ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Доброе утро! Лейтенант Фирцев, Михаил Львович, ваш новый участковый. Проверяю списки жильцов. Не помешал?

Длинный, примерно мой ровесник, в форме и с папкой в руке.

– Одну секунду.

Я проверил онлайн-список сотрудников местного отделения. Фирцев, значится такой, и фото соответствует. Разблокировав замок, я махнул рукой:

– Заходите. И на кухню, если не против. Стол только там… правда, я готовлю сейчас.

Участковый махнул рукой:

– Ничего страшного, я быстро.

– Тогда не разувайтесь. Все равно хотел уборку делать.

Пока незваный гость размещался за столом, наскоро очищенным от остатков готовки, я заправил варево поджаркой, слегка подсыпал приправы и повернулся к столу.

– Ну вот, я готов.

– Хорошо, давайте начнем. Имя, отчество, фамилия?

– Владимир Геннадьевич Полушкин.

– Полных лет?

– Тридцать один.

– Вероисповедание?

– Церковь Пути Человеческого.

Участковый чуть поморщился, но продолжил:

– Гражданство?

– Полное.

Опрос шел по накатанной, лейтенант ставил галки почти не задумываясь. Потом долго сверял в забарахлившем табельном регистраторе номера двух моих дробовиков, проверял учетки сетевую и общую. Наконец с явным облегчением вздохнув, закрыл папку.

– Ну, вот и все. Как подумаю, сколько еще сегодня надо обойти… Хорошо, что вы попались дома, сразу же в первый день, а то ходить долго можно.

– Пообедаете? Это не взятка, это предложение присоединиться.

Лейтенант замялся, потом кивнул.

– Спасибо. Запахи убийственные!

А то. Зря я, что ли, тебя на кухню вел и приправы кидал?

– После болезни очень полезно есть суп. Куриный. Он проще всего готовится. И это… может, на «ты»?

– Можно. Михаил.

– Влад.

Мы пожали друг другу руки.

– Давно к нам? – Я положил салфетку, приборы и начал наполнять глубокие миски.

– Третий месяц. Срок закончился, по жребию сюда перевели. До этого в Новгородской области землю топтал.

– Как там?

– Да нормально. Не хуже, чем везде. Народа на социалке немного, в основном урезанцы.

– Ну, крестьянам полное гражданство на фиг сдалось.

– Это да, народ прижимистый.

Суп был горячим, ели осторожно, стараясь не обжечься.

– Влад, не для записи – если ты «крестовик», то и обеты давал?

Я кивнул, не отвлекаясь от еды. Удачный супчик.

– И какие?

Пришлось оторваться и ответить:

– На этот год для себя – работа в Сети на «Вопрос – ответ» раз в неделю: складская логистика, учет, документация. Для мира – ремонт спортплощадки в соседнем дворе.

– Это в тридцать втором?

– Угу.

– Там вроде сразу компания работала?

– Нашел наших со сходными обетами, скооперировались и восстановили. Я за координацию отвечал, мужик один дал материалы.

– А разрисовывали?

– Пацанву из семьсот тринадцатой пригласили.

– Воспитательный момент?

– Отчасти. А вообще – чтобы относились как к своему и не гадили по глупости.

– Логично. – Он опустил ложку, словно собираясь с духом, потом все-таки сказал: – Не понимаю я вас. Чем православие не угодило? Такие же ценности, традиция, наконец?

– Извини, участковый, но первый догмат моей веры запрещает мне обсуждать чужие.

– Да, помню, помню… – Он поморщился и отмахнулся куском хлеба. – Понапридумывали тут.

– Никого не трогаем, исполняем свои обеты, к чужим не лезем. Верим во что хотим, и это право защищает конституция.

– Да я не в том смысле. Ну ведь шутка это была!

– Шутка. Три студента решили пофрондерствовать и в пику вышедшему закону создали свою религию, к которой было не подкопаться законными путями. А получилось пятьдесят миллионов прихожан за пятнадцать лет.

– Причем две трети – за границей.

– Что доказывает – умные люди есть везде. Добавки?

– Спасибо… еще черпачок?

– Легко.

Добавку он ел с таким аппетитом, что и я не выдержал, налил себе тоже. Обожруся, да ну и пусть!

– Влад, а можно вопрос?

– Опять о политике?

– Нет, о личном.

Я поднял бровь, но кивнул.

