ЛитМир - Электронная Библиотека

Операцию назначили на пятницу. Пендер, как обычно, всю ночь не сомкнул глаз. Перед выходом на дело его всегда била нервная дрожь, как в детстве под Рождество, в ожидании Санта-Клауса. Он метался и ворочался, мешая спать Мэри, а в три часа встал и отправился в соседнюю комнату. Сойер и Крот смотрели по кабелю боевик. Пендер тоже посмотрел немного, да так и уснул в кресле.

Утром они отогнали «форд» на парковку у станции и поставили под бок «лексусу», потом целый день из «тойоты» следили за Линн Уорнер, а затем вернулись в мотель. В одной из комнат все было готово для приема пленника. Мэри закрылась в ванной, репетируя свои слова перед зеркалом. Сойер решил вздремнуть, Крот включил телевизор.

В сумерках они снова поехали на станцию. Пока Мэри ждала на платформе, Пендер и Сойер сидели в минивэне, а Крот в «тойоте». Все были спокойны и сосредоточенны.

Без десяти семь прибыл поезд. Мэри засекла Уорнера, когда тот выходил из вагона, и пошла за ним. Пендер позвонил Кроту, который зажег фары. Это был условный сигнал для Мэри: «Мы тебя видим, все в порядке». А также сигнал о том, что точка невозврата пройдена.

Все прошло как по маслу. Они легко захватили Уорнера, привезли его в мотель и хорошенько запугали, чтобы не вздумал артачиться.

Уорнер позвонил жене. В конце концов, что такое шестьдесят кусков для эдакого богатея? Наверное, столько он держит в подвале в банке из-под джема – так, на мелкие расходы.

Линн Уорнер послушно привезла им выкуп, и к полудню в субботу деньги были у них, оставалась еще куча времени. Обошлось без полиции. На всякий случай Крот ехал следом на «тойоте».

Она приехала на своем черном «линкольне-навигаторе» одна, как ей велели, оставила сумку с деньгами, отъехала и стала ждать неподалеку. Когда позвонил Крот, Сойер и Пендер, в черных очках и шапках, закрывающих пол-лица, прыгнули в минивэн и рванули на место, чтобы забрать выкуп. Они лежали в сумке – прекрасные стопки потрепанных двадцаток. Пересчитав деньги, похитители вытолкнули Уорнера из минивэна, захлопнули дверь и скрылись в потоке машин.

Словом, все прошло без сучка без задоринки.

Линн Уорнер четко выполнила их распоряжения. Она даже не пыталась их преследовать. Крот, наблюдавший за ней, потом рассказывал, что она исполнила обычный ритуал: побежала к мужу, сорвала повязку, стала его обнимать и целовать, обливая слезами. Затем они поехали домой.

– О копах забудьте, – предупредил Пендер, – забудьте навсегда. Мы следим за вами, за вашим домом. Если вздумаете вызвать копов, можете сразу попрощаться с детишками.

В Расине, едва миновав границу штата, они разделили деньги. Двадцать штук Пендер сразу взял себе на покрытие расходов: «форд», аренда «тойоты», телефонные звонки, мотель, еда, бензин. Остаток поделили поровну – по десять штук каждому. Десять за Уорнера, десять из Канзас-Сити плюс еще двадцать пять, заработанных в сентябре, – словом, неплохая выдалась осень.

Минивэн бросили за каким-то складом в Уокигане, содрав с машины номера, которые затем вышвырнули в озеро Мичиган вместе с палеными телефонами. «Тойоту» вернули в прокат.

Потом они сидели в небольшом ресторане и думали, что им делать дальше.

– Может, на следующей неделе рванем в Милуоки? – предложил Крот. – Там наклевывается подходящий вариант.

– Милуоки совсем близко, – возразил Пендер, – сразу после Висконсина туда опасно ехать – нас могут выследить. Может, лучше в Миннеаполис? Только быстрее, пока не настала эта чертова зима. Потом через Детройт на юг – греться на солнышке.

– Хорошо было бы, – сказала Мэри. – Поедем во Флориду?

– В «Диснейленд»? – спросил Пендер. – Ты хочешь похитить Микки-Мауса?

– А что? Он ведь страшно богат, – заметил Крот. – Минни заплатит нам выкуп, и мы будем обеспечены на всю жизнь.

Пендер рассмеялся.

– Как насчет Флориды, Сойер?

– Давно мечтал покататься на серфе, – кивнул Сойер, отрываясь от тарелки с гигантской порцией съестного.

