступил. Пока «мотаюсь», хочу туда, где мобы пожирнее, пролезть. Побольше намотать.

– Не вопрос, ребята согласятся. У нас хорошая пати, и в центр пролезем! Ау, давайте все сюда!

С края поля начали осторожно приближаться, обходя элементалей, трое игроков.

Латник с щитом и топором, маг, девушка в зеленой накидке и с посохом.

Сбалансированная группа – танк, два дистанционника и баффер-целитель.

«Игрок приглашает вас в группу. Принять приглашение?»

Да.

Посмотрим, что я могу в группе.

– Всем привет. Я имени своего не открываю, так как дал обет. Можете называть меня паладин.

– Элли, ты уверен, что нам еще один нужен? Хорошо ведь шли? – В голосе латника звучали ревнивые нотки, видимо, он не хотел расставаться с ролью единственного защитника.

– Благословение Ее да пребудет с нами! – Синие искры сорвались с ладони и окутали мгновенно пропавшим сиянием окружающих меня игроков. – Свет Ее да станет нашей броней! – Теперь искры окутали мой меч и, сорвавшись с него, остались гореть на броне моих согруппников. – А еще я могу подхиливать и глушить злых мобов.

– Я всегда говорил, что баффер в группе – это очень полезно! – Латник кивнул мне. – Мой – правый бок, твой – левый, в проходе – Ила, у нее есть замедлялки. Элли и Тиха бьют из-за нас. Танковать приходилось?

– Был опыт. – Я ответил уклончиво, не уточняя, что опыт был лет пятнадцать назад.

– Хорошо. Дамагом не увлекайся… хотя откуда у паладина дамаг… Давай, Элли, понеслась!

Ну вот, так и пойдет моя дальнейшая жизнь. В линии бойцов или в одиночку прикрывая магов и лекарей. Основная ударная сила – за спиной, все, что мне нужно, – это стоять, изредка подлечивать сражающихся рядом да делать выпад-другой в моба, заставляя его обратить на меня внимание, пока лучники и маги готовят смертельный удар. О моей жизни побеспокоится отрядный лекарь, жизнь монстров – забота дамаг-дилеров. Стой да экспу кушай.

Скукотища.

Группа работала как часы. Эльф выманивал на нас монстров, друидесса их замедляла, мы с латником не давали им пройти к магу, а тот выдавал убойные заклинания. В тумане купались по очереди, друидесса уже походила на привидение, ей мотали больше остальных, чтобы монстры не кинулись на игрока четырнадцатого уровня.

И все-таки это мне не нравилось. Привыкнув в склепах ждать удобного момента, я никак не мог смириться с тем, что здесь работает группа, а не я один.

Эльф начал выцеливать дальнего духа, медленно бродящего по кругу. Хорошая придумка разработчиков – раз из проломов лезут бесплотные духи, то здесь, в тварном мире, они обретают каждый свое тело, двух одинаковых в один момент времени на поле не бывает. Умения и способности у каждого, конечно, свои. Именно потому нам и нужен лучник – он выманивал на нас тех духов, кого мы с латником могли отвлечь на себя, и не трогал таких, кто мог ударить дистанционно. На туманных полях высоких уровней монстры тасовались настолько причудливо, что трудно было предсказать итог даже единичной схватки.

– Черт! Это маг! – Голос эльфа отвлек от раздумий. Шагах в тридцати от нас туманный столб, похожий на смерч с тремя ножками, выгнул на нас верхний раструб воронки и кинул в Элариэля зеленую молнию. Молния почему-то двигалась со скоростью бегущего человека, и я рванул наперерез.

Удар! Щит на руке дрогнул, я рубанул вдоль него. Щупальце, а именно им оказалась «молния», отдернулось. Подключилась друидесса, «ноги» смерча начали опутывать травы, но на скорость передвижения духа это не повлияло, он просто растворил спутанные и отрастил новые.

Воронка наклонилась к нам, и оттуда метнулись уже два языка – ко мне и латнику. Я успел прыгнуть, наклонившись, под пролетающее щупальце, а вот латника сбило. Маг тут же ударил огненным шаром, но огонь почти не повредил туманному вихрю. Не обращал он внимания и на стрелы эльфа, и на мое «Изгнание зла». Наконец девушка сообразила и, перестав подлечивать латника, замахала руками, призывая какую-то магию природы. Вихрь поблек, стал менее стремительным, и наконец мои атаки начали понижать его здоровье. Маг подключился, вызвав молнию, и с громким хлопком вихрь рассыпался десятком мелких смерчиков, тут же разлетевшихся туманом.

– Уф-ф… я всю ману потратила. Сейчас отопьюсь. – Ила присела на землю, достав из сумки флягу. К ней присоединились маг и латник.

Скучно. Я только разогрелся.

– Ребята, пока маги восстанавливаются, я попробую вон того сам завалить. Как отдохнете – подключайтесь. – И я двинулся к бродящему неподалеку шестилапому медведю, на ходу доставая арбалет из-за спины.

Стрелять начал с предельной дистанции и успел сделать два выстрела, после чего запрыгал вокруг неповоротливой туши. Подловив духа на широком замахе, нырнул, ударил по лапе, отрубил, снова поднырнул, отрубил вторую лапу, принял удар на щит, полоснул по брюху… Дух рассыпался. Я шагнул в облако и покрутился. Сейчас туманный покров субстанции вокруг меня был уже настолько плотным, что трудно разглядеть рисунок ткани.

Следующий чем-то смахивает на птицединозавра. Выстрел в ногу, прыжок, удар! Отшатнулся, пропуская удар когтистой ноги. Из-за спины пролетел огненный шар, опрокинув изрядно прокопченного духа на спину, я ударил по одной дергающейся ноге, латник – по второй: дух рассыпался.

– Ила, собирай газ.

Еще дух, еще, еще. Я поменял весь ритм боя, самостоятельно выбирая монстров. Из-за спины летели заклинания и стрелы, все чаще я оставлял латнику на добивание беспомощных подранков и шел дальше.

– Эй, паладин! Да остановись ты, терминатор хренов!

Я отвлекся от духа, принявшего форму крылатого оленя.

29
{"b":"205027","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сибирская сага. История семьи
Синергия: ключ к успеху
Холмс вернулся. Дело Брексита
Ток. Как совершать выгодные шаги без потерь
Танки, тёлки, рок-н-ролл
Смелость не нравиться. Как полюбить себя, найти свое призвание и выбрать счастье
Алтарный маг. Сила воли
Непарадная Америка
Стань себе родителем: как исцелить своего внутреннего ребенка и по-настоящему полюбить себя