ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Витька явно понимал мои чувства лучше, чем я, потому что не отговаривал и не возражал. Только вызвал Веру Васильевну, тут же собравшую мне гостинцев. Наскоро обойдя и попрощавшись с теми, кому это было нужно, я пожертвовал шарфом, обняв который дремал старый пес, и уехал.

Четыре утра в новогоднюю ночь – это почти день. Светло, люди гуляют, хлопушки-петарды взрываются. Гаишник палочкой машет.

– Дбрдень! Инспргбдтвнтсна.

Я потряс головой. Инспектор, мой ровесник, заглянул в окно, оглядел салон и уже отчетливо произнес:

– Вшу крчк?

Я протянул идентификатор, воин дорог мазнул по нему считывателем, с неудовольствием глянул в монитор, потом, видимо для очистки совести, спросил:

– Пили, гражданин Полушкин?

– Пил. Ровно полбокала шампанского.

Видимо, я нарушил какой-то сценарий поведения, и все, на что его хватило, – это на вопрос:

– А почему?

– Не люблю это дело. Скучно.

Инспектор задумчиво осмотрел через меня салон, потом еще раз глянул на монитор и решился:

– Все в порядке. Счастливого пути!

– И вам спокойной смены.

Я уже закрывал окно, когда мне в стекло постучали:

– Да?

– Под эстакаду не надо. Он там злой, не поверит.

От нагнувшегося ко мне бойца чуть попахивало спиртным. В меру.

– Спасибо, учту. – Я кивнул. – С Новым годом!

– И вас!

Он козырнул, уже отворачиваясь, а я закрыл наконец окно и тронулся. Новогодняя ночь, чудеса.

Дома было прохладно. Вчера весь день провозился с настройкой ароматизатора, и комнаты провоняли травой… ну, или точнее сказать – сильно пахли степью. Так что пришлось поставить на усиленную вентиляцию. Не полностью, но запах выветрился. Надо еще раз проверить параметры.

Покидал гостинцы в холодильник, включил компьютер, полазил по новостному сайту, рассматривая новогодние вечеринки. Странно было видеть, как в Норвегии и Португалии есть места, ничуть не отличающиеся происходящим от Витькиного дома.

Наконец я сдался.

– Комп, запуск «Творцов судьбы»!

Паркет был холодным, и я стоял в тапочках. Мягкие домашние тапки в виде кроликов… интересно, а как их отобразит игра?

Никак. Все те же сапоги с наголенниками и металлическими накладками. Даже узора в виде ушастых зверей не было. Я машинально снял с подставки меч и вышел в коридор.

Длинный. Моя комната – не в середине ряда, ближе к дальней стене, и я шел мимо дверей, за которыми по идее сейчас кто-то был. Ночь, здесь скоро полночь пробьют. И тоже Новый год, день нового отсчета. Не такой праздник, как у нас, но тоже событие, и его отмечают. Вот за дверью кто-то поет под гитару, вот тут уже спят… а здесь не совсем спят. Совсем не спят. Ну, или просто качаются на кровати. Здесь тихо. Снова тихо. Голос: кажется, молитва. Снова тишина. И опять музыка.

Условности, конечно. В реальном мире все эти звуки было бы слышно одновременно, причем не выходя из моей комнаты, а здесь – шумопоглощающая магия, явно надежнее тех панелей, что были у меня на работе и дома. Иногда в жизни так не хватает магии!

Во дворе чуть меньше народу, чем я привык видеть, но все равно многовато для ночного времени. Я постоял, подумал, зачем я вообще сюда зашел, потом направился к святилищу.

Стоявший на своем месте (он вообще когда-нибудь спит?) священник приветливо кивнул мне.

– Не спится, брат паладин?

– Не спится, – согласился я. – А вы словно никогда не отдыхаете?

– Мне надо совсем немного времени для отдыха. Сан обрекает на многие хлопоты, но и наделяет силой переносить их.

Я молча кивнул. Потом шагнул к алтарю и опустился на колено.

– Комп – запись!

Священник промолчал.

– Я, Влад Полушкин, даю обеты этого года. Для мира – рассказать людям то, о чем они еще не знали. Для себя – найти работу, которой я ранее никогда не занимался. Стоп! Отправить запись в приход Церкви Пути Человеческого.

– Это ритуал твоего мира?

Значит, неписи в «содеске» могут правильно интерпретировать даже такое поведение игроков? Я услышал подтверждающий звонок компьютера и встал.

– Скорее традиция.

– Показать то, чего они еще не знали? И заняться тем, чего не знаешь сам? Как-то неопределенно или я неправ?

– Вы правы, брат. Но до сих пор я давал конкретные обеты. Построить, помочь, научить. И все вроде бы выполнялось, но не приносило радости. Удовлетворение, но не радость, понимаете?

– Думаю, да. – Священник кивнул. – Хотите искать радости в обетах?

