ЛитМир - Электронная Библиотека

Габриэлла Пирс

Парк-авеню, 665

Copyright © 2011 by Alloy Entertainment. All rights reserved.

© Фельдман Е., перевод, 2014

© ООО «Издательство АСТ»

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Глава 1

– Ну-ка, повертись.

Джейн Бойл послушно закружилась на месте, и юбка взметнулась возле ее ног ослепительным пожаром из зеленого шелка. Девушка вытянула шею, пытаясь разглядеть свое отражение в узком зеркале бутика, но понять, как она выглядит сзади, можно было только одним способом – непрестанно вертясь наподобие изумрудного фламинго. Вот поэтому, подумала она, и следует ходить по магазинам с друзьями. Особенно если цель покупки – произвести впечатление на мужчину, который даже не скрывает, что является большим любителем задних видов. Поиски подходящего платья лишили Джейн не одного обеденного часа на этой неделе, прежде чем к четвергу она наконец признала, что нуждается в помощи эксперта.

К счастью, в «Ателье Антуан» – фирме эксклюзивного архитектурного дизайна, где Джейн проработала последние два года, – также работала Элоди Дессе, мастер шопинга наивысшего разряда. Элоди отнеслась к намечающемуся роману подруги с таким же энтузиазмом, с которым обычно бралась за поиски Идеальных Босоножек с кристаллами Сваровски. Теперь она с видом знатока восседала на высоком стуле в примерочной tres chic и tres cher[1] бутика «Шелк и вино» и легкомысленно болтала длинными загорелыми ногами. Джейн вопросительно подняла бровь.

Помолчав, Элоди покачала головой.

– Оно слишком зеленое, – беспощадно заявила она со своим очаровательным французским акцентом и сунула подруге следующее платье – футляр бледно-лилового цвета.

– Я в нем замерзну, – проворчала Джейн и уже было собралась отложить платье в сторону, как вдруг заметила стальной отблеск в кофейных глазах Элоди. – А что, больше ничего нет?

Та решительно кивнула, тряхнув копной кудрявых черных волос. Джейн вернулась в отделанную золотом и мрамором примерочную. Из зеркала в витой раме на нее смотрело ее собственное растерянное отражение. На самом деле это была идея Элоди – пройтись по фешенебельным бутикам прямо у знаменитых Елисейских Полей. «Качество видно сразу», – заявляла подруга с такой уверенностью, что Джейн мало-помалу позволила себя уговорить. Тем более что Элоди в своем пальто из верблюжьей шерсти и замшевых туфлях Lacroix уж точно выглядела на миллион долларов.

Недостаток плана обнаружился почти сразу: Джейн могла позволить себе только вещи из прошлогодних коллекций – впрочем, в некоторых магазинах, куда ее затащила Элоди, и они были ей не по карману. Это влекло за собой неприятные последствия: на улице стояла середина декабря, а Джейн почему-то не воодушевляла мысль разгуливать по морозу в полупрозрачном платье на бретельках, которое могло сравниться по плотности с папиросной бумагой.

«Ну что ж, по крайней мере, в нем я буду соответствовать Малкольму», – безжалостно сказала она себе, просовывая голову в ворот платья – кажется, уже сотого по счету. Мысль о Малкольме тут же обдала жаром ее щеки – и некоторые другие части тела тоже.

Месяц назад Малкольм Доран выбил почву у нее из-под ног – причем в буквальном смысле, – когда они встретились на антикварном аукционе возле треснутой вазы пятого века. Джейн выискивала лакомые кусочки для своего первого личного клиента, мадам Годино, а Малкольм намеревался пополнить и без того огромную коллекцию живописи. Джейн потребовался всего один взгляд на этого высокого широкоплечего мужчину с русыми волосами и губами, словно созданными для поцелуев; влечение было мгновенным и непреодолимым. После аукциона Джейн задержалась на пронизывающем зимнем ветру, чтобы выкурить сигарету и, возможно, еще раз украдкой взглянуть на него. Сделав всего пару затяжек, пустившаяся было в наивные мечтания Джейн строго велела себе спуститься с небес на землю. И акцент, и визитная карточка Малкольма говорили об одном: он американец. Зачем бы он ни приехал во Францию – по делам или для развлечения, – надолго он здесь не задержится. А нужен ли ей случайный флирт?

