ЛитМир - Электронная Библиотека

Андрэ Нортон

Магия Драконов

(Магические книги — 4)

Спрятанная драгоценность

Сиг Дортмунд пнул груду листьев в канаве, наблюдая за толпой, собравшейся на школьной автобусной остановке. Взрослые вперемешку с детьми. Среди них и несколько мальчишек его возраста. Ага, их только трое. Автобус отсюда отправляется по сдвоенному маршруту — и в начальную школу, и в среднюю — так что придется уезжать рано утром, а возвращаться домой, когда уже слишком поздно выходить на улицу. Да, ему предстоит просто чудесный год! И мальчик еще сильнее пнул кучу листьев.

Он попытался искоса рассмотреть трех сверстников, чтобы те не заметили, что он разглядывает их. Так, он узнал того, что поменьше. Он в прошлом году ходил с ним на уроки по общественным наукам. Как же его имя? Арти… Арти Джоунс. А не стоит ли поздороваться: «Эй, привет, Арти»?

Арти Джоунс прикусил нижнюю губу. Что за толкотня! Вся эта малышня только и может, что толкаться и вопить. Любой оглохнет, прежде чем закончит начальную школу. И только подумайте, с кем ему придется сидеть рядом! Вон тот высокий паренек — он видел его в последнюю четверть, но тогда он, несомненно, не был таким высоким. Или взять того китайца у стены. Мама все знает о нем. Она рассказывала о его семье вчера за ужином. О том, как мистер Стивенс был во Вьетнаме и попал в Гонконг. Там он случайно натолкнулся на этого Кима в приюте для сирот и решил усыновить его. Стивенсам пришлось долго ждать, пока его не отдали им, и они вынуждены были даже привлечь к этому делу губернатора. Но на вид нельзя сказать, чтобы он стоил всех этих хлопот. Правда, говорят, в школе он отличник. Конечно, Стивенсы будут хвастаться им после всех этих хлопот, когда они забирали его. Ничего себе — ему, любителю поразвлечься, ехать с таким!

Ким Стивенс крепко сжимал свой портфель. Вокруг только шум и суматоха! Он сыт по горло этим шумом, его всегда, с тех пор, как помнит себя, окружали толпы людей. Гонконг настолько переполнен людьми, что там живут чуть ли на головах друг у друга. А здесь все по-другому. То был его народ, и он знал, на кого похож. Но последний год, проведенный здесь, был совсем другим. Отец отправил его в школу. Да, сначала он чувствовал себя странно, но позднее познакомился с Джеймсом Фонгом и Сэмом Льюисом. Он бросил взгляд на высокого темного мальчика, прислонившегося к стене старого дома. Тот вел себя так, словно вокруг него никого не было, даже не замечая учеников второго класса, почти наступавших ему на ноги.

Рэс не прислушивался к шуму. Он должен сосредоточиться, как учил Чака: помнить и делать все правильно. Когда спрашивают, как его зовут, он больше не отвечает: «Джордж Браун», а просто: «Рэс». Подобно своему брату, который теперь зовет себя Чака, а не Ллойд, взяв имя в честь короля племени зулусов из Африки и отвергнув имя белого человека, данное ему в былые дни. Рэс означает «принц». Чака позволил ему самому выбрать это имя из предложенного списка. У Чаки были на то основания: у него волосы африканца и все такое.

Па и ма этого не понимают. Они придерживаются старых взглядов, что все должно быть так, как этого хотят белые, и следует держать рот на замке. Чака же живет сегодняшним днем. И Рэс не собирается позволять кому бы то ни было делать ему выговор за то, как он себя ведет. Так учит его Чака.

К углу стены прибило еще листьев, и Сиг прошелся по ним, специально вороша. Сзади располагался старый дом, который собирались вскоре снести. Ему хотелось сходить туда и взглянуть, это все-таки лучше, чем слоняться без дела в окружении ребят, которые даже не посмотрят на тебя, обрекая на одиночество на весь день. Но тут подошел автобус.