– Для начала хотя бы просто их выполнить. Целиком. Впрочем, год длинный, должен успеть.

– Быть может. Думаю, что Она услышала ваши обеты! Идите, брат паладин! Да пребудет с вами Ее благословение!

Я кивнул и вышел, пытаясь понять: что здесь было необычно? Не смог. Может, неуверенность священника в обращении ко мне? То на «ты», как к брату-паладину, то на «вы», как… к кому?

За воротами храма меня встретил голос неотключенного торгового канала. Даже в эту ночь кто-то продолжал рекламировать заточку, ингредиенты, предлагал и искал помощь. Я шел по городу, рассматривая уже расходящихся с гулянок горожан, иногда посматривая на звезды. Дойдя до городской стены, увидел закрытые ворота и знакомого сержанта.

– Доброй ночи, брат паладин! Дела храма?

– И вам доброй! Нет, просто гуляю.

– Это хорошо. Врата закрыты, а заполнять документы на открытие калитки – такая морока!

Я посмотрел на небо и решился:

– Слушай, а можно на смотровую площадку залезть?

Десятник посмотрел на меня с сомнением; потом, видимо, благодаря моей солидной – уже под четыреста – репутации, кивнул.

– Попробуй. Но что там делать?

Я пожал плечами.

– Просто смотреть на звезды.

Десятник, решив, что все понял, дал совет:

– Это лучше из башен магов делать. Там у них и небо от туч посвободнее благодаря магии, и инструменты нужные есть.

– Не, я лучше отсюда. Не стесню?

– Там пусто. Стража – в «гнездах», а в них, уж прости, тебя не пустят.

Я кивнул и, поблагодарив стражника, пошел к лесенке.

Башня была массивной, высокой и без укрывающей от дождя верхнюю площадку крыши. Принеся из спальни одеяло и подушку, я расположился прямо на толстых досках и, закинув руки за голову, уставился в небо.

Пожалуй, это было ничуть не хуже пляжа.

40

Итак, что же выбрать – силу или все-таки ловкость?

Я еще раз открыл меню характеристик:

«Влад, воин храмовой стражи.

Класс: паладин Амалы Исцеляющей, 37-й уровень

Параметры:

Жизнь – 1056

Мана – 278

Общие характеристики:

Сила – 48

Выносливость – 40

Ловкость – 20

Интеллект – 26

Свободных очков – 20

Характеристики класса:

Вера – 7

Репутация – 392

Параметры класса:

Сила атаки – 63

Сила магии – 36

Защита – 34

Модификация опыта – 45%

Вторичные характеристики:

Внимательность – 20

Живучесть – 8

Точность – 1

Мудрость – 20

Мощь – 7

Внеклассовые умения – удар щитом (1 ранг)».

За последние десять уровней я не вкладывал в повышение характеристик ни одного очка, обходясь тем, что давала медленно, но все-таки растущая вера. Читерный стат, если подумать, всего единица, повышает и урон, и лечение на десять процентов! Сейчас-то уже как полезно, а что будет на сотом и выше уровнях? Приходится признать, что паладины – это класс, заточенный под топовых игроков. Но накопившиеся в результате очки надо было на что-то потратить. Или оставить? Сила? Или купить меч получше, на базаре? Недавно слышал, заточки плюс три появились. Или в ловкость вложиться? Но опять же я не декс-танк, я латник поддержки, «помог-прикрыл-подлечил». Хотя на этих уровнях я все больше похожу на мейн-дамагера, за счет вирта и опять же веры, удваивающих возможности паладина.

Надо ли вообще выбирать?

Последние три недели я сидел на туманках, сходил в пресловутые «Негринские катакомбы», где был на подхвате у сыгранной группы. Пару раз меня убивали ПК, скорее всего, просто наугад выбиравшие жертву, один раз меня целенаправленно хантили, прикончив четыре раза подряд, пришлось сначала отсиживаться в храме, а затем нанять-таки следопыта восьмидесятого уровня, пришедшего в город с караваном. Следопыт вычислил нычки, где трое наемников ждали меня, затем под «Пологом листвы» провел меня к ним за спину, и я смог за счет неожиданности нападения сразу положить одного, наполовину слить другого, заставив его убежать, а затем две минуты дрался с третьим, имевшим гораздо больший, чем у меня, опыт сражения с игроками. Второй за это время доковылял почти до входа в подземелье, но я разогнал дорожку так, что снизу начали стучать по батарее (пришлось потом спускаться с извинениями), и успел-таки его догнать и прикончить. Следопыт все это время ржал, а потом сказал, что погоня паладина за бандитом с воплем «Во имя доброты – стой, сволочь!» станет новым мемом в Сети, и жалко, что он не сразу запись включил. Я решил на него не обижаться, так как получил кучу положительных эмоций, тридцать две серебряные монеты и побитый кинжал. Правда, следопыт за работу взял двадцать золотых, но оно того стоило!

65
{"b":"205027","o":1}