ЛитМир - Электронная Библиотека

Крот указал в окно, принуждая Пендера вернуться к реальности. Из двери офиса «Норд стар» вышел плотный мужчина средних лет и быстро зашагал в их сторону.

– Наш клиент.

Пендер сверил его внешность с фотографией на экране ноутбука. Те же бульдожьи щеки, залысины, отвисшее брюхо, помятый галстук. Шагает с видом человека, который не привык тратить время попусту.

– Да, это он, – Пендер открыл дверь, – идем прогуляемся.

5

В следующую пятницу они взяли Терри Харпера. Это произошло в одном квартале от его дома, когда он пешком возвращался с работы. Харпер вздумал сопротивляться – визжал как резаный, прокусил руку здоровяку Сойеру, который с грязными ругательствами тащил свою добычу в минивэн.

В мотеле Сойеру сделали перевязку. Мэри взяла прокатную «хонду» и отправилась наблюдать за резиденцией Харперов, а Пендер произнес заготовленную речь. Он сказал, что пленнику развяжут руки и вынут кляп изо рта, если он пообещает хорошо себя вести.

Тот обещал. Как и прочие, он был подавлен своим положением и не поверил, когда ему объявили, что в виде выкупа требуют всего шестьдесят тысяч. Пендер набрал номер и прижал трубку к щеке Харпера.

– Всего шестьдесят тысяч, дорогая, – забормотал тот. – Приготовь деньги завтра с утра. – Он помолчал и покрутил головой по сторонам, хотя ничего не видел сквозь повязку. – Их трое или четверо, одна женщина, я, кажется, в какой-то квартире…

Ничего другого Харпер сказать не успел, потому что Сойер резким ударом по затылку оглушил его и сбросил на пол. Пендер скорее дал отбой, чтобы Сандра Харпер не догадалась, что происходит. Сойер, с перекошенным от гнева лицом, продолжал избивать заложника, а тот лежал, свернувшись калачиком на полу, всхлипывал и пытался спрятать голову между коленями.

– Я покажу тебе, как шутить со мной! – орал Сойер.

– Ладно, хватит уже. – Пендер тронул друга за плечо.

Сойер выпрямился. Посмотрел на Пендера, тяжело отдуваясь:

– Пусть знает!

Пендеру это не понравилось, но он понимал, что Сойер не мог поступить иначе. Харпер должен осознать, что имеет дело с профессионалами, и Сойер доходчиво, хотя и грубо ему это объяснил.

Здесь проявилось одно из качеств, пугавших Пендера. Мэтт Сойер бывал остроумным, оживленным, безумно смешным, у него была очаровательная улыбка и густой баритон, который заставлял млеть всех девушек в кампусе. Но если что-то становилось ему не по нраву, у него резко менялось настроение, он впадал в бешенство и пускал в ход кулаки. Так он предпочитал решать проблемы. Наверное, это шло из детства, от обиды на родителей – они развелись, когда Мэтт был подростком. Пендер встретил Сойера на первом курсе колледжа. Точнее, их знакомство состоялось в ночном портовом баре, где Сойер повздорил с целой компанией пьяных грузчиков, и, если бы не Пендер, сумевший успокоить его, неизвестно чем бы все закончилось. Зная его характер, Пендер все же надеялся, что в их деле он будет больше работать головой, чем кулаками, и что «красавцы» вроде Терри Харпера не часто будут попадаться на их пути.

Мэри звонила каждый час, докладывая обстановку. Она нарочно проехала дальше и остановилась через два дома. Периодически она выбиралась на прогулку по окрестностям, чтобы убедиться, что Сара Харпер не откалывает шуток в духе своего мужа.

Мэри сообщала, что до часу ночи в доме горел свет. Последним погасло окно на втором этаже. До рассвета она несла дежурство – притаилась на переднем сиденье, слушая тихий рок и перезваниваясь с Пендером.

Пендер в любом случае не мог уснуть, если Мэри не было рядом, – не находил себе места: бегал по комнате, переключал каналы. А Терри Харпер, ворочавшийся на второй кровати при малейшем шуме, издавал стон.

– Вы всю ночь не будете спать? – наконец поинтересовался он. – Я-то думал, что хотя бы высплюсь в виде утешения.

Пендер остановился, посмотрел на Харпера:

– О’кей, я приглушу звук.

