ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оборотень Калди, руки и ноги которого по-прежнему были связаны цепями, с трудом доковылял до двери. Он почти упал на решетку, вделанную в дверь, просунув морду между прутьями. Луиза вздрогнула, увидев прямо перед собой глаза оборотня, сердце ее бешено колотилось, ноги были словно ватные. Она чувствовала запах зверя, видела его огромные острые зубы, желтые глаза, косматую, спутанную шерсть и слюнявую пасть. Оборотень смотрел на нее и рычал.

— Мистер Калди? — прошептала она. — Вы узнаете меня? Вы… вы в сознании?

Оборотень зарычал громче.

«Им не удалось! — подумала она в отчаянии. — Они уступили зверю! Это монстры, передо мной монстры!»

И все же, все же…

В этих горящих глазах было нечто, что приковывало к себе, что никак не походило на мрачный свет ярости и жажды разрушения, что-то почти человеческое. Сделав над собой усилие, она шагнула ближе и заглянула в желтые глаза оборотня. Чудовище тоже не спускало с нее взгляда, и она не могла избавиться от ощущения, что откуда-то изнутри, из глубины этих звериных глаз, на нее смотрел человек.

«Может, мне следует выпустить их, — подумала она. — Может быть, они все-таки в сознании и полностью контролируют себя, просто не могут мне об этом сказать. А вдруг, нет? Тогда, они, скорее всего, убьют меня, и это будет страшная смерть.

Нет. Получить пулю в затылок от руки собственного брата — вот это действительно страшная смерть! Так лучше умереть в мире с самой собой смертью, достойной христианки».

Она осторожно приблизилась к решетке.

— Мистер Калди, — тихо сказала она, — я знаю, что даже если сейчас вы с Клаудией контролируете себя, то, вполне возможно, что как только я вас выпущу, вы утратите этот контроль, наброситесь на меня и убьете. И все же я рискну, мистер Калди. Только прошу вас, дайте мне каким-нибудь образом знать, что мне стоит рисковать, что сейчас вы слышите и понимаете меня.

Оборотень попытался было что-то сказать, но отсутствие человеческого речевого аппарата, волчий язык и клыкастые челюсти делали это практически невозможным. Луиза ждала, задыхаясь от отвратительного звериного запаха, чувствуя на себе пронзительный взгляд желтых глаз, глядя, как густая слюна, стекая по косматому подбородку, капает на каменный пол.

И, наконец, из глотки оборотня вырвалось одно четко различимое слово:

— Бррррррааааааачеррррррр!

Почти не колеблясь, Луиза Невилл сорвала с решетки пучки борец-травы и вставила ключ в замок.

20

Фредерик Брачер считал, что ему крупно повезло когда Халл назначил его руководителем строительства учебного комплекса в Ред-Крике. Он мог заказывать любые материалы и оборудование, не отчитываясь перед Крейтоном Халлом за каждую мелочь. Так, например, для любой стройки нужно определенное количество бетона, и то, что он приобрел бетона намного больше, чем требовалось по плану, не вызвало у ревизоров никаких вопросов. И когда он приказал строительной бригаде вырыть яму размерами пятьдесят на пятьдесят футов и залить ее бетоном, рабочие лишь удивленно переглянулись, но ничего не сказали.

Что же касается самого Халла, то он знал лишь, что они с Брачером решили построить учебный комплекс для своих полувоенных формирований, который впоследствии можно будет использовать как лагерь для содержания неблагонадежных лиц, а также представителей низших рас. Разумеется, Брачер ни словом ни упомянул Халлу, что, предвидя успешное завершение проекта «Ликантроп», он и приказал построить эту бетонную яму для первого поколения ликанволков. Ведь он понятия не имел, когда можно будет ожидать плоды напряженной исследовательской работы Петры Левенштейн, и принесут ли эти исследования вообще какие-нибудь плоды. Но тем не менее, он верил в успех и поэтому сделал необходимые приготовления.

И вот теперь Брачер стоял на краю огромной ямы, глядя вниз на своих чудовищ, на творение рук своих, на пятнадцать новорожденных оборотней, и улыбался, наслаждаясь их злобным рычанием.

