ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ягода.Я это подтвердил.

Коммодов.У меня вопросов нет.

Защитник Брауде.Кому принадлежит сама идея смерти от болезни?

Ягода.Я сказал — Енукидзе.

Брауде.У меня вопросов больше нет.

Вышинский.Скажите, подсудимый Ягода, вы в своей преступной деятельности покрывали меньшевиков?

Ягода.Я не смогу вам ответить на этот вопрос.

Вышинский.Позвольте мне предъявить Ягоде его показания в томе 2, лист дела 135: «Вопрос: Вам предъявляется документ из материалов НКВД, в котором сообщается о меньшевистском центре за границей и об активной его работе в СССР»... Вы припоминаете этот факт?

Ягода.Да, я знаю, я только не смогу на это ответить здесь.

Вышинский....На этом документе в ноябре 1935 года наложена следующая резолюция: «Это давно не партия и возиться с ними не стоит». «Ответ: Да, эту резолюцию писал я...» И дальше ваше объяснение: ...«это только одно из проявлений того, как я оберегал от провала и отводил удар от меньшевиков, потому что они находились в контакте с правыми». Подтверждаете это?

Ягода.Да.

Вышинский.Значит, из этого можно сделать заключение, что правые были в контакте с меньшевиками в подпольной заговорщической работе и что вы покрывали эту их подпольную заговорщическую работу, отводили от них удар за ударом? Так?

Ягода.Показание мое правильно.

Вышинский.Следовательно, в вашей практике вы оберегали от провала меньшевиков? Правильно?

Ягода.Правильно.

Вышинский.Теперь скажите, пожалуйста, какова была роль, по вашим данным, подсудимых Рыкова и Бухарина в умерщвлении Алексея Максимовича Горького?

Ягода.Со слов Енукидзе я знал, что они принимали участие в обсуждении этого вопроса.

Вышинский.По поводу Рыкова мы этот вопрос выяснили. Рыков признал, что в разговоре с Енукидзе у них стоял вопрос о возможности террористического акта.

(Обращается к Бухарину). Я хочу вас спросить, подсудимый Бухарин, вам известно, какое было отношение Алексея Максимовича к Троцкому?

Бухарин.Резко отрицательное.

Вышинский.А вам известно, какое отношение было Троцкого к Алексею Максимовичу Горькому?

Бухарин.То же самое — резко отрицательное.

Вышинский.Подсудимый Бессонов, вы подтверждаете, что отношение Троцкого к Алексею Максимовичу Горькому было резко отрицательное?

Бессонов.Да, я подтверждаю.

Вышинский.На основании каких фактов?

Бессонов.На основании того, что высказал Троцкий в личном разговоре со мной.

Вышинский.Вы подтверждаете то, что вы показали на суде, что Троцкий передал через вас директиву о физическом уничтожении Горького?

Бессонов.Да, я передал это задание Троцкого Пятакову.

Вышинский.Вам известно, подсудимый Бухарин, что это враждебное отношение к Горькому имело место не только со стороны Троцкого, но и троцкистов?

Бухарин.Да, конечно, потому что Троцкий и троцкисты — это единая суть. Заговорщики подчинялись ему на военный манер. В 1935 году Томский мне сказал, что Троцкий готовит какую-то враждебную акцию или враждебный акт против Горького.

Вышинский.Он вам не сказал, почему троцкисты готовили эту враждебную акцию или акт против Горького?

Бухарин.Он этого не сказал. Он сказал, что это акция против «сталинца Горького», как защитника социалистического строительства вообще, сталинской партийной политики, в частности. Думаю, что здесь речь шла о том большом резонансе, который каждое слово

Алексея Максимовича имело на международной арене вообще, у интеллигенции, в частности.

Вышинский.Скажите, совершение враждебного акта над Горьким связывал ли Томский с вопросом о свержении Советского правительства?

Бухарин.По существу связывал.

Вышинский.Следовательно, вы знали, что идет речь о каком-то враждебном акте против Горького?

Бухарин.Да.

Вышинский.Когда говорят о враждебном акте, то можно разуметь и очень серьезные враждебные акты, вплоть до террористических?

Бухарин.Да, от выступления в печати или неприятного разговора до террористического акта — амплитуда колебания очень большая.

