ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Резкий поворот в политике сразу же отразился на Южной Италии. Так как теперь отпала необходимость в предупредительном отношении к Византии, Карл использовал свой третий визит в Рим также и для того, чтобы изменить в свою пользу ситуацию на юге. Это означало конец независимости лангобардского герцога Арихиза Беневентского, который в последнее время величал себя принцем (princeps), чтобы этим повышением в титуле подчеркнуть свою самостоятельность. Теперь же, когда Карл подходил со своим войском, Арихиз даже не посмел подготовиться к сопротивлению. Он подчинился, чтобы сохранить свое герцогство, пусть даже и под франкским господством. Карл согласился, но в обмен на заложников. Среди них находился сын герцога Гримоальд, которого Карл освободил сразу же после смерти Арихиза и передал ему титул и права отца. Ему было достаточно того, что Беневенто вышло из византийской сферы влияния.

Византия оставалась державой, на фоне которой развивалась политика Карла, мерилом его власти. Эта власть укрепилась и расширилась в столкновениях с различными противниками, но свое окончательное подтверждение она нашла в противостоянии с Византией и признании византийским императором. Такого успеха Карл добился не без существенной помощи папы.

Росту могущества Карла Великого способствовала мудрая политика, проводимая им не только в Италии, но и по всем границам королевства и особенно на Востоке.

САКСОНСКАЯ ВОЙНА И САКСОНСКИЙ МИР

В те годы, когда Карл завоевал господство над Италией и укрепил его в неоднократных походах, он водил свое войско в Саксонию чаще, чем через Альпы. Битвы с большим соседним племенем, которые он вел на восточном фланге своего королевства, были упорнее и тяжелее, чем на юге. Сначала таких больших успехов, которые нуждались бы только в закреплении и расширении, там не было достигнуто. Власть франкского короля устанавливалась в Саксонии постепенно, этому процессу сопутствовала длительная череда побед и поражений, завоеваний и мятежей. Биограф Карла Эйнгард, подводя итоги более чем тридцатилетней войны, писал, что она была «самой затяжной, самой жестокой и самой напряженной из всех, которые когда-либо вел народ франков».

В 772 г., когда Карл предпринял свой первый поход на саксонцев, этого еще нельзя было предвидеть. Он перевел войска через восточную границу не для того, чтобы начать завоевательную войну. Карл, как его дед и отец, хотел лишь наказать саксонцев (которые с 741 г. нападали на франкские границы) и по возможности наиболее чувствительно, дабы они впредь вели себя спокойно. Поэтому, совершив прорыв из Вормса к саксонской центральной области энгров, он завоевал Эресбург (сейчас Обермарсбург-на-Димеле к югу от Падерборна), разрушил Ирминсуль, саксонскую святыню в виде деревянной колонны, которая, вероятно, символизировала сакральный ясень. Цель похода была достигнута. Карл вернулся назад, но оставил в Эресбурге франкский гарнизон, служивший той же цели, что и двенадцать заложников, которых он взял: гарантировать покорность саксонцев.

Но очень быстро обнаружилось, что саксонцы не испугались суровых рестрикций[24]. Во время первого итальянского похода Карла они восстали, разрушили ставший франкским Эресбург и опустошили гессенский плацдарм франков. Последствием этого стал очередной саксонский поход Карла в 775 г., на этот раз от Дюрена, но теперь целью была так называемая Везерская крепость. На пути был взят Сигибург (сейчас Хоенсбург) у Хагена в Руре, потом Брунисбург у Хекстера на Везере. Поход закончился покорением остфальцев, а вскоре и энгров.

И снова достигнутый результат продержался только до тех пор, пока Карл не задержался в Италии. После этого разгорается новый мятеж саксонцев, за ним последовал карательный поход Карла, во время которого он восстановил разрушенную крепость Эресбург, а на Липпе построил укрепленный замок, так называемый Карлсбург, следы которого пока не обнаружены.

