ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Особое условие
Повелитель льда
Королева брильянтов
В одно касание. Бизнес-стратегии Google, Apple, Facebook, Amazon и других корпораций
Ангелы-хранители
Пражское кладбище
Прощальный фокус
Тайна таежной деревни
Немецкий дом
A
A

Вот теперь – все.

Хороший день. Интересный.

45

Долив в стакан сока, я поставил его рядом с двумя другими, с водкой, и накрыл куском чернушки. Лелик интересничал и спиртного не употреблял «принципиально», ну вот пусть в память для него сок стоит. Он парень был с юмором, так что не обидится.

Тускло живу. Четыре года назад я первый раз не поехал в этот день на кладбище, а сегодня, словно освободившись, даже не слушаю в записи новостей того дня, с объявлением о введении чрезвычайного положения. Нет необходимости. Сначала несешь это как камень на себе, потом камень растворяется в душе и, если повезет, перемалывается. Видно, из меня всю пыль тех лет наконец выбило.

В нашей компании я был самый горячий, даже смешно вспомнить, в какой-то момент по дурацкому поводу послал всех к черту и рванул в военкомат. Два года в армии, не самое плохое место, как оказалось, особенно в то время. Бывало и хуже. Бывало намного хуже. А ребята через месяц влипли на очередной акции протеста, посоветовались с адвокатом, нанятым родителями, и получили срок условно. С началом «веселого года» были переведены в социальное гражданство и отправлены на поселение, где и сгинули, только общая могила осталась. Кто же знал? Хорошо, они тогда Нинку смогли отмазать, она меня из армии дождалась… хотя толку-то. Меняет время людей, меняет. Хотя какое, к черту, «меняет»: как раньше кидался во все авантюры, так и сейчас лезу куда ни попадя.

Так, что у меня на сегодня в списке? Надо проверить канализацию – должен же быть выход из города у контрабандистов? Может, придумать квест на поиск их секретного прохода? А то городские стены обложили прочно, не вылезти. Или попробовать в караван записаться?

От мыслей о побеге из Адара меня отвлек звонок.

– Алло? Привет, Вить. Свободный, как ветер. Да? Легко. Через час… хорошо, я подъеду.

Положив трубку, я улыбнулся и покачал головой.

Год назад был Андрюха, которому срочно понадобилось разобраться с контрактом на поставку нового оборудования в его лабораторию, а в позапрошлом году Оборотень додумался прислать на фирму молодого парнишку с проверкой. Бигбоссу потом «скорую» пришлось вызывать, расслабился он за мирные года. Ну, да ничего, пусть его, здоровее будет.

Шкаф, антикварный, с виньетками, бронзулетками и прочими художественными излишествами, мы таскали по квартире друга минут пятнадцать. Грузом лет проклятую мебель слишком плотно придавило к земле, пришлось придумывать «носки» под ножки, а в паре мест паркет все-таки был поцарапан, под страдальческий стон Витьки. Наконец все закончилось, трехстворчатое чудище заняло отведенное ему на семейном совете место, и мы, усталые, но довольные, уползли на кухню, отпиваться чаем.

– Вить, ты что такой грустный?

– Мм? Вчера с работы прибежал, на часок прилег поспать, а потом к мужику одному поехал, ты его не знаешь. Захожу, здороваюсь, снимаю шапку, а милые детки, как оказалось, любимому папке на лоб наклеек от мандаринов налепили. В маму пошли, у нее тоже художественный вкус на высоте.

Не выдержав, я захихикал, и Витька с укоризной на меня уставился.

– И что?

– Мужик посмеялся, у него такая же фигня была. Разговорились, хорошо вышло, сам не ожидал.

– А грустный-то чего? Боишься, что в следующий раз они тебе голову отпилят и на тумбочку положат?

– Ну что ты! Они у меня хорошо воспитаны, если отрежут, то обязательно в холодильник уберут.

– И ты узнаешь, выключается ли там свет, когда закрывают дверь!

– И я наконец высплюсь! Хотя бы так.

– Кстати, о жратве! – Вытащив из сумки пакет с печеньем, я протянул его другу. – Это твоим малолетним креативщикам.

Витька заглянул в пакет, принюхался и задумчиво протянул:

– Детям вредно много сладкого!

– В смысле – сам сожрешь, со спиногрызами даже не поделишься?

– Почему сам? Жену еще угощу!