Вышинский.Не исключено, что именно тогда и шла речь о физическом устранении, об убийстве Горького?

Бухарин.Теперь я считаю, что это не исключено.

Председательствующий (к подсудимым). Вопросы к Ягоде у кого-либо имеются?

Рыков.Ягода упомянул здесь фамилию Винецкого, как человека, который являлся моим соучастником и связывал меня с кем-то. Я просил бы сказать, откуда это известно и кто такой Винецкий; знает ли Ягода об этом от самого Винецкого или из другого источника. Никаких инспекторов у меня лично не было.

Ягода.Винецкий — инспектор связи Наркомата Связи и одновременно инспектор связи в НКВД. Однажды он мне позвонил и сказал, что Рыков просит его свезти пакет к Николаевскому за границу, — может ли он его взять. Я сказал: переговорите с Рыковым; если он дает — возьмите. Отсюда я вижу, что Винецкий является связью между Николаевским и Рыковым.

ДОПРОС ПОДСУДИМОГО КРЮЧКОВА

Председательствующий.Подсудимый Крючков, поскольку вы подтвердили уже свои показания, данные на предварительном следствии, расскажите вкратце о ваших преступлениях.

Крючков.Я показания свои подтвердил полностью. Я предательски убил Максима Горького и его сына — Максима Пешкова. Оба убийства я совершил по указанию Ягоды и под влиянием его угроз.

Давая мне поручение убить Максима Пешкова, Ягода осведомил меня о предполагаемом государственном перевороте и о его, Ягоды, участии. Принимая это поручение, я стал участником контрреволюционной организации правых.

Я не могу скрыть перед судом, как это я показывал и на предварительном следствии, что мои личные интересы совпадали, переплетались с политической подкладкой этого преступления. В смерти Максима Пешкова я был лично заинтересован. Я полагал, что со смертью Максима Пешкова я останусь единственно близким человеком к Горькому, человеком, к которому может впоследствии перейти большое литературное наследство Горького, которое даст мне в дальнейшем средства и независимое положение.

С Ягодой я познакомился в 1928 году. Наиболее близкая связь установилась в 1931 году. В 1932 году мы стали встречаться чаще. Ягода часто разговаривал со мною, говорили мы об Алексее Максимовиче. Ягода выяснял и мои политические настроения. Я не верил в силы индустриализации страны, я не верил в коллективизацию страны.

В 1932 году в разговоре со мной Ягода часто намекал мне, что ему известно, что я живу довольно широко и трачу сравнительно большие средства на себя.

Вышинский.Откуда у вас эти средства были?

Крючков.Я растрачивал большие деньги Горького, пользуясь его полным доверием. И вот это поставило меня в какую-то зависимость перед Ягодой. Я боялся того, что он знает, что я трачу деньги и совершаю уголовное преступление. Ягода стал пользоваться мной, чтобы войти в дом к Горькому, стать ближе к Горькому. Я ему помогал во всем.

В начале 1933 года Ягода в один из разговоров со мной сказал, что Алексей Максимович может скоро умереть, что он стареет, что после смерти Алексея Максимовича распорядителем литературного наследства Горького останется сын Макс. Вы же привыкли, — говорит Ягода, — жить хорошо, а останетесь в доме в роли приживальщика. Это замечание Ягоды смутило меня, и мое смущение заметил Ягода. На этом разговор и кончился.

В 1933 году, кажется весной, как я уже сегодня показывал, Ягода снова возобновил этот разговор со мной и тогда прямо ставил вопрос об устранении, точнее сказать, об убийстве Максима Пешкова.

Он тогда говорил мне так: дело тут не в Максиме Пешкове, — необходимо уменьшить активность Горького, которая мешает «большим людям» — Рыкову, Бухарину, Каменеву, Зиновьеву. Разговор происходил в кабинете Ягоды. Он мне говорил также о контрреволюционном перевороте. Насколько я помню его слова, он говорил о том, что в СССР скоро будет новая власть, которая вполне будет отвечать моим политическим настроениям. Активность Горького стоит на пути государственного переворота, эту активность нужно уменьшить. «Вы знаете, как Алексей Максимович любит своего сына Максима. Из этой любви он черпает большие силы», — сказал он.

81
{"b":"207391","o":1}