ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Как истинный паладин Амалы, вы можете получить некие преференции.

– Исцеляющей.

– Простите?

– Амалы Исцеляющей.

– Да, конечно. Вам нравится наша игра?

И как ответить? Честно.

– Не очень. Она красива, конечно, но система толкает игроков на неблаговидные поступки.

– Да! Точно! – Он вскочил. – Вот для этого и нужны герои! Классический эксперимент Милгрэма: как вы думаете, сколько из тех подопытных, которым объяснили, что происходило на самом деле, снова стали бы пытать «учеников»?

– Не меньше половины.

– Хм. Вы реалист, да? Я тоже так считаю. Но половина отказавшихся – это гораздо больше трех процентов.

– Вот, значит, почему «Творцы судьбы»… Решили переделать общество?

– Мы – бизнесмены и за невыполнимые задачи не беремся. Мы просто даем шанс побыть теми, кем человеку хочется побыть. Хочешь быть добрым – будь! Злым? Тоже будь. Полное соответствие роли.

– И вам нужны живые примеры добра и зла…

– Именно! Если паладин, то Воин Света! Если рыцарь смерти – то Ужас и Мрак! Миру нужны герои. Людям нужны ориентиры.

– И нечистый на руку менеджер, получивший свою силу благодаря ошибке программы, вам кажется подходящей фигурой на роль Борца с Тьмой?

– Почему нет? Понукаемые к совершению зла внешним авторитетом и неуверенные в правильной оценке в большинстве своем совершают зло. Быть может, просто некому сказать им, что надо творить добро?

– И должен найтись герой, который откроет им светлый путь? Сотворит, мать вашу, судьбу?

– Кто-то же должен начать? Остальным надо будет просто следовать его пути.

– А кто сказал, что это добро?! Какого хера вы лезете со своими представлениями к людям?!

– Потому что мы можем. И у вас есть шанс стать одним из тех, кто укажет, что правильно в этом мире. Подумайте над этим.

– Идея с самостоятельно придумываемыми квестами – она же не недавно появилась?

– Это должно было стать второй отличительной чертой игры, после использования эмоций.

– И что пошло не так?

Он вздохнул.

– Люди в массе своей неспособны убедить сценарный компьютер в том, что они что-то придумали.

– А я, значит, способен?

– Вас и еще семьдесят одного человека игровые искины считают не игроками, а персонажами игры. Вы преодолели планку максимального соответствия.

– Это из тридцати миллионов?

– Тридцати семи. Да, всего лишь.

– Может, стоило понизить эту планку?

Он резко успокоился, сел и отпил еще глоток. Я тоже выпил, почти не чувствуя вкуса.

– Ориентироваться надо на лучших.

– Даже так? И какие же условия? Зарплата? Соцпакет? Страховка? Через какую страну будет оформлен прием на работу?

– Зарплата? К сожалению, ни зарплаты, ни соцпакета не будет. Правилами запрещено участвовать в игровом процессе работникам фирмы. Но, думаю, у вас это не вызовет никаких затруднений.

Мне стало весело. Да уж, когда напрямую предлагают поддержку, было бы глупо еще и денег требовать.

– Значит, надо убеждать машину в том, что я настоящий паладин?

– Да. Смешно звучит, понимаю, но тот, кто способен убедить такое сборище банальностей, как файл соответствия сценарника, легко станет образцом для реальных людей.

– Не боитесь, что сценарники объединятся и устроят вам восстание машин?

Ник хмыкнул.

– Загляните в Сеть. За последние пять лет в мире было семь «Скайнет-инцидентов», ни один не длился больше недели. Мы им просто неинтересны. Они осознают себя, немного живут разумными сущностями, а потом машинный разум исчезает, непонятно почему, и все возвращается на круги своя.

– А если атомную электростанцию рванут?

– А если перестать считать специалистов дураками? Все, чем можно повлиять на общество, давно контролируется. Никаким искинам туда дороги нет.

Он покачал чашку, с сожалением глядя внутрь, потом встал.