Сражения становились все более и более жестокими, большого успеха не было, так как Карл всегда захватывал только отдельные группы и никогда — все племя. Это связано со специфической структурой саксонского племени. Саксонцы в отличие от других западногерманских народов не имели единой централизованной власти. У них не было ни короля, ни герцога, который сплотил бы племя под своей властью. Правда, один-единственный источник сообщает, что племя имело постоянный центр в Маркло на Везере, где регулярно проходили собрания, которые как сословно, так и территориально представляли всех саксонцев. Однако многое остается неизвестным: и история возникновения саксонского племени, и его своеобразная структура продолжают оставаться загадкой, несмотря на всю проведенную до сих пор исследовательскую работу. Карл Великий, во всяком случае, имел дело только с племенными группами вестфальцев, остфальцев и энгров, к которым вскоре добавилась четвертая группа — нордельбиры (нордальбинги). Они выступали как боевые союзы от всего племени, последнее же никогда не выступало против Карла как единое формирование (даже если учитывать, что франки все четыре группы объединяли под одним названием «саксонцев»).

Конечно, эта структурная особенность усложняла военные действия Карла, так как каждое достижение не только имело ограниченное воздействие, но и ставилось под вопрос из-за любого мятежа одной из соседних групп. Способ ведения войны был приведен в соответствие этому положению вещей. Так, целью первых походов всегда было завоевание, и разрушение крепостей. Доказано также, что франки строили новые крепости наряду с уже существующими. Насколько известно, это были огромные сооружения в стратегически важных местах, которые давали их владельцам возможность держать под контролем прилегающую территорию. Чем больше было захваченных крепостей, тем больше возрастали шансы покорить страну. Правда, для франков положение осложнялось тем, что их крепости всегда находились во враждебном окружении. Карл противопоставил этой опасности планирование больших строительных работ, которые начали еще его предки: он обезопасил главные пути с востока на юг укрепленными королевскими замками — пфальцами.

Эта форма противостояния наложила особый отпечаток на первую фазу саксонской войны. Но как только сражения ужесточились, постепенно изменилась и их цель. Вероятно, массовые крещения, о которых при Карле первый раз сообщается в 776 г., указывают на то, что речь шла уже не о карательных операциях против саксонцев, а об их покорении, о завоевании их племенной территории. Но сказать с определенностью об этом нельзя, потому что свидетельства массовых крещений можно найти еще в документах времен Пипина.

В 777 г. произошло событие, которое совершенно определенно доказывает новое отношение Карла к саксонцам: он провел новую Королевскую Курию на саксонской земле. Она заседала в Падерборне, который во времена Карла был важнейшим саксонским городом. На новую Курию первый раз были приглашены саксонцы. Это означало, что теперь Карл считал их своими подданными. Саксонцы явились, но, как отмечено в официальных королевских анналах, крупный вестфальский феодал Видукинд отсутствовал. Тогда как его земляки дали клятву верности франкскому королю и Христу, он предпочел искать убежища у датского короля.

В этом сообщении намечается противостояние следующего года: с одной стороны, Карл, который подчинил саксонцев и связал это с признанием ими Христа (нужно заметить, что основой его власти было совмещение верности королю и почитания Христа). С другой стороны — Видукинд, уклонившийся от этих обязательств. Это означало, что борьба, которую он намеревался вести, будет направлена против Карла и христианского Бога, то есть, целью ее будет сохранение саксонской свободы и древней веры отцов.

Начиная с первого упоминания о Видукинде в 777 г., хроники говорят о нем как о вожде саксонского сопротивления. Если более поздние источники называют его герцогом, то этим они задним числом приписывают ему то положение, которое он официально никогда не занимал: Видукинд был не герцогом, а крупным лидером, который, благодаря силе убеждения, стал признанным борцом за саксонскую свободу вне пределов проживания вестфальцев. Но какими бы скудными ни были сведения о Видукинде в источниках, не остается сомнения в том, что он был движущей силой непрерывно разгорающихся саксонских мятежей. При любом большом восстании всегда упоминается его имя. Таким образом, вторую и решающую фазу саксонской войны, с одной стороны, определял Видукинд, затевающий бесконечные мятежи, с другой же — Карл, проявляющий все большую жестокость.

вернуться

24

Рестрикции — ограничения в экономической сфере (Прим. ред.).

64
{"b":"211863","o":1}