ЛитМир - Электронная Библиотека

– Значит, так, учитель сказал, что Джей Джей будет заниматься математикой по коррекционной программе, пока не усвоит хотя бы деление в столбик.

– Деление в столбик, – пробурчал Стивенс, – мертвый язык. Кому оно сейчас нужно?

– Это значит, что после уроков он будет оставаться еще на час, в группе с мистером Дэвидсоном и другими детьми. Но это нестрашно, правда?

– Нормально. – Стивенс включил запись сначала и уставился на монитор компьютера. Вот Терренс Харпер сердито шагает к своей машине. Сандра Харпер, пригнувшись, освобождает место за рулем. Харпер открывает дверь, плюхается на сиденье и что-то кричит жене. Зажигаются фары, Харпер поправляет зеркало и медленно выезжает с парковки.

Что ж, мило. За день Стивенс успел просмотреть эту запись сто раз, если не больше. И лишь теперь он обратил внимание на маленький корейский седан, попавший в поле обзора камеры. Причем на какой-то миг автомобиль остановился точно под камерой, а затем двинулся следом за Харпером. Ему показалось, что и водитель мелькает в кадре.

– Дорогой?

– Что?

– Я говорю, Энди нужно забрать завтра после тренировки по волейболу.

– Понял. – Стивенс с бьющимся сердцем остановил запись.

– Ну и отлично.

– Слушай, я тебе перезвоню, ладно? Я тут обнаружил кое-что важное.

– Что ж, хорошо, – помолчав, вздохнула Нэнси. – Приезжай скорее.

Едва Нэнси положила трубку, Стивенс быстро вернул запись на то место, где появляется седан.

За рулем – белая женщина, молодая. Мутное изображение не позволяет рассмотреть ее черты, но волосы – ее волосы – копна темных кудрей, скрывающая плечи, лоб и половину лица.

11

Сэм Портер был не клиент, а чистое разочарование. Он совершенно не оправдал их надежд, вопреки тому, что имел большой дом, пару иномарок и блондинку жену – моложе мужа по меньшей мере на десять лет. Казалось, что он из тех нуворишей, что швыряют деньги без счета, лишь бы устранить проблему. Они думали, что он заплатит им шестьдесят кусков не моргнув глазом, потому что на следующий день легко отыграет их на бирже, да еще с процентами.

Они упустили из виду, что люди вроде Портера в ноябре уезжают погреться на Теркс и Кайкос.

В четверг утром он исчез. За день до операции. Крот вел наблюдение, сидя в машине у соседнего дома, и ждал, когда клиент поедет на работу. Тот задерживался. Крот объехал пару раз вокруг квартала, подумав, уж не пошел ли тот пешком, но это, конечно, было не так. Когда Крот вернулся, обе машины по-прежнему стояли на месте. Тогда он вспомнил, что и ребенок Портера не выходил из дому, хотя должен ехать в школу.

Без четверти десять все семейство – Портер, его жена и четырнадцатилетний сын – погрузились в «Мерседес SUV» и отчалили, а Крот на прокатном «шевроле-импала» сел им на хвост. Портеры ехали на юго-запад, в аэропорт. Там они поставили машину на долговременную стоянку и исчезли в терминале.

Крот в панике позвонил Пендеру. Пендер позвонил в офис и выяснил все у секретарши. Оказывается, семейство отправилось отдыхать в Вест-Индию на три недели – ну не мило ли? Счета Портера на время перешли в ведение Ховарда Бартли.

Пендер хотел было переключиться на Бартли, чтобы их усилия не пропали даром, но Крот, пошарив в сетях, узнал, что Бартли холостяк с серьезными долгами по кредитам, так что у них нет ни единого шанса получить за него выкуп.

Днем в мотеле «Супер 8» держали совет.

– Что будем делать? – спросил Пендер. – Что вы хотите теперь делать, ребята?

– Не беспокойся, – отвечал Крот, стуча по клавишам. – Я откопаю другого кандидата. Немного терпения.

– Мы можем бросить все и податься на юг, на каникулы.

Крот нахмурился:

– Ну уж нет. Какой смысл было тащиться в Детройт, если нам не оплатят даже проезд? А мотель? А прокат машины? Я не собираюсь тратить на это свою долю.

– А ты что думаешь, Мэри? – обратился Пендер к подруге.

Помолчав, она со вздохом подняла на него глаза:

– Надо попробовать.

– Ты уверена?

– Да. Возьмем деньги и свалим греться под солнышком.

