ЛитМир - Электронная Библиотека

– Конечно, – кивнула Ольга Ивановна. – Разве я могу отпустить Леню одного?

– То есть еще раз уточняем условия. Иван Захарович покупает семье вашего сына двухкомнатную квартиру, и в дальнейшем что-то в тех местах должно быть названо именем вашего мужа. Что – предстоит еще решить. Как только документы на квартиру будут оформлены, вы называете, так сказать, адрес, и мы все отправляемся туда.

– Это было бы идеальным вариантом.

Мы очень тепло распрощались, и я обещала держать с Ольгой Ивановной связь. Было ясно, что все вопросы, связанные с предстоящим путешествием, нужно решать именно с ней, поскольку ее супруг оторван от жизни.

Глава 5

Следующей на повестке дня стояла встреча с одним из бывших коллег Бухарова, который продолжал работать все в том же научно-исследовательском институте, был кандидатом геолого-минералогических наук. У нашего главного редактора нашлась подруга, сестра которой когда-то тоже работала в этом институте (Питер – город маленький), но, к сожалению, Бухарова та не знала. Женщина подумала, к кому можно обратиться, сама позвонила Артему Владимировичу Вельчинскому и сказала, что известный криминальный репортер Юлия Смирнова желает пообщаться с кем-то, кто лично знал Бухарова. Господин Вельчинский ответил, что ему будет очень интересно со мной встретиться, так как ему есть что рассказать про бывшего коллегу.

Вельчинский оказался дамским угодником и обладателем весьма неординарной внешности. Терпеть не могу мужиков с серьгами в ушах и тем более с крашеными волосами! Да, Вельчинский очень следил за собой, благоухал приятным парфюмом, но… Это был не герой моего романа. Я знала, что ему пятьдесят шесть лет, но благодаря приложенным усилиям мужчина выглядел значительно моложе. Одет он был аккуратно, но не от Армани и не от Хьюго Босс. Беседовали мы в пустом кабинете (или освобожденном для нашей беседы), и на всем ее протяжении Вельчинский недовольно поглядывал на Пашку – вероятно, хотел остаться со мной наедине. Но такой возможности ему не представилось.

– Значит, вас интересует Бухаров, дорогая Юленька? Хм, Бухаров…

– Вы его хорошо помните?

– Я хорошо помню его пьяные дебоши. У нас ведь его даже звали не Бухаров, а Бухалов. Если бы не супруга, он бы сейчас не лекции в США читал, а в сырой земле давно лежал. Ольга Ивановна – героическая женщина. Посвятила себя мужу. Она и заставила его прекратить пить. Даже вместе с ним в проруби купалась!

– Зачем? – не поняла я.

– А многие завязавшие купались. Сейчас, к сожалению, клубы «моржей» приказали долго жить, а в советские времена действовали в разных частях города. Я лично знаю троих завязавших, которые пошли в «моржи», найдя в тех клубах единомышленников. Вместе-то легче бороться с недугом. Люди там сначала в баньке парились, на тренажерах занимались, а потом в прорубь окунались. Средство было более действенным, чем теперешние дорогие клиники и дорогие препараты.

– А правда, что начальник украл у Бухарова открытие?

Вельчинский расхохотался. Смеялся долго, даже слезы на глазах выступили.

– Он и к вам с этим заявлением пришел? Ну, я сегодня повеселю общих знакомых. Мало ему было Америки и Германии. Вы собираетесь выступить в его защиту?

– Пока я ничего не собираюсь, а только собираю информацию – со всех сторон. Я совершенно не знаю ситуацию и не разбираюсь в геологии, но моя начальница дала мне задание выяснить, что произошло с Бухаровым, который сегодня востребован за рубежом. Он пришел к нам в холдинг. Не факт, что я сделаю о нем какую-то передачу. Пока не могу ответить на ваш вопрос.

– А криминал тут где? – хитро посмотрел на меня Вельчинский. – Я же регулярно смотрю ваши передачи, Юленька. Если вы заинтересовались делом, должен быть труп, а не обиженный ученый. То есть Бухаров считает себя обиженным, но уволили его в свое время правильно – за очередной пьяный дебош. Его выходки и оскорбления всем надоели.

– А открытие?