День, который начался безрадостно, ничего хорошего не принес и потом — иногда такое случается. В четыре часа Рэс снова развалился на сиденье в автобусе, возвращаясь домой. Создатель проблем, так? Он слышал болтовню старого Кифера. Но во всяком случае тот ни с кем не трепался, кроме Рэса. И не его вина, что об этом заговорил Бен Крейн. Бен… Тот, кого Чака, передразнивая белых, называет «Дядей Томом». Возможно, Чаке удастся забрать Рэса из этой чертовой школы туда, где учатся африканцы. Никто не поехал рядом с ним. Он хмуро уставился на сиденье перед собой.

Ким сидел неподвижно, положив портфель на колени. Почему этот мальчик не захотел говорить учителю свое имя? И что это за имя такое — Рэс? Он просто ничего так и не понял в этой новой школе. Она слишком большая, и тебя все время подгоняют. Голова у него разболелась. Он не принадлежит этому миру. Отважится ли он сказать это папе, чтобы тот отправил его обратно?

Арти шаркал ногами по полу автобуса. Он как следует использовал сегодня глаза и уши, это точно. Грег Росс — заводила их класса, футболист, и он принял деятельное участие в выборах в школьный совет, об этом говорил классный учитель. Нужно только попасть в команду Грега — и тогда не будет никаких проблем. Плохо, что он невысок ростом и легковат для футбола. Но он каким-нибудь образом еще покажет себя Грегу. Нужно приложить все усилия, чтобы сделать это и оказаться в его окружении: вне его — ты никто.

Сиг, сидевший рядом с Арти, вдруг спросил себя, о чем он сейчас думает. А думал он о трех парнях, что живут по соседству. Конечно, Арти не очень-то приветлив, но вряд ли бы он мог сказать что-либо большее и о тех двоих. Школа-то очень большая. Можно заблудиться. Арти на уроках социологии и математики стремился сесть поближе к Грегу Россу, словно хотел, чтобы Росс его заметил. А этот Рэс… умалчивает о своем настоящем имени. Да, веди себя как чудак, и тогда уж точно у тебя возникнут настоящие проблемы.

А другой паренек… откуда у него такая фамилия — Стивенс? Он же китаец или откуда-то из тех краев. На двух уроках он просидел, словно набрал в рот воды. Ведет себя так, будто боится собственной тени. И, конечно, станет обузой всем, если весь год будет избегать своих ровесников.

Когда автобус завернул за угол, чтобы высадить их на остановке, Сиг заметил кое-какие изменения. Ворота, окружавшие старый дом, исчезли, кустарники внутри были сломаны, словно по ним проехался грузовик. Он слышал, что этот дом собираются снести и сделать на его месте автостоянку.

Сиг пропустил первую группу детворы, гурьбой вывалившуюся на улицу. Ему казалось, что в доме водятся привидения. Мальчик помнил, что там долгое время жил какой-то старик. Он не продал дом, даже когда ему предложили кучу денег. Тоже какой-то чудак, как сказал отец: жил в других странах и выкапывал из земли древние кости и вещи, которые остались от людей, канувших в вечность.

В прошлом году, когда их класс, еще в той, другой школе, ходил на экскурсию в музей, мисс Коллинз показывала им экспонаты в египетском и китайском залах, которые этот старик подарил городу. И когда он умер, ему была посвящена в газете большая статья. Мама прочитала ее вслух. Ее статья заинтересовала, потому что она знала миссис Чандлер, которая одно время убирала в том доме. Однако некоторые комнаты старик держал запертыми, и уборщица так ни разу и не увидела, что там находится.

Что же там было? Может быть, драгоценности… вещи, которые старик нашел в древних гробницах или в подобных местах? Что же случилось с ними после его смерти? Неужели их все забрали в музей?

Сиг, переминаясь с одной ноги на другую, постоял у внутренней стороны стены на въезде во двор. Ему бы не хотелось приходить сюда после наступления темноты. Но как насчет тех запертых комнат? Что если они все еще закрыты и все забыли о них? Что если удастся проникнуть внутрь и действительно обнаружить…

По спине Сига пробежали мурашки. Ведь можно найти клад драгоценностей! А тогда можно будет купить велосипед или настоящий бейсбольный мяч и биту… Список вещей, которые он мечтает когда-нибудь приобрести, внушителен. И если у него появится хоть что-нибудь из этого списка, то можно держать пари: ребята заметят его даже в такой огромной школе, как школа Энтони Вейна! Найти драгоценности!

1
{"b":"20864","o":1}