– А ты всегда суп на четыре прибора сервируешь?

М-да.

– Всегда. Когда не один ем. Я бы предложил что-то на второе, но есть только колбаса. Будешь?

– Спасибо, уже наелся, даже в сон клонит.

– На здоровье. А вилка нужна при любом блюде. Как аргумент сдерживания.

– То есть?

– Вот потянется кто-то к твоей тарелке за куском, как его остановить? Ножом – статья. Ложкой – неудобно. А вилка сразу покажет, что не фиг!

Непонятно ухмыльнувшись, лейтенант задумчиво покивал.

– А если из одного котла есть, как в деревнях было раньше?

– Общая тарелка и моя тарелка – это разные вещи.

– Сложно у тебя все!

Снова улыбнувшись, участковый довольно вздохнул и встал.

– Спасибо за хлеб-соль, хозяин, пойду ко другому двору хозяев спрашивать.

Уже шагнув за порог, он повернулся и спросил:

– Это, забыл – жалобы есть?

Я пожал плечами.

– На зиму и вирус гриппа. Но это не в вашей власти, так?

– Увы. Пока не напишете заявление, мы совершенно бессильны! Всего доброго!

– И вам.

Я закрыл дверь.

Интересный человечек. Провел у меня сорок минут, это при занятости-то ментов «на земле», назадавал вопросов, которые легко проверить даже по общей базе, сунулся в оружейный сейф, хотя предыдущая проверка была всего три месяца назад. Об обетах спрашивал, хотя не любят менты «крестовиков»: в каждой общине есть кто-то с ежегодным обетом на проверку их действий. Про площадку знает, хотя мы ее закончили до его перевода. Может, конечно, он просто хороший человек и специалист…

Я открыл сайт района, посмотрел данные участковых района. Да, переведен два месяца назад, сто́ит два десятка отзывов полных граждан, почти все положительные. Три – от ограниченных, но тоже положительные, значит, гастеры и урезанцы от него не слишком страдают. Оставив свой отзыв: «Нормальный человек, внимательный, раньше работал в деревне», – я подумал немного, а потом решил перестраховаться.

– Алло? Алла Игоревна? Здравствуйте, Полушкин беспокоит. Да, насчет резюме. Очень волнуюсь, мне бы ответ поскорее, чтобы определиться. Будет? Ясно, я перезвоню. Всего доброго!

Знать подробности своей общегражданской учетки самому гражданину вроде как не положено, но когда и кого это «не положено» останавливало? Кадровичка одной госконторы внимательно проверит мое резюме и отошлет назад как не подходящее, а вместе с ним – историю изменений и обращений. Совершенно случайно.

А я переведу ей денежку за консультацию в рамках основной работы. Абсолютно законно.

Помыв посуду, я вернулся в комнату.

– Комп, запуск «Творцов судьбы». – И, секунду подумав, добавил. – Вывод на планшет.

Зря я все-таки так нажрался. Сейчас немного посижу… полежу даже, а потом уже и вирт надену.

32

Побулькивая и отдуваясь, я с трудом, но смог сосредоточиться и заняться заготовкой свитков. Впрочем, излишняя расслабленность как-то повлияла: получить «шедевр» я смог только на четвертом десятке и то лишь один. Ну да мне хватит.

В шахтах было много самых разных монстров, и я улучил момент для захвата всех заклинаний, что там были. В основном треш, разные вариации магических «стрел», «кулаков» и прочего хлама для распугивания неопытных новичков. За действительно приличной добычей, баффами, пришлось поохотиться, но в результате я внес в книгу первые ранги «Магического доспеха» и «Преграды стихий», повышавших на пятнадцать минут защиту от урона магией разных классов. Попутно захватил заклинание «Истинного зрения», странную смесь всяческих детектов – невидимого, инфравидение, магии и прочего, вплоть до определения скрыта. Жаль, что первый ранг действует всего пять секунд. Несправедливость, ведь на гаргулье, с которой я это заклинание получил, оно было постоянно. Перерыл возможности применения для получения заданий – в открытом доступе ничего нет. Обидно, такая штука просто обязана иметь какой-то неочевидный бонус! На всякий случай про запас приготовил десяток свитков, ими можно будет обнаруживать скрытые проходы и прячущихся тварей – уж пяти секунд вполне хватит, чтобы повертеть головой, дожидаясь подсвета цели оповещалкой.

47
{"b":"205027","o":1}