– Разрешите один вопрос? – Харпер поднял повязанную черной тряпицей голову. – Почему я? Я обычный человек.

Они все об этом спрашивают.

– Для меня ты особенный.

– Нет, серьезно – почему? И почему такая мелкая сумма?

– Не беспокойся об этом. Спи.

Харпер сел на кровати.

– Я догадываюсь. Вы полагаете, что отжать шестьдесят тысяч проще, чем шестьсот. Быстрее. Но знаете, что я вам скажу, приятель? За меня вы могли бы спокойно получить шестьсот.

– Засыпай, – велел Пендер. – Немедленно.

«Хорошо, что ребята его не слышали, – думал он, когда Харпер повернулся на бок и захрапел, точно тягач с прицепом. – Мы и без того ужасно рискуем».

* * *

Ничто так не беспокоило Артура Пендера, ничто так не лишало его сна, как страх, что они погорят от жадности. За себя он не боялся – его вполне удовлетворяла сумма шестьдесят тысяч. Он боялся, что со временем его друзьям наскучит кропотливо складывать мелочь в кубышку и они захотят грабить по-крупному.

Большинство из тех, кто идет на похищение, воспринимают свое первое дело как единственный и последний шанс. Они все охотятся за президентами крупных корпораций или поп-звездами, рассчитывая получить десять миллионов и исчезнуть. Один выстрел – и сразу в яблочко. Пендер презирал таких недоумков. Эти герои если чего и добиваются, то лишь всенародной известности. Полиция, ФБР, телекамеры, расследования, ловушки, погони, объявления на каждом столбе и под конец – тюрьма или электрический стул. Никому еще не удавалось обмануть систему.

Гораздо надежнее промышлять мелкими суммами. Словом, лучше меньше и чаще, да лучше. Таков метод Пендера. Ребята вроде Терри Харпера и Мартина Уорнера – вот их клиенты. Управленцы и коммерсанты средней руки, каких в стране десятки тысяч. Анонимные представители высшего класса, отцы семейств, которые мигом выплатят то немногое, что требуется, лишь бы их оставили в покое.

Их первой жертвой стал системный программист из Кремниевой долины, инженер-миллионер. Его подруга привезла выкуп на ярко-красном «феррари». Маркус Синклер, хвастун и выскочка в кедах за тысячу долларов и золотом «ролексе», прыщ и матерщинник с искусственным загаром. Для банды нищих студентов, привыкших перебиваться случайными заработками и сидевших на пустых макаронах, его сто тысяч были целым состоянием.

Потом, когда они брели вдоль бесконечного и безлюдного калифорнийского пляжа, Мэри обняла его и спросила, хватит ли им этих денег до пенсии, или, может, попробовать еще разок. Ее огромные глаза сияли так же ярко, как Тихий океан в лучах солнца.

Пендер удивился, хотя и сам задавал себе этот вопрос. Нет, он всегда знал, что они смогли бы зарабатывать похищением людей, но представлял себе это отвлеченно, скорее в мечтах. Они ведь договорились, что, получив выкуп, вернутся домой и станут искать нормальную работу. Он и не думал, что первый же криминальный опыт раззадорит Мэри не меньше, чем его самого.

– Ты это всерьез?

Она улыбнулась, опьяненная успехом, прекрасная в свете уходящего дня, и поцеловала его.

– Последний раз, и все.

– Ты ведь понимаешь, что нас посадят, это тяжкое преступление.

– Нет, не посадят, – возразила Мэри. – Нас не найдут. По большому счету, мы никому не делаем зла.

– Верно. Хотя этот Синклер мерзкий тип.

– И не говори, просто скотина. Мы выпустили его живым и невредимым. Что для него сотня штук?

– Да ничего, – кивнул Пендер. – И даже меньше, чем ничего.

– А для нас – состояние. – Она снова поцеловала его. В тот вечер Мэри была необыкновенно прекрасна. Никогда еще ее глаза так не светились и густая грива каштановых волос так красиво не падала на плечи. Но лучше всего была ее беспечная, лучезарная улыбка. «Это потому, что она сегодня счастлива», – догадался Пендер. Давно он не видел ее счастливой.

– Я не хочу возвращаться в Сиэтл, – призналась Мэри. – Пока не хочу. Я пока не решила, чем буду заниматься в жизни. Возьмем еще сотню тысяч, а там видно будет.

4
{"b":"207882","o":1}