Девушка кинула едва начатую сигарету на булыжную мостовую и с такой силой принялась давить ее черным сапожком Carel, словно хотела вместе с окурком растоптать и свое едва вспыхнувшее чувство. И тут каблук-шпилька хрустнул и сломался. Джейн пошатнулась, уже собираясь предельно неграциозно приземлиться на мостовую, как вдруг рядом возник Малкольм – златовласый, мускулистый, источающий какой-то восхитительный аромат – и спас ее от падения. Его темные глаза блеснули в свете лампы, но, разумеется, он был слишком галантен, чтобы открыто рассмеяться над неловкостью дамы.

– Моя машина припаркована в двух шагах, – произнес он завораживающим тягучим голосом, напомнившим Джейн кошачье урчание, и указал в конец улицы. – И я решительно намерен доставить вас домой – хотя бы в интересах безопасности других пешеходов.

Прежде чем девушка осознала происходящее, он с легкостью подхватил ее на руки и донес до дверей лимузина. А через пару минут она уже сидела в теплом, отделанном кожей салоне, и Малкольм протягивал ей бокал шампанского.

Элоди просунула голову в примерочную, и черные кудри взметнулись, словно пружинки.

– Выглядишь шикарно, – проворковала она. Джейн неохотно вернулась в суровую реальность, наполненную платьицами на рыбьем меху, заоблачными ценниками и неприветливыми продавщицами. Кассирша с первого взгляда определила, что Джейн не относится к ее обычной клиентуре, а потому даже не оторвалась от телефонного разговора, когда подруги переступили порог бутика. – Твой сексуальный американец не успеет понять, что стало причиной инфаркта.

– Хорошо бы, – призналась Джейн. – Тогда мы с ним будем квиты.

Разумеется, она не была новичком по части свиданий. В Париже невозможно быть фигуристой блондинкой двадцати четырех лет от роду и не получать пару миллионов приглашений от мужчин в день. Но до встречи с Малкольмом она даже не подозревала, что люди вкладывают в слово «химия». Сам воздух, который его окружал, казался обжигающим и пьянящим. Джейн дышала им – и не могла надышаться. Ее решение держать безопасную дистанцию пошло прахом уже через две минуты поездки в лимузине; та же судьба вскоре постигла решение держать хоть какую-нибудь дистанцию.

…А потом она осталась стоять на тротуаре, лимузин пару раз мигнул красными огнями и исчез за углом. Уличный фонарь погас, театрально выбросив сноп искр. Эта картина как нельзя лучше иллюстрировала расстроенные чувства Джейн.

«Интересно, что стало бы с городской электросетью, если бы мы не провели все последующие ночи вместе», – мрачно подумала девушка. У нее всегда были сложные отношения с техникой: лампы при ее приближении начинали мигать, компьютеры зависали, ксероксы принимались плеваться обрывками зажеванной бумаги, а поезда метро ломались именно тогда, когда Джейн куда-нибудь страшно торопилась. К счастью, роман с Малкольмом оказался абсолютно безоблачным. В течение трех недель они только и делали, что ели (по необходимости), спали (изредка) и более или менее непрерывно занимались любовью. Наконец Малкольм с сожалением объявил о неизбежной деловой поездке в Италию. Но сегодня он возвращался и предложил по этому поводу не набрасываться друг на друга, как обычно, а проявить выдержку и устроить хоть одно полноценное свидание. Для которого, разумеется, требовалось приличное платье.

вернуться

1

Очень роскошного и очень дорогого (фр.).

1
{"b":"208812","o":1}