– За это нужно выпить. – Крот поднял бокал. Они выпили и принялись за еду. Каждый думал лишь о том, чтобы и в Миннеаполисе все сошло благополучно.

Когда тарелки опустели и им принесли счет, Пендер сказал:

– Сойер и Крот, вы, ребята, катите вечером в Миннесоту. Выберете неприметный мотельчик и ройте сеть. Ну а мы поедем поездом. – Он улыбнулся Мэри. – Завтра они встретят нас на станции. – Он вынул бумажник, чтобы расплатиться. – Мы отлично поработали, всем спасибо и до встречи в Миннесоте.

3

Кирк Стивенс взглянул на лежащее на земле тело и поежился. Подышал на озябшие пальцы, потер ладони и с тоской оглянулся – ярдах в тридцати поодаль, скрытый в тени, стоял его «чероки». Снова поежился, косясь на тело, а затем на грузовик «петербилт» – в открытую кабину заглянул коротко стриженный щуплый молодой человек, помощник шерифа.

– И зачем вас сюда вызвали, – пробурчал тот. – Будто мы сами не справимся.

Стивенс присел на корточки, чтобы лучше рассмотреть убитого.

– Я понятия не имею.

Убитый был очень молод, почти ребенок, в кепке «Миннесота Твинс», сдвинутой козырьком набок, и толстом пуховике защитного цвета. Его грудь представляла собой месиво из крови, гусиного пуха и картечи. Рядом валялся девятимиллиметровый пистолет.

– Как по-вашему, что здесь произошло? – поинтересовался помощник шерифа, подпирая плечом дверь.

Стивенс поднял голову, молча посмотрел на него, на грузовик, сине-красный в сиянии полицейских мигалок. Кроме грузовика и патрульной машины, на заправочной станции был только его джип, но за деревьями по федеральной трассе то и дело проносились машины с горящими фарами, двигаясь на север в Сент-Пол.

Водитель грузовика накормил мальчишку ужином из горячего свинца и сбежал и, видно, в спешке забыл захлопнуть дверь кабины.

– Я могу вам сказать, что произошло, – продолжал помощник. – Этот малолетка попытался очистить грузовик. Водитель его пристрелил, а потом испугался и дал деру на чужой машине – на тачке этого парня. Как вам это? Правдоподобно?

– Может быть, – пробормотал Стивенс.

Помощник фыркнул:

– Так все и было! Это же ясно как дважды два! На кой здесь следователь из управления?

Стивенс не нашелся с ответом. Когда мышцы заныли от сидения на корточках, он поднялся.

Они смотрели фильм – хороший фильм. В кои-то веки он собрался посидеть у экрана с Нэнси и детьми, и тут раздался звонок. Злая удача выгнала его ночью на мороз и заставила тащиться за шестьдесят миль от дома в компании этого самоуверенного молокососа, когда так хотелось отдохнуть и расслабиться!

Что ж, такова жизнь служащего управления уголовной полиции. Пятнадцать лет назад Стивенс был городским копом. Пять лет патрулировал улицы в Дулуте, а потом решил, что с него хватит. Он устал собирать трупы бездомных, ловить наркоманов, карманников, магазинных воров, ему до смерти надоело это мелкое хулиганство, вызванное скукой или отчаянием. Когда ему предложили перейти в управление уголовной полиции с переводом в Сент-Пол, он согласился и ни разу не пожалел о своем решении. Однако в последнее время служащие погрязли в бумажной работе и бытовых убийствах. В среднем по штату набиралось два трупа в месяц – с некоторых пор грабежи, разборки наркодилеров, семейные ссоры приобрели небывалую жестокость. В общем, его работа была не из тех, благодаря которым мир меняется к лучшему.

Стивенс решил осмотреть место преступления. Сначала заглянул в кабину – обшивка изрешечена пулями, пробитое зеркало болтается на одном шурупе. Он обогнул грузовик, по пути заглянул в кузов, где темнели развалы DVD-проигрывателей в картонных коробках, и остановился у пассажирской двери. Этой стороной грузовик был обращен к лесополосе, и сюда не проникал свет патрульной машины. Стивенс протянул руку, чтобы открыть дверцу, но тут же отпрянул и позвал своего напарника. Тот прибежал с фонарем:

– Что такое?

– Ну-ка, посветите, – велел ему Стивенс, указывая на асфальтовую дорожку, ведущую в кусты.

2
{"b":"207882","o":1}