Конечно, поначалу затея с ямой казалась довольно рискованной, поскольку эти твари могли преодолевать в прыжке большую высоту, Калди наглядно продемонстрировал это в ту ночь, когда он вырвался из камеры в Центре «Халлтек». Но, как и предполагал капитан, расстояние в пятьдесят футов оказалось не под силу даже им. Они, разумеется, могли бы встать друг другу на плечи и так выбраться наверх, однако их скудный разум никогда бы не дошел до этого. Поэтому сейчас они могли рычать, выть и брызгать слюной сколько угодно — это было совершенно безопасно.

Брачер слегка наклонил голову, разглядывая оборотней. Они не были точной копией Калди, потому, наверно, что фермент был в растворе, а не в чистом виде. И ростом поменьше, и не так обильно покрыты шерстью, и мускулатура не такая внушительная, да и сутулятся они не очень сильно. «Ну, и потом, их можно убить, — напомнил он себе. — Это, правда, не так-то просто, но вполне выполнимо». Он снова улыбнулся.

Он стоял здесь уже несколько часов, наблюдая за существами, которые скоро должны будут вернуть белому человеку весь мир. Поодаль от него стоял, застыв в молчании «кнут» по имени Мэтт Чамберс. Сегодня утром Брачер назначил его своим новым адъютантом вместо Дуэйна Бриггса, который удостоился почетного повышения по службе, сделавшись командиром взвода первого поколения искусственных оборотней.

Оторвавшись, наконец, от невероятного зрелища, он повернулся к Чамберсу.

— Похоже на то, что у них здорово разгулялся аппетит. Не очень-то хороший из меня получается смотритель зоопарка. Что ж, иди и организуй ужин для наших крошек. Потом обойдешь вокруг лагеря, проверишь посты.

Чамберс ушел выполнять приказы, а Брачер еще некоторое время любовался злобными созданиями. Ему подумалось, что это гораздо увлекательнее, чем каждый раз связывать их цепями и отгораживаться от них какой-то дурацкой травой. «Нужно будет записать все ото на видеопленку и обязательно показать Халлу», — решил он.

Прошло несколько минут, и до его слуха донеслись вопли и плач. Оглянувшись, он увидел процессию, состоящую из тридцати «кнутов», которые вели пятнадцать пленников, во главе процессии вышагивал Чамберс. На четырнадцати пленниках вместо одежды были какие-то рваные лохмотья, а пятнадцатый был одет в сутану священника.

Брачер подошел к Джону Невиллу и широко улыбнулся.

— Ну что, старина, ты готов к встрече с Создателем?

Пастор плакал как ребенок.

— Нет Фредерик, пожалуйста, Фредерик, я прошу тебя, я…

— Ах, Джон, — сказал Брачер с напускным раздражением. — Перестань хныкать! — Он наклонил голову и принюхался, сморщив нос. — Похоже, ты наделал в штаны, грязный ты человечишко!

— Фредерик, умоляю, не надо…

Брачер сложил на груди руки и притворился серьезным.

— Стало быть, ты хочешь спасти свою жизнь, друг мой?

Невилл был уже на грани помешательства, и вместо вразумительного ответа он лишь слезно причитал:

— Не надо, Фредерик, не надо, пожалуйста…

Капитан махнул охранникам, и они отпустили пастора. Брачер положил руку ему на плечо и с деланным дружелюбием произнес:

— Вот что, Джон. Мы все-таки родственники, и я дам тебе шанс доказать, что ты еще чего-то стоишь.

— Что угодно, Фредерик, — с трудом выговорил Невилл, вытирая слезы, — что угодно, я сделаю все, только, пожалуйста, не надо, не надо…

— Джон! — рявкнул Брачер. — Возьми же себя в руки. Если ты хочешь показать, на что ты способен, прекрати этот детский лепет!

Сделав над собой усилие, Невилл постарался успокоиться и расслабиться. Брачер снисходительно похлопал его по спине.

— Вот и хорошо. А теперь пошли со мной.

Капитан подвел его к краю ямы, где двое «кнутов» держали бьющуюся в отчаянии молодую женщину-негритянку.

— Чтобы быть настоящим белым, — наставительным тоном произнес Брачер, — нужно прежде всего быть сильным. Ты должен уметь управлять своими эмоциями и беспрекословно выполнять приказы, какими бы они ни были. Только с таким отношением к делу мы очень скоро снова сможем стать хозяевами планеты.

70
{"b":"209616","o":1}