– Валя же не любит печево с зернами, она больше сдобу уважает?

– Она сейчас все любит. От печенья до штукатурки.

– О как! Давай, зубодер, поднажми! Выполняй за нас демографический план, а мы морально поддержим!

– Вовка, тебе надо ресторан открывать. Людей кормить любишь, готовить умеешь!

– Да-а, я прямо представляю – большой зал, тяжелые бархатные портьеры, столы накрыты белоснежными скатертями. И я по этому залу гоняюсь за посетителем, посмевшим не похвалить мою стряпню.

– С ножом гоняешься?

– С половником. Большим, литра на два, черпаком с метровой ручкой.

– Это да, это на тебя похоже. А жаль, я бы туда жену водил, отдохнуть. А вообще…

– Что?

– Ты, Вов, изменился. В ноябре еще был прежний, а сейчас словно выздоровел.

Я задумался, пожал плечами.

– Я уже три месяца никуда не спешу, живу спокойно, развлекаюсь на всю катушку.

– Ты все еще в игрушку рубишься?

– Ну да. Там народ молодой, повращался среди них, отдохнул душой.

– Стар-ричок.

– От многодетного отца слышу. Как уволили, я аж на стенки лез, все хотелось что-то сделать. А потом побродил по игровому миру, с людьми поконтачил, с неписями.

– У тебя появились новые воображаемые друзья?

– Зря смеешься. Мир удивительно хорошо прорисован, просто люди ленятся на это смотреть. Смешные. Чуть задумаешься над последствиями, а все орут «ролеплейщик»; людям минимально поможешь, с прицелом на будущее, а они чуть ли не за воплощение добра принимают.

– Ясно с тобой все. Уже начал свергать очередное мировое зло?

– Хуже! Я там кое-какую лазеечку нашел, наверное, к новому патчу готовятся; юзаю, пока не закрыли.

– Читер!

– Ха. Но охотятся теперь за мной жестко. Третий день из города носу не высуну никак, сразу убивают. Всем хочется про багу узнать.

– Мазохист.

– Читер-мазохист! И мне это нравится.

– Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не курило.

– А давай со мной поиграешь? Отдохнешь, развеешься? Мне бы постоянный хил очень пригодился.

– А давай ты к отцу начальником отдела пойдешь? Ты бы сейчас очень пригодился!

– Все-все, иди на фиг, я только откинулся!

– Вот и играй!

– Играю. Но надоело, надо завязывать. Отдохнул – и хватит.

От Витьки я выскочил уже после полудня, засиделись под кухонные разговоры.

Интересно, а ведь сегодня рабочий день; это он под меня время высвободил? В своей зубодерне Витька хоть и главный, а все ж таки человек занятой, куда там мне. Беда с друзьями, истинное участие никак не отдарить, а ходить в должниках не люблю.

Ребята-ребята, что бы я без вас делал?

Дома, наскоро перекусив, я сразу кинулся в игру.

– Брат паладин? Могу я тебя попросить?

Я повернулся к священнику, стоявшему у врат в храм. Что-то новенькое, раньше он за мной не бегал, служку посылал. Не по чину ему, он же в этом храме главный.

– Конечно, все, что в моих силах. Что я могу сделать для храма?

– Скорее сделать для себя.

Совсем интересно.

– Прибыл гонец из столицы. К нам едет настоятель столичного храма со свитой.

Большая шишка, генерал ордена.

– Мне нужно его встретить?

– Нет. Он едет и к вам в том числе.

Я изобразил удивление, размышляя про себя о причинах. Неужели выполненный квест так повлиял?

– Поэтому я просил бы вас вечером быть в храме.

– Конечно. Нужно ли мне быть в казарме весь день?

– Нет, но если бы вы были вечером…

– Я буду.

– Хорошо.

Машинально, судя по выражению лица, благословив меня, священник повернулся и вошел в ворота.

Вот не было печали! Что это – сюжетная вставка? Похоже, что да. В «дозоре» до сих пор выковыривают и сдают в храм обломки доспехов, и, видимо, это как-то повлияло на расклад сил среди местных неписей. Если они получат столько вещей, хранящих силу прикосновения богини, то храм сильно поднимется во влиянии: вся сила жрецов идет от Амалы, больше силы – больше очищенных земель… а тут вдруг такой поток некогда запасенной божественной энергии. Хотя у меня уже были некоторые подозрения, что дело не только в силе.

76
{"b":"205027","o":1}