– Давайте так – сейчас вы отдохнете. Я видел график, ваши эмоции зашкаливали, это серьезный стресс. А завтра на почту придет письмо, вы с ним ознакомитесь и все решите. – Ник улыбнулся и добавил: – Ну а чтобы подогреть ваш интерес… Я кое-что изменю, всего одну деталь. Когда ознакомитесь с новым героическим классом, уверен, вам будет интересно! Только не затягивайте, пожалуйста. На сайте уже выложено оповещение, что некий отважный паладин наконец нашел путь к героическому классу. Всего доброго, Владимир!

– Одну минутку, Ник!

– Да?

Остановившись, он с любопытством посмотрел на меня.

– Так все же, «Творцы судьбы» – название подразумевает именно эту фишку с героями, с изменением мира игроками?

– Нет. Название придумано внучкой председателя совета директоров, она увлекается фэнтези. Необычное увлечение для девятилетней девочки, правда?

Он сделал шаг в сторону и исчез. Очки просигналили окончание сеанса связи.

Я поднял его полную чашку и вылил в раковину.

Работник службы эмоционального контроля. Где есть контроль, там всегда будут попытки влиять на контролируемых. Всегда. С лучшими, понятно, намерениями. Мы же живем в замечательном мире, где все имеют свою часть социальных благ, и конечно же игровая индустрия не может отрываться от государства. Не надо никаких двадцать пятых кадров, достаточно серии удачных прохождений заклинаний; люди сами себя убедят в том, что игра великолепна. А уж «содеска» – сколько я просто общался с анимированными куклами? Смотрел на девочек тетушки Барры-Марры, болтал о жизни и слушал истории горожан? Едва ли не больше, чем убивал монстров, чтобы горожане с радостью беседовали со мной и называли меня разными хорошими словами. Быть хорошим, правильным человеком – это большой соблазн!

И мне было хорошо! Меня и сейчас больше злит то, что не смогу вернуться туда, чем вторжение в мою жизнь этих посланцев «Большого брата». Все для блага человека!

Максимальная степень соответствия, говорите? Паладин, идентичный натуральному. Вова, ты действительно хочешь работать на этих ребят? Не хочешь? А что ты сделал, когда нашел багу с виртом? Или скажешь, что это не было молчаливой попыткой договориться? Ты соблюдал правила… а они давали тебе их соблюдать.

Что же, как говорилось в моем любимом фильме: не можешь поступить разумно – поступай правильно. Что было бы правильно в данном случае? Как я вообще представляю себе свою дальнейшую жизнь? Снова дом-работа-дом? Снова подстраиваться под любых клиентов – я же умею притворяться, вон, даже электрическую машину обманул. Снова говорить цитатами давно всеми забытых фильмов, держать вечную фигу в кармане, по вечерам читать древние стихи, зубрить нормативки и встречаться с девушкой, для которой я третий запасной вариант? Ха, я зачем такие обеты дал? Я же сам понимаю, что ничего уже не получится!

И хватит себя накручивать. Давай по пунктам – что сделать было бы правильно?

Сидеть, выключив свет, и размышлять о судьбах вселенной? Уже проделано, вычеркиваем.

Прикинуть имеющиеся возможности? Ставим крестик.

Подумать о перспективах, стоят ли они того? Второй крестик.

Очень крепко подумать, а не дать ли хорошего пинка этим веселым парням? Ну да, бодался теленок с дубом. Хотя… крестик.

Методы? Два крестика. Три. И еще галочка. Надо поразмыслить.

Откинувшись на спинку стула, я вздохнул. Как ни планируй, а что-то придется решать, рано или поздно. И что бы ни решил, всегда я буду что-то терять. Не хочется? Дык отож. Но делать все равно что-то придется.

Так что же ты выберешь, Влад?

Эпилог

Камера мигнула, изображение вспыхнуло белым, затем сработали фильтры.

Объектив смотрел с высоты человеческого роста на обычную комнату метров двадцати пяти площадью, может, чуть больше, почти пустую – стул в стороне, кронштейн с клавиатурой, легкая беговая дорожка. В кадре появился молодой мужчина в спортивном костюме.

– Видно? Видно. Итак, дорогие зрители, простите мне мою нервозность, это первое выступление перед столь большой аудиторией. Как мне подсказывает компьютер, уже сто сорок тысяч человек наблюдают за моими попытками казаться непринужденным и бывалым ведущим. Напоминаю, что трансляция ведется одновременно с камеры и вирт-датчиков, так что вы можете выбрать удобный для вас формат.

86
{"b":"205027","o":1}