Пендер задумался. Он почему-то надеялся, что она откажется. «Ненавижу эту суету, – думал он. – Нет ничего глупее, чем браться за похищение очертя голову». Но, подумав еще немного, он принялся мысленно переубеждать себя: «Мы закончим дело и поедем на пляж. Ничего особенного, не впервой». Банда ждала его решения. Он обвел их взглядом, расправил плечи и сказал, глядя через плечо Крота в компьютер:

– Ладно. Найди нам там еще кого-нибудь.

* * *

Дональд Бенетью, их очередной клиент, дался им нелегко.

Бенетью взяли в Бирмингеме, по дороге домой из ближайшего магазина, с двумя галлонами молока и свежим выпуском «Детройт фри пресс». Когда Мэри его окликнула, он живо обернулся, но, увидев Сойера и Пендера, тянущих к нему руки, отпрянул и дал стрекача.

Бенетью успел пробежать полквартала, прежде чем был схвачен и упрятан в фургон. Он молотил руками и ногами и во всю глотку ругался. Сойеру пришлось врезать ему в челюсть, чтобы он утихомирился и Пендер мог его связать и сунуть в рот кляп. И все-таки этот негодяй сумел изрядно подпортить Пендеру лицо.

– Да вы знаете, кто я? – орал он. – Да вы не знаете, кто я такой, суки!

Пендер и Сойер переглянулись. Они знали о Бенетью со слов Крота. Четыре арматурных завода приносят ему тридцать миллионов в год. Он ездит на седане «мерседес-бенц». Жена – Патрисия Бенетью, сорок лет, вице-президент по маркетингу в «Мотаун казино». У них трое сыновей, недвижимости на полтора миллиона и пара лимонов в банке. Словом, лучше клиента не бывает.

Однако лучшие клиенты не затевают драку, не бесятся, если похитители плохо с ними знакомы.

По возвращении в мотель они оставили Бенетью остыть, а Пендер отвел Крота в соседнюю комнату и спросил:

– Чего этот тип ведет себя как суперзвезда? Что еще мы должны о нем знать?

Крот пожал плечами:

– Думает, будто он пуп земли. Ничего особенного.

– Ты уверен?

– Ага, – улыбнулся Крот. – Все в порядке, босс. Делай свое дело.

Пендер на минуту задумался. И правда, этот говнюк злится, только и всего.

– Ладно, – кивнул Пендер и вернулся в комнату Бенетью.

Там он произнес свою стандартную речь, потребовав сто тысяч выкупа. Бенетью, без сомнения, богатенький прыщ, и лишние сорок кусков пригодятся им на будущей неделе во Флориде. Когда Пендер закончил, Бенетью рассмеялся ему в глаза:

– Хорошо говоришь, приятель! Да только ты не получишь ни гроша!

Сойер ударил его по лицу, но окровавленный Бенетью продолжал смеяться.

– Мы сейчас позвоним твоей жене и дадим тебе трубку, – объяснял Пендер. – Скажи ей, чтобы приготовила деньги.

– Подумай, кстати, что с ней будет, – прибавил Сойер, – с ней и с детьми.

– Пошел ты на хрен, – огрызнулся Бенетью, – о себе подумай. Если вы меня сейчас отпустите, то, может быть, останетесь живы.

Пендер взял телефон.

– Набираю номер.

– Последнее предупреждение. Только посмейте, и вам конец.

Сойер снова ударил его.

– Набирай номер.

Пендер набрал номер и сунул трубку к уху Бенетью. После нескольких гудков тот заговорил:

– Дорогая, меня похитили. Какие-то идиоты. Нет, я в порядке. Они хотят выкуп. Нет, послушай. Сто кусков. Да, всего-то. Дают двадцать четыре часа. Ты знаешь, что делать… Хорошо… Хорошо.

Пендер нажал отбой. Бенетью повернул к Сойеру окровавленное лицо и ухмыльнулся:

– Эта самая крупная ошибка в вашей жизни, козлы.

12

– Да, теперь-то я вспоминаю. Как это я мог ее забыть?

Агент Стивенс беседовал со служащим возле стойки «Ависа» в международном аэропорту Сент-Пол – Миннеаполис. Клерк едва не поседел от усилий, пытаясь вспомнить, о ком речь. Похожая по описанию девушка брала у него коричневую «хонду» в прошлый вторник.

Благодаря записи из «Макдоналдса» Стивенсу не составило труда вычислить контору, где был арендован автомобиль. Когда машина остановилась при выезде со стоянки, камера поймала номерные знаки, Стивенс разобрал их почти полностью. Остальное было делом техники. Вот если бы всегда так!

8
{"b":"207882","o":1}