– Да не делал Бухаров никакого открытия! Для открытия нужна долгая кропотливая работа, Леонид же Петрович на нее просто не способен. Вот его супруга – да, она могла бы сделать открытие, если бы глубоко занималась геологией. Мне жаль, что мы потеряли такого ученого, как она. Но Ольга Ивановна посвятила себя семье. Думаю, что посчитала своим долгом «отрабатывать» ленинградскую прописку. Она тянула и, как я понимаю, тянет на себе воз из Бухарова, сына, дочери, теперь еще и внуков, а до них были родители Бухарова. Святая женщина! То, что Бухаров сейчас читает лекции в зарубежных университетах, – заслуга Ольги Ивановны, и только Ольги Ивановны. Я на сто процентов уверен, что все организовала именно она. Леонид Петрович должен ее на руках носить и ноги ей целовать. Ни одна из моих четырех жен… Ах, не будем о грустном!

– Что все-таки имеет в виду Бухаров, когда говорит, что начальник украл у него открытие? – не отставала я. Уж если мне нужно собрать информацию, присосусь, как пиявка! Я же упрямая!

– Была у него одна идейка разумная, – признал Вельчинский. – Но он не мог, да и не хотел ее разрабатывать. До ума не мог довести!

– И идейка была использована другим человеком? – уточнила я.

– Вместе со многими другими разумными мыслями. Поймите, Юленька: Бухарова уволили не из-за того, что кто-то хотел его обделить, а потому, что он достал всех своими пьянками. В пьяном виде он был кошмарен! Оскорблял людей, крыл матом так, что любой портовый грузчик позавидовал бы, не думая, с кем говорит, с мужчиной или женщиной.

– Насколько я поняла, теперь он не пьет?

– Вообще не пьет. Ольга Ивановна держит руку на пульсе. Она же с ним всюду ездит.

– И за границу?!

– А вы не знали? – удивился Вельчинский. – Да, он ставит такое условие приглашающим его организациям. Да все и так уже в курсе, что нужно звать и супругу. Я знаю одного математика с мировым именем из нашего же города, так он с мамой всюду ездит, та занимается бытовыми вопросами. Дай ей бог долгих лет жизни. А то знакомые за него боятся – что с ним будет, когда ее не станет. Ведь тут же может появиться какая-нибудь хищница, которая быстренько выставит его на улицу. Так что Бухарову с Ольгой Ивановной повезло невероятно. Она решает все вопросы, и не только бытовые. Леонид Петрович, можно сказать, лишь рот открывает.

– Но неужели в Америке все идиоты или тупые, как говорит сатирик Задорнов? Если Бухарова приглашают, он должен читать внятные специализированные лекции, которые не может прочитать местный специалист. На Западе очень хорошо умеют считать деньги…

– Так он же там в основном в политических программах выступает, – перебил меня Вельчинский.

– Где?!

– Так он же на Запад пролез как диссидент. Как я уже говорил, не сомневаюсь, что и тут заслуга Ольги Ивановны, которая выбрала правильный путь.

– Но ведь Бухаров – не беглый олигарх, не ущемленный представитель национальных меньшинств, и навряд ли кто-то хотел нарушить его право на свободу вероисповедания. Американцы-то как раз таких любят.

– Вы, вероятно, не в курсе, когда его понесло на Запад – в первой половине девяностых. Какой была «легенда», не скажу. Может, Ольга Ивановна сподобится. Наверняка использовала его увольнение за пьянку как попытку бездарей избавиться от талантливого ученого. Да что я вам объясняю? Тогда наши ученые туда валом валили – из самых разных областей. Кстати, правильно делали. Смогли бы они что-то сделать здесь? Очень сомневаюсь. Безденежье, куча проблем, которые игнорируют окопавшиеся у власти чиновники. Наш институт выживает только за счет иностранных грантов. Мы же сейчас работаем только по конкретным заказам. Заказчики зарубежные, не наши! Такое впечатление, что нашей стране вообще ничего не нужно! То есть не стране, а тем, кто у власти. Главное – хапнуть сегодня, а на будущие поколения плевать. Новых разработок не ведется, выезжаем на старом, на том, что было сделано в советские времена. Но скоро это все закончится. Оборудование развалится. Некоторые лаборатории оснащались ведь еще до перестройки. Наш директор – прекрасный менеджер. Он находит заказы и, соответственно, деньги. В частности, поэтому я тут и сижу. А кто мог – уехал. Работают за границей, потому что там, во-первых, деньги, во-вторых, людей ценят, у ученого высокий социальный статус, в-третьих, новейшее оборудование, в-четвертых, отсутствие бюрократических проволочек. Вы знаете, какая у нас бюрократия при продвижении открытий? А, например, в США количество чиновников от науки минимально. Я сейчас здесь только зарабатываю деньги на жизнь. К сожалению, не могу уже начать с нуля на Западе. Раньше нужно было. Но если в нашем институте и есть возможность заработать, то путей для самореализации нет.

7
{"b